Конкурс современной новеллы «СерНа»ЛИТОБЗОР

Групповой этап, Группа "A", раунд 1

Автор рецензии, судья: Галина Мальцева
Судейская субъективность, или как случается чудо


  

Групповой этап. 1-й раунд, группа «А».
Автор рецензии, судья: Галина Мальцева

Автор новеллы: Рудой Ирина /Каденская Ирина/
Название новеллы: «Спаси и сохрани»

 

Как всё-таки это получается? Пресловутая субъективность… Почему одни авторские интонации, один сюжет, одни слова — не трогают сердца, а другие, может быть, в чём-то несовершенные, задевают в тебе некие тайные струны, и… И — всё. Как писала Лидия Чуковская («В лаборатории редактора», не дословно), писатель — это такой же музыкант, но его единственный инструмент – это души читателей. Состоялось прикосновение к ним, раздался отзвук в сердце — только тогда и состоялось произведение.

Так вот, для меня рассказ Ирины Рудой — зазвучал. Точнее, он прозвучал во мне, задел, остался в памяти. Написан он простым, легким языком, читается быстро, но легкость эта кажущаяся. Ведь речь идет о вещах больных, тяжелых, понятных и известных каждому (дай Бог, если только понаслышке). Но кому может быть не знакомы боль и страх за близкого человека? Постоянная тревога в ожидании, которая выматывает еще хуже, чем само событие, которого боишься. Превращение этих страхов в реальность — черный сбывшийся сон.

И вот… Сигарета за сигаретой. Одиночество в наполненном мире. Всего-то несколько деталей, два-три мазка — и оживает картинка осени, город, живущий по своим законам, не желающий знать о твоей беде. Разум почти не фиксирует событий. Герой их едва замечает, только констатирует. Рябь на воде… Собака, потянувшаяся носом к пакету с больничной передачкой…

Как это получается у автора, не знаю — буквально пара абзацев, а вся история — уже живёт. Всё здесь на своих местах. Всё по-настоящему. И думает герой, и смотрит — так, как это делал бы каждый из нас. И от этого картинка становится реальной, а не нарисованной, и сердце у читателя сжимается от той же тревоги и предчувствия беды. Кажется, что ничего хорошего уже в жизни не будет. Читателю — кажется…

И вдруг…

Нет, это случается еще до этого «вдруг». Привязавшаяся мелодия, как это тоже буднично и банально... Слова только у мелодии хорошие, с надеждой слова, слова молитвы: «Спаси меня и сохрани». Герой-то и вовсе неверующий, судя по всему, ничего особенного слова эти ему пока не говорят. Ключевое слово здесь «пока».

И опять отвлекусь — читаю сейчас новую книгу Д.Гранина «Мой лейтенант». Там есть эпизод – в самом начале: бомбежка, первый налет. И герой, молодой парень, атеист, комсомолец, вдруг понимает, что истово молится — и слова-то взялись неизвестно откуда: «Господи, спаси и помилуй…» Слова эти приходят к человеку тогда, когда уже больше не на что и не на кого уповать. Ни на себя нет надежды, ни на врачей, ни на помощь чью-то извне. Тогда и вспоминаем про Него — про нашу последнюю инстанцию. А Он — не горд, он рад и такому нашему обращению.

И вот, возвращаюсь к рассказу. В жизни героя происходит чудо. Чем он его заслужил – остается за кадром. Скорее всего — ничем. Просто никакое обращение не остается Там не услышанным. А дальше — уже воля Божья. Но автор, как ни странно это кому-то покажется, очень последователен. Даже если в жизни это случается не всегда (не будем здесь обсуждать сложные причинно-следственные связи между молитвой и ответом на нее, да и не дано нам этого понять), хочется поблагодарить автора за эту наглядность, даже если она и придумана, и фантастична, но — логична в рамках задуманной идеи. Молитва — результат. И знаете что… Чудеса действительно случаются. Только не нельзя считать результат обязательным, переносить на отношения с Богом товарно-рыночные законы. На чудо ведь можно только надеяться.

Тут меня начинает мучить совесть. Почему же тогда в только что прочитанном рассказе «Истый звонарь» меня эта прямая причинно-следственная связь в отношениях с Творцом напрягла, хотя там никаких мистических чудес и не произошло, всё в рамках реальности. Может, потому, что там эта прямая связь между грехом и возмездием? А здесь — между молитвой и помощью? Но ведь сказочной, положа руку на сердце, помощью... Видимо, как раз та самая, необъяснимая, пресловутая субъективность, больше ничем оправдаться не могу…  Мне хочется верить в это чудо, и я в него верю. Хочется надеяться вместе с героем, и я надеюсь. Не здесь ли разгадка: в этом рассказе автору удалось сделать меня сопричастной страхам и надеждам героя, а в том — нет…

А была ли в герое эта надежда? Автор умалчивает. Может, и не было. Но, возможно, таков был его шанс — для полного внутреннего преображения. Всё это где-то за кадром осталось, но это всё объемно, возникло в пространстве, не нарисованном, но обозначенном автором. Герою уже никуда не деться, он поставлен перед фактом и уже никогда не сможет от этого отвернуться. А если сможет… но не будем о грустном. Рассказ-то ведь о надежде.

Да, да, всё понимаю. Читала много рассказов про такие мистические случаи. Очень похожих рассказов, и всё это — авторские фантазии. И не так уж совершенно идея воплощена, и много у нее слабых мест. Например, батюшка из старинного, давно не существующего монастыря не просто перенесен во времени ради героя (точнее, герой перенесен во времени ради этой встречи), но и оказывается вдобавок еще и пророком — видит в сердце героя, знает про его мать. Небольшая натяжка и перебор с чудесами? А… не факт.

Главным недостатком текста мне показалось другое — некая скомканность повествования сразу же после того, как герой покидает монастырь. Автор упускает (то ли не хочется трудиться над этим, то ли сам не знает, как выйти из ситуации) подробности дальнейших передвижений героя — как тот в итоге дошел до больницы? Старой дорогой, надо думать, судя по рекомендациям монаха. И в каком же виде предстала перед ним сама больница — старинный госпиталь? Современное здание? Как были одеты встреченные в ней люди? Видны ли остались монастырь, оградка, калитка — как только герой их обогнул?

То есть из сюжета выпадает важная для ощущения реальности происходящего информация: в какой момент герой снова оказался в настоящем? Автор оставляет читателя наедине с этой загадкой, хотя есть как минимум несколько коротких и не громоздких вариантов ее разрешения. Например, стоило герою выйти за калитку, сделать несколько шагов, как забор оборвался, и, оглянувшись, герой видит все ту же дорогу, без всяких признаков монастыря… Или… ну да не буду работать за автора — пусть поработает сам, если сочтет нужным. По крайней мере, автор должен сам это хорошо себе представлять, даже если и оставляет за кадром.

Кстати, удачно, что герой обращается в последующих поисках разгадки к интернету, а не к какой-нибудь древней старушке, помнящей прежние времена; и эта деталь тоже работает на правдивость сюжета. Конечно, итоги этого поиска предсказуемы, секретом для читателя не являются. Да и сюжета, который требуется как-то глубоко раскрывать, в новелле практически нет.

Зато есть оставшийся серебряный крест — а это уже весомо. Серьезное доказательство того, что чудо случилось не просто в воображении или в иной реальности. Это доказательство играет важную роль в рассказе. Оно символично. Через этот подарок прошлого, крест с надписью «Спаси и сохрани»,  Господь дает человеку шанс и показывает путь — молитва. Что вынесет герой из этого случая — автор умалчивает. Пока ясно только одно: у героя появилась надежда. Появляется она и у читателя. Это твердая надежда на душевное выздоровление героя (а тот, кто считает, что духовно здоров — уже болен), на полную перемену в его жизни.

Мне кажется почему-то, что автор написала этот рассказ очень быстро, может быть, даже не затратила на него много времени. Простите, если это не так. Но даже если трудоемкость внешняя здесь была невелика, результат превысил затраченные усилия. Не стоит забывать, что пропустить через себя такую историю и вообще решиться ее написать — труд не из легких. А тот факт, что пропущено через себя — сомнений не вызывает, иначе не задела бы и не тронула. И вот, у меня даже не получается порассуждать о литературных достоинствах или недостатках рассказа. Нет, шедевром его назвать не могу, и ощущения катарсиса вроде бы нет, и не хочется назвать этот текст, как это сейчас модно, «мурашечным». Однако струна в моем сердце затронута, музыка заиграла. А разве автору может быть нужно от читателя чего-то еще?  

Среда, 13 марта 2013


<<<Список литобзоров конкурса
 (22)
Комментарии к произведению (1)
Галина Мальцева>>>
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2021 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru