Конкурс современной новеллы «СерНа»ЛИТОБЗОР

Одна восьмая финала, Поединок "D", раунд 2

Автор рецензии, судья: Татьяна Бенд
Катарсис и розовый флер


  

1/8 финала. 2-й раунд. Группа D
Автор рецензии, судья: Татьяна Бенд

Автор: Алина Ананьева
Название произведения: «Календарь»

Автор: Раиса Троицкая  
Название произведения: «Мама»

 

Во 2-м раунде одной восьмой финала встречаются работы «Календарь» Ананьевой Алины и «Мама» Троицкой Раисы.

Итак, «Мама» Троицкой Раисы. Прежде всего, хочется отметить удачно выбранный автором стиль повествования. Диалоги отца и сына мне показались естественными и стилистически оправданными. Короткие, емкие предложения, насыщенные выпуклой разговорной речью, которая очень органично смотрится в контексте происходящего.

« — Пап, у тебя волосы на макушке торчат. Я видел, как паук летел. Вдруг он к тебе на  голову приволосился и спрятался? — совершенно серьёзно сочинил  новенькое словцо  малыш.

— Не приволосился. Я бы почувствовал, — с улыбкой ответил папа. А про себя подумал: «Лишь бы тараканы в голове не завелись. Но с твоей бабушкой, тёщей разлюбезной, и сверчки заведутся, и зелёные человечки засвистят. Ну, не педагог я, как она! Зато —  отец. Чувствую своё чадо. Кровь родная не подведёт, подскажет методы воспитания не хуже книжек».

Читать было приятно. Автор умело подает портретные детали, как бы невзначай, это увлекает и возникает желание следить за тем, что происходит на страницах новеллы.

«Мальчик вместо того, чтобы заняться паутиной в своих мягких, спутанных ветром кудряшках, начал приглаживать взъерошенные волосы отца.»

Да, это новелла, которая написана сочным русским языком, полная разговорных интересных оборотов, наполненная эмоциональным фоном, вызывающим сопереживание (катарсис). Главное здесь — психологические рассуждения отца,  для которого решается очень важное дело в жизни: привлечь сына к себе, расположить, убедить его жить с отцом, несмотря на то, что мама умерла. Ребенку нужна полноценная семья, и отец идет на риск.

«Борис отдавал себе отчёт в том, что хитрая штука жизнь не желает улыбаться ни ему, ни сынишке, пока они живут врозь, пока он сам не начнёт принимать правильные решения

В данном конкурсе мои симпатии были и остаются на стороне работ, в которых местом действия выбрана родная среда, русская почва, взаимоотношения и жизнь. Понимаете ли, я не совсем доверяю рассказам о том мире, в котором автор никогда не жил, разве что, если это не фантастика или мистика. Такие работы, за редким исключением, получаются искусственными, с огромным потенциалом недостающих деталей и подробностей описываемой жизни. Мое впечатление субъективно, но оправданно тем, что пишущий должен знать предмет, о котором он пишет для того, чтобы вдохнуть в него жизнь и вдохновить читателя.

«— Ма-а-ма-а! Тоненько, протяжно, под хлынувшие слёзы почти пропел Сева. Молодая женщина Вера была очень похожа на фотографию с могильного креста. Она подсела на больничную кроватку и прижала к своей груди ребёнка, потому что вдруг остро почувствовала этого сиротку кровно единым с его будущей сестрёнкой, которую носила у сердца.»

На мой взгляд, новелла должна сеять доброе, вечное (с). Знаете, читая такую гармоничную работу, понимаешь, что не все в наше время отдают предпочтение только кока-коле и золотым этикеткам и фантикам, и что, возможно, кто-то, потерявший путь и голову, прочтет такую новеллу и вспомнит о прекрасном чувстве любви, которым жив человек.

«Календарь» Ананьевой Алины. Очень понравилось начало работы, такое солнечное, вдохновляющее, полное красивых эпитетов, удачных сравнений, зажигающее своим восприятием чуда в повседневности, которое свойственно детству и юности. 

«В лес! Прятаться в траве, похожей на волосы старых женщин, срезать румяные баранки рыжиков и плести кленовые розы, ёжась под порывами колкого северного ветра.»

А также понравился заключительный аккорд: «Такой же васильковый, как насмешливые глаза Костолевского.»

Вторая часть: переход в прозаическую реальность. Сессия. Неудачный рассказ... Из прочитанного мы понимаем, что мало экспрессивно вопринимать происходящее для того, чтобы называться писателем, нужно уметь выразить впитанный всем существом окружающий мир на бумаге так, чтобы читатель смог поверить, а не потешался, как искушенный преподаватель Лекс.

После этого повествование переходит на американский континент, в семью самого художника, к картине которого был написан рассказ Сони. Интересный прием. Автор помещает главную героиню в среду, в которой, как мы понимаем, ей открывается истина, и она черпает вдохновение для своего будущего рассказа, который призван быть оцененым по достоинству придирчивым преподавателем. Нет сомнений, что в этот раз Соню настигнет победа... Но... Все остается для меня неубедительным. Вначале я даже подумала, что это все лишь мечты главной героини — оказаться в семье художника. Пребывание в доме Гекхартца описано несколько сумбурно. Идея, что в свои картины художник вкладывает душу, воспринимается положительно, но сама манера изложения в данной конкурсной работе наводит на мысль о стиле, за который и критиковал главную героиню преподаватель Костолевский,- как под «розовой лупой».

Удачное:

«Её улыбки — той, с которой она писала про мужчину, малыша и золотую осень, — и след простыл. Девушка говорила серьёзно, страстно. Внезапно Соня умолкла. К переносице по тонким внутренним трубам подступили слёзы, стоит ей шевельнутся, из глаз ринется мутный селевой поток. В голове было одно — не заплакать здесь, а незаметно, маленькими шажками выйти, добраться до клозета и там, склонив голову над раковиной, дать предательской жидкости излиться в городскую канализацию.» 

«Художник должен уметь правильно щуриться, тогда образ чист от мелких и несущественных деталей, которые мешают художнику рассмотреть главное. Детали появятся в конце

«Ровные приятные фразы, возвышенный тон. Соня представила себе розовый холст с розовым изображением. Сколько не старайся, выйдет, в лучшем случае, «Розовый квадрат».

Не смотря на многообещающее начало, интересные находки, и композиционные приемы, добросовестно описанные портреты, мне было скучновато читать работу из-за ощущения искуственности повествования и того «розового  флера», за который и ругает главную героиню преподаватель Лекс. И парадокс именно в том, что это вложено в уста персонажа автором, который допускает ту же ошибку, что и студентка — начинающий писатель. Возможно, что такой стиль оправдан молодостью Сони, и соответственно, «розовым» восприятием действительности, так как мы смотрим на происходящее через глаза главной героини. Но все-таки меня это не убеждает. Достоинства новеллы (а их много) перечеркивает наивно-возвышенный стиль, который и не дает верить мне, как читателю, в правдивость действия. Невольно вспомнилось «Не верю!» Станиславского.

Я бы назвала эту работу интеллектуальной, с выражением возвышенных чувств (пафосной),  но недоработанной и лишенной эмоционального и чувственного накала, который присущ новеллам высокой пробы. Творческого вдохновения и успехов!

Понедельник, 29 апреля 2013


<<<Список литобзоров конкурса
 (3)
Комментарии к произведению (2)
Татьяна Бенд>>>
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2021 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru