Зеро ИнкогнитоЗабота тети Агнеты

Бердник Татьяна
Зеро
Инкогнито

В неполных шестнадцать лет Софи осталась круглой сиротой.

Это обрушилось на нее подобно снежной лавине, и, казалось, не оставило никаких сил для сопротивления. Заложенный дом отошел к новому хозяину спустя каких-нибудь пару дней.А Софи приютила соседка.И девушка совсем потерялась бы в огромном Ле-Мане, если б не письмо, которое пришло спустя две недели.

Единственная и далекая подруга матери, миссис Арно,писала, что если у Софи нет других планов, то она могла бы приехать жить к ней в Вимутье, что в Нормандии: «Я получила скорбное известие и выражаю тебе свои соболезнования. Если ты не страшишься простой сельской жизни, милая, то наш дом открыт для тебя. Я видела тебя лишь однажды совсем крошкой, а ты, вероятно, и вовсе меня не помнишь. Но в память о Берте я буду заботиться о тебе, как о собственной дочери».

И Софи отправилась в путь.В конце концов, был ли у нее выбор?

Нормандия была родиной ее матери, но сама Софи ни разу не покидала пределов Ле-Мане. Трясясь в неудобной повозке, она с удивлением озиралась по сторонам, рассматривая незнакомые ей окраины, а стоило им выехать за город, как сладкий запах разнотравья, прогретой солнцем земли и чего-то еще, непонятного, но волнующего, ошеломил Софи так, что у нее на какой-то миг перехватило дыхание.

На место прибыли через два дня.

– Ну вот оно, Вимутье!– крикнул Софи извозчик. – Ступайте с богом.

–Спасибо! – крикнула ему девушка и, резво спрыгнув, быстро пошла по проселочной дороге навстречу женщине в платке, которая стояла у развилки, пытаясь ладонью заслонить глаза от слепящего солнца. Разглядев прибывшую, она протянула к Софи руки и тут же заключила ее в свои объятия.

–Приехала? Ну, вот и хорошо. Идем, тут совсем недалеко. Давай, я помогу тебе с вещами.

По пути Софи то и дело отставала, стараясь рассмотреть все вокруг, чем вызвала негромкий смех женщины.

– О, у тебя еще будет время побегать здесь вдоволь! Можешь звать меня тетей Агнетой.Я так рада, что ты приехала. Правда рада! Вот погоди, я познакомлю тебя со своим сыном. Свейну уже восемнадцать. Он тебе обязательно понравится, он милый мальчик, мой Свейн. Вам не будет скучно.

Софи невольно покраснела. Дорога, вопреки словам тети Агнеты, оказалась довольно долгой, и за это время Софи узнала многое оСвейне. О том, какой он удачливый рыбак, о его золотых руках и веселом нраве, о любимых кушаньях и удивительном умении подражать голосам птиц… Тетя Агнета, без сомнения, обожала своего сына.

Домик казался маленьким во многом оттого, что фасад его был увит плетущимися растениями до самой крыши. Он терялся в зелени, как гнездо пеночки, выглядывая оконцами в голубых занавесках, словно спрашивая: «Отыщешь дверь в меня? Отыщешь?»

Дверь была тяжелой, обитой железом. Она протяжно заскрипела, когда тетя Агнета привычным рывком открыла ее, впуская Софи внутрь.

Жилище оказалось куда просторнее, чем казалось снаружи. Почти во весь светлый коридор располагалась прибитая к стене вешалка, а под нею скамья. Взгляд Софи выхватил мужские сапоги в углу и огромный дождевик на вешалке. Этот Свейн, должно быть, настоящий богатырь.

Тетя Агнета провела ее дальше, в кухню. Пахло сухими травами и сырой рыбой. В доме никого больше не было.

– Он на озере, –едва уловимо улыбнулась тетя Агнета, словно прочитав мысли Софи. – Как отец его умер, он много работает. Не беспокойся, к ужину Свейнбудет. А теперь давай отнесем твои вещи в комнату, и ты поможешь мне с готовкой.

Они приготовили, конечно же, рыбу. Но Свейн так и не пришел.

– Он очень много работает, мой мальчик, - любовно и немного грустно говорила тетя Агнета. – Ловит рыбу. Помогает другим – что починить, что смастерить. Оставим ему тарелку, как вернется, поест.

Утром Софи проснулась от того, что ветка ритмично стучала в ее маленькое окошко, словно прося впустить ее в дом вместе с солнцем и теплым ветром. Софи улыбнулась и распахнула створку. Ворвавшийся ветерок тут же принялся затейливо играть с занавеской.

Тетя Агнета хлопотала на кухне. На столе Софи увидела две пустые тарелки.

– Доброе утро, – ласково приветствовала ее тетя Агнета. – Мы со Свейном уже поели. Тебя я будить не стала, с дороги надо хорошо отдохнуть. Садись, я все подам.

В знакомстве с местным бытом и хозяйскими привычками прошло несколько дней, и Софи вскоре поняла, что сын тети Агнеты попросту скрывается от нее. Как бы рано Софи ни просыпалась, заставала лишь его пустую тарелку. Порой она видела его сохнущие во дворе сапоги. Часто - дождевик с каплями росы и приставшими рыбьими чешуйками. Но никогда самого Свейна. Он казался попросту неуловимым.

Поначалу Софи стеснялась спрашивать о нем тетю Агнету, но однажды вечером не выдержала:

–Тетя Агнета, вашего сына мы опять не дождемся, негоже ему голодному быть. Может, отнести ему еду на озеро?

Тетя Агнета на минуту задумалась, но покачала головой.

– Нет, Софи, не стоит. Не тревожься, если он задерживается где-то – моего Свейна любят люди, его обязательно накормят, если он почувствует в этом нужду.

Они отправились спать, как обычно, но Софи не могла выбросить мысли о странном Свейне из головы.Она лежала долго, силясь уснуть, и глаза ее поминутно открывались, ловя причудливые тени на аккуратно побеленном потолке.

Кто-то прошел по коридору, и Софи насторожилась. Это вернулся Свейн? Она тихонько спустила ноги с кровати и прислушалась. Кто-то гремел на кухне посудой. Софи прокралась к двери своей комнаты и выглянула в щелку. Мимо как раз проходила тетя Агнета, неся в одной руке фонарь, а в другой котелок.

Значит, она все же решила отнести Свейну еду.

Софи колебалась лишь пару секунд – желание увидеть наконец таинственного юношу пересилило, Софи наспех оделась и вышла из дома вслед за тетей Агнетой.

Та уже успела уйти довольно далеко, но на неосвещенной улице хорошо был заметен маячивший впереди огонь ее фонаря. Стараясь производить как можно меньше шума, Софи шла на этот свет до самого озера, а потом фонарь вдруг мигнул и погас. Взошла молодая луна, но скудного сияния ее тоненького серпа не хватало на то, чтобы осветить округу. Софи неловко запнулась о камень и зашипела от боли. Где же тетя Агнета? Может ли быть, что она свернула куда-то, а Софи не заметила этого? Девушка уже совсем было решилась вернуться домой, как до нее донесся плеск весел и ласковый женский голос. Софи остановилась у кустов на берегу и затаила дыхание в предвкушении того, как отзовется на приветствие матери загадочный Свейн. Но он молчал. Говорила лишь тетя Агнета – тихо и неразборчиво, но очень ласково. Свейн не говорил, однако веслами работал, должно быть, ловко, потому что спустя несколько минут Софи заметила смутный силуэт лодки почти на середине озера.

«Должно быть, он немой, - размышляла Софи, в кромешной темноте возвращаясь к дому. – И потому смущается меня и боится показаться на глаза. Может быть, здешние люди смеются над ним? Но нет, тетя Агнета говорила, что ее сына здесь любят. А может, он уродлив? Или одноглаз?»

Решив во что бы то ни стало дождаться возвращения хозяев и разгадать наконец их тайну, Софи присела на скамью, прислонившись к стене, изо всех сил стараясь не заснуть.

Разбудил ее скрип двери. Софи подскочила, с трудом приходя в себя, и увидела движущуюся в ночном полумраке тень. Подавив невольное желание закричать, девушка юркнула в комнату, упала на постель и изо всех сил притворилась спящей. Скоро осторожные шаги стихли, и Софи, как ни силилась, не могла уловить ни чужого голоса, ни иных звуков, которые бы выдали присутствие в доме Свейна.

Утром Софи застала тетю Агнету чистящей рыбу. Девушка не могла бы сказать, что нашло на нее в тот миг, но она села за стол напротив тети Агнеты и выпалила:

– Почему вы меня обманываете?

Тетя Агнета посмотрела на нее ясными удивленными глазами.

–Что ты говоришь, милая?

– Вы знаете, что. Почему ваш сын прячется? Есть ли он вообще или вы придумали его? Зачем вы ставите тарелку, из которой никто не ест? И носите мужскую одежду. Я была вчера ночью на озере. Вы разговаривали с кем-то, но вы были там одни. Никакого Свейна нет!

Софи запнулась, замолчала, стремясь подавить постыдное желание зажмуриться, вскочить и убежать. Она думала, что тетя Агнета придет в ярость от ее слов и даже, возможно, прогонит ее прочь из своего дома. Но Софи оказалась совершенно не готова к виноватой улыбке тети Агнеты. Та продолжала чистить рыбу, словно ни в чем не бывало.

– Ну что ты говоришь, девочка. Вот придет Свейн, он посмеется над этим…

Софи вскочила и выбежала прочь. Она ощущала, что ее душат слезы обиды – в самом деле, ну за что тетя Агнета с ней так?! Что же, Софи бы не поняла правду? Зачем обращаться с ней, как с неразумным ребенком, зачем морочить ей голову, играть в какие-то игры и придумывать человека?

Софи пришла в себя на берегу озера. Плюхнулась в траву, поджав под себя ноги и обхватив колени руками. В горле стоял ком, и Софи совсем не знала, что ей теперь делать.

– Эй, деточка, что случилось? – раздался за спиной голос. Обернувшись, Софи увидела лавочника месье Кампо – одного из немногих жителей Вимутье, с которым она виделась почти каждый день, приходя за покупками.

– Ничего, – отозвалась Софи и тут же выпалила: – Мне нужно уехать отсюда!

– Куда? – удивился месье Кампо. – И почему? Неужели тебе худо у Агнеты?

Софи не хотела снова плакать, но предательские слезинки уже чертили полосы на ее щеках.

– Ну, ну, –месье Кампо, кряхтя от старости, присел рядом с девушкой и положил свою руку на ее плечо. – Рассказывай, милочка, что стряслось?

Софи выложила все как на духу. Месье Кампо немного помолчал, а потом глухо спросил:

– Что же, никто до сих пор не рассказал тебе о Свейне?

– Так он существует? – вскинула Софи мокрое от слез лицо. – О боже, а я такого наговорила…

Месье Кампо похлопал ее по плечу и убрал руку.

– Вот что, милочка. Твоя тетя Агнета не сумасшедшая. По крайней мере, не такая, какими бывают сумасшедшие. Она никогда не обидит тебя, скорее, наоборот…Свейн правда ее сын. И ему правда восемнадцать… было бы. Он умер в прошлом году. Утонул.

Софи ахнула и прижала руку к губам, словно боясь, что ее кто-нибудь услышит.

– Да, – горестно покачал головой лавочник. – Он был прекрасным юношей. И какая-то часть Агнеты до сих пор верит, что он жив. Наверное, так и есть. Дети всегда живы для своих матерей. Вот что, –месье Кампо взял руку Софи. – Не обижайся на нее. И не обижай ее. Она хорошая женщина, лучшая здесь – вот что я скажу. И если она не может отпустить Свейна, не ее это вина. Матери не должны жить дольше своих детей. Он был ее единственной отрадой. Но теперь здесь ты, понимаешь? Агнета щедрая на заботу.

День перевалил за середину. С севера наплывали кучевые облака – пока лишь облака, но каждый нормандец знает, как скоро они могут почернеть и пролиться дождем. Природа вокруг дышала умиротворением и летним изобилием, но легкий северный ветерок – неумолимый глашатай осени – уже приносил с собой неясную тревогу.

Софи медленно шла вдоль озера - собиралась с духом, чтобы вернуться домой. Впереди замаячил знакомый силуэт – это тетя Агнета склонялась над сетью, чтобы выпутать из нее рыбу, а потом вновь поднималась, прогибаясь назад, чтобы сбросить усталость со спины. Заметив Софи, она застыла, расправившись, поджидая девушку. Софи приблизилась и остановилась. Почему-то некуда было деть руки – она неловко сцепила их за спиной.

Обе женщины молчали. Софи смотрела на тетю Агнету, на ее когда-то красный, а теперь выцветший платок, на ее усталые глаза, светящиеся каким-то непоколебимым спокойствием и вечной добротой, на тонкие черты ее лица, еще молодого, но с заметной печатью грусти. Смотрела на ее старое заплатанное платье, подвязанный фартук, который как ни стирай, а запах рыбы не выстирать, он въедается навсегда и преследует потом по пятам, на худые жилистые руки, обветренные и почерневшие от работы.

Нужно было что-то сказать, Софи это понимала, но все, на что она решилась, это произнести:

– Тетя.

Тете Агнете больше и не нужно было. Легкая улыбка осветила ее лицо, она развела руками и. указав на рыбу, любовно похвалилась:

– Гляди, сколько. Надо бы засолить сегодня. Поможешь?

– Конечно, – кивнула Софи и улыбнулась в ответ. Она почувствовала вдруг, как огромный камень скатывается с ее души, даря какую-то легкость и чистоту, неизведанную ранее.

– Бери корзину, сейчас уложим, – продолжала хлопотать тетя Агнета. Она вдруг повернулась к озеру и задумчиво посмотрела на простирающуюся гладь воды. А потом добавила с нежной тоской:

–Свейн опять задержится сегодня, –она перевела взгляд на Софи и добавила горячо: – Но он придет, слышишь!

– Придет, – на этот раз легко согласилась Софи. – Обязательно придет, тетя.

© Зеро Инкогнито, 2019

<<<Другие произведения автора
 
 

 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2019 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru