Федичева Ирина  Последняя роза

Федичева Ирина
Федичева
Ирина

С того дня моего необычайного счастья прошло чуть больше двадцати лет. За этот период я стала вполне приличным специалистом в моём любимом деле, защитила докторскую диссертацию, повидала немало стран и людей.

Однако событийная загадка из того далёкого теперь времени так и осталась неразгаданной мною. Лишь иногда, в редкие грустные моменты моего настоящего, в меня возвращается то невесомое парящее состояние ожидания чего-то таинственного, возвышенного, неповторимого.

***

...Я не успела. Телефонный звонок оборвался, едва я дотянулась до тёплого серого пластика. На определителе прочерки. Это значит – ничего.

Ничего это не значит. Тире. Короткие горизонтальные линии, фантомы чьих-то желаний... Я не знаю, кто мне звонил. Праздник закончился. Два дня телефон молчал. Я полагала, он умер. Нет. Кто-то вспомнил обо мне.

Праздник... Как хорошо, что он был!

Я возвращаюсь к домашним делам. Это лучшее средство от тоски. От тоски? Я – затосковала? Нет... Н-е-е-т! Я не тоскую. Я – вспоминаю. Я рассталась с последней розой... Последней розой моего праздника... У меня уже были дорогие мне розы, но эта... Эта роза особенная.

С грустью смотрю за окно.

Я люблю разглядывать жизнь через тонкие бесцветные стенки. Прозрачные стёкла оберегают меня от неё. Зачем? Почему они сторожат меня? От чего защищают?

Я только что простилась с последней розой... Нет, нет! Я молода, красива, почти успешна! Мои розы ещё не раз придут ко мне. Быть может, в самые ближайшие дни в моём доме опять некуда будет ступить от цветов радости, подаренных жизнью... Я поселю их в вазы и буду беспрестанно любоваться живою красою осени.

Но в мой дом придут другие цветы.

По другому случаю.

От других людей.

Моё неповторимое счастье ушло в неоглядную даль. А мне и не требуется дублирования! Дважды одинаково счастливо не бывает! Я простилась с розой, последней из роз-свидетельниц моего ушедшего лета, любимого времени года. На пороге осени мне всегда тоскливо.

Да! Да! Несомненно, да! Я могла бы побеспокоиться об искромётном продлении видимости лета... Я... Я могла бы, – если б хотела, если бы не ленилась. Я могла бы, коснувшись земли, пристроить мою розу к... карнизу с занавесками... Видимость жизни вниз цветочною чашечкой... Всё равно, что вниз головой... Бр-р-р... Холодно...

Почему-то мне холодно... Холодно?! Не может быть! В моём доме всегда тепло!

Сегодня за окнами – другая жизнь. Поздние листья из затянувшейся осени, оглашенные, сумасшедшие, листья мечутся, мечутся между землёю и небом. Ветер! Ветер... ветер... Дома – тепло! Пусть резвятся листья! Мне не грустно. Мне всего лишь чудится, что в меня незваным кочевником пробирается забытая мною печаль. Нет! Нет! Уныние на этот раз не полонит моё земное пространство. Ни одна пядь моей души не сдастся ему в плен. Я свободна.

Я свободна и весела, у меня много хорошего.

Много. Хорошего.

Хорошего много. Его – нет... Он – в другом месте. С другими людьми. В других городах. В других мирах. В других галактиках. Он - ни о чём не знает. Он не догадывается об ушедшей вместе с ним моей грусти. Печали нет. Это ветер за окном гоняет по двору скребущие асфальт шальные листья.

Он ничего не знает обо мне. Нет, я больше никогда... Я надеюсь... Нет, теперь уж точно, я никогда больше не загрущу, не закручинюсь... Да верю ли я в эту разыгрываемую мною оптимистическую весёлость? Я убеждена только в том, что очень, очень, очень мягко постараюсь не позволить объяснимой осенней тоске перепрыгнуть границы моего настроения.

Я не успела к телефону. Буду считать, что мне безразлично, да, да, мне почти без-раз-лич-но, кто это там звонил. Возможно, кто-то ошибся номером – я-то ожидала любого звонка. Всё равно от кого.

Лукавлю, вздыхая. Я жду звонка.

Я проводила в последний путь последнюю розу моего праздника. О нём пока напоминают другие цветы... Но последняя роза... Немая участница моего безграничного счастья. Кто подарил мне её? Откуда взялся тот человек из первого ряда?

Сначала галантный, изысканно учтивый седой профессор изрёк в мой адрес необычайные слова. Мне захотелось воспарить над планетой... Наш профессор. Наша реликвия. Наш старый университет и наш профессор – это единое целое. Они – частицы друг друга, его атомы, его Вселенная. Почти все нынешние преподаватели, кандидаты, аспиранты, доценты – все, все, почти все мы черпаем из его неисчерпаемых знаний столько, сколько сумеем вместить в себя. Я перед ним благоговею. Слыша его голос, выверяю каждую формулировку, каждое словечко, каждую фразу. Он говорил обо мне возвышенно! Я счастлива.

Но этот человек из первого ряда... Он подошёл молча. Поклонясь, подал мне розу. Кто он?

Строен. Темноволос. Светлолиц. Большеглаз. Я плохо помню его целостный иконописный образ. Кто он?

Он протянул мне розу. Цветок, как новый мир, вплывал в мои руки и в мою душу.

Мою защиту диссертации назвали блестящей. Теперь я – кандидат наук. Мне скоро исполнится тридцать два года. У меня – выдающаяся кандидатская.

Мне "повезло"! В нашем университете проводился международный семинар по старославянскому языку. Довольно узкая специализация. Ничего не скажешь! Какие люди были на моей защите! Я дрожала. Я не знала, куда определить непослушные руки.

В тот день была всего одна защита – моя. Накануне я занималась психотерапевтической самоподготовкой. Предполагая волнение, я настроила себя на постепенное его преодоление. Полагала, что стоит произнести первые пять предложений, и я успокоюсь. И всё покатится привычной колеёй. Я преподаю почти семь лет. У меня немалый опыт общения с аудиторией.

И наши ученые, и "остепенённые" филологи из других университетов заинтересованно слушали меня. Спрашивали. Они о чём-то спрашивали. Я что-то старательно отвечала.

Всё было хорошо. И у нас родился праздник. Праздник Русского языка. А я как бы стала его главной виновницей. Откуда-то то и дело прибывали цветы. Я, неподдельно счастливая, лишь чуть-чуть сожалела о том, что он – теперь уже навсегда бывший некогда моей Вселенной – обрёл твёрдую почву под ногами. Он давно ничего не знает обо мне.

Атмосфера моего торжества теплела с каждой минутой. Мой чудесный и непосредственный в своём экспромте праздник родного языка набирал темпы. Красота свободных душ выплывала из зала, обволакивая восторгом весь университет.

Я внимала обращённым ко мне словам современного языка. Неземной музыкой звучали они. И вновь мне хотелось вернуться в тишину архивов, к диковинным фолиантам, где прячется от суеты вековая мудрость. И что же такое есть я? Я! Что такое я, с моим старославянским?

Старославянский... Кому, кроме учёных, сегодня ты нужен, любимый, неповторимый мой старославянский... Мёртвый язык? Горсточка людей по крупицам просеивает прошлое из этих так много знающих толстенных томов.

Язык моих научных изысканий. Старославянский. Его эмоциональные огоньки освещают мою душу. Мои фонарики праздника... Его цветы почти свежи.

И только роза увяла.

Последняя роза с праздника. Я проводила её туда, где в грубом абстрактном месиве переплетаются чьи-то бывшие радости, печали, любови.

Я могла бы высушить розу и ещё немного продлить воспоминания о счастье. Но ничего не прибавила бы к нему. Могла бы сохранить мумию розы. Я определила бы ее в узкую хрустальную вазу и созерцала бы почерневший остов некогда ярких и сочных, а теперь безжизненных лепестков. Из них ушла динамичная, сконцентрированная, пульсирующая многоцветная жизнь!

К чему мне агония былой красоты! Старость некрасива. Сколь угодно долго можно петь ей хвалу-благодарение за пережитое некогда горение молодости... Но старость – это грусть воспоминаний. Нужна ли ей велеречивость песнопений! О себе она всё знает сама. Она жива воспоминаниями былых страстей.

Увядшие цветы любви! Жалкая засохшая трава!

Последняя роза неповторимого дня. Восхищённые глаза незнакомого человека.

Я смотрю за окно. В порывах ноябрьского ветра кружат остатки неугомонных листьев. Буро-жухлый ковёр устилает землю ...

Где он теперь, тот человек из первого ряда?

Я не знаю, кто он.

На празднике издалека, как из невесомого облака, его образ выплывал предо мною, разделяемый моими гостями. И я была, как во сне... Когда пробуешь изо всех сил ускорить движение и никак не можешь преодолеть вязкости неосязаемого времени... Теряешь. Догоняешь. Опять теряешь нечто. Дорогое. Неповторимое... Мой праздник. Мой сон. Я ничего не в силах вспомнить. Мои впечатления закручиваются временным вихрем. И ничего не поделаешь с ними...

Откуда взялся тот человек? Куда ушёл? Почему я не задержала его? Почему не остановилась рядом? Не протянула руки? Отпустила? Куда? К кому я отпустила его?

Почему же трепещет моё сердце? Почему я не сохранила его розу? Он не отрывал от неё взгляда. Этот взгляд предназначался мне?

Его роза жила в моём доме десять дней. Она угасала медленно. И вот... Лепестки скукожились, превратились в бесформенные жалкие лоскутки. Кем было в моей судьбе это видение? Чем оно определялось? Что я должна была предпринять и понять?

Я удаляюсь от стеклянной оконной стены в реальность моей тоски. Приоткрыв входную дверь, бодро шагаю к мусоропроводу.

Трым-драмм-мм!..

Хлоп-п-п! Хлоп!!!

Мне слышится?! Нет! Меня зовёт телефон. Я думала, он умер! Бегу через две ступеньки. Один лестничный пролёт. Одна тысяча километров. Я бегу, а вязкое время не пускает меня туда, где пока ещё живы телефонные переливы. В полёте бега тянусь к трубке...Пик-пик-пик...

Отбой.

Тишина.

Прочерки.

© Федичева Ирина, 2019

<<<Другие произведения автора
 
 

 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2019 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru