Новости конкурса
 Правила конкурса
 График конкурса
 Конкурсное задание
 Жюри конкурса
 Жеребьевка
 Турнирная сетка
 Участники конкурса
 Конкурсные произведения
 Литобзоры
 Групповой этап
 Одна восьмая финала
 Четвертьфинал
 Полуфинал
 Финал
   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Ржаная Любовь  Девушка в зеркале (Отражения)

Ржаная Любовь
Ржаная
Любовь

Примечание автора: все совпадения имен случайны.

— Айрис, дорогая, наконец-то.

Онора Хьюз давно смотрела в окно, поджидая красный автомобиль соседей Гленвудов. Гленвуды любезно подвозили их внучку Айрис из Крукстона прямо к воротам своего дома, в трех шагах от домика Хьюзов. Место для дома двадцать лет назад Мартин Хьюз выбрал отличное — зеленый пригород, десять миль до Крукстона, в котором все есть. А до этого Хьюзы жили в городском двухэтажном доме, похожем на барак. А еще раньше, поженившись, Мартин и Онора жили в деревянном бараке, на самой окраине.

В городишке Крукстоне на севере штата, откуда не так уж далеко и до канадской границы, с населением не более полутысячи жителей, студентку Айрис на стоянке кампуса университета Миннесоты по субботам в условленное время иногда забирал красный додж кэраван. А если Гленвуды почему-то не выбрались в этот день за покупками, Айрис легко могла добраться и на автобусе. Езды было минут пятнадцать. Если только она надумала навестить старых Хьюзов.

Дома, на Уолш-стрит, ее ждал отец, веселый Андрес, как звали его в обществе таких же, как он, потомков ирландских переселенцев. Честно говоря, он не всегда ее и ждал. С тех пор, как умерла жена Барбара, дочь покойного крукстонского немца Бруно Миллера и мать Айрис, с тоски Андрес Хьюз иногда был навеселе. Серьезные женщины не любили его, а любили несерьезные — такие же любительницы выпить. В дом он их не водил, поскольку все они так и норовят что-нибудь стащить себе на память. Умелые руки не лишали Андреса работы, но дед Мартин все равно был недоволен сыном: так и в трубу вылетишь с фабрики, на кого он рассчитывает? Жена женой, но не подобает ирландцу так расстраиваться из-за жены.

…Впорхнула Айрис, сунула в руки бабушке сверток с шоколадным печеньем, чмокнула деда в щеку. Он не терпел этих нежностей, но прощал Айрис все.

— Опять в джинсах, — ворчала старая Онора, — ну и мода! Позор, а не одежда для девушки, студентки! Неужели ты была в таком виде на занятиях?

— Нет, бабушка, у нас есть шкафчики, где мы переодеваемся. Там всегда висит мой костюм – блузка, юбка, синий пиджак.

Было трудно понять, говорит девушка правду или привирает. Если бы старая Онора видела, в каких коротких юбочках ходят наши девочки, думала Айрис, у нее случился бы сердечный приступ. Нет, высоким и худым короткие юбки не идут, она такие не носит.

Старик Хьюз пришел к столу. Онора подала всем по тарелке с тушеными овощами и занялась приготовлением чая. Айрис рассказала новости о своей учебе: как всегда, все отлично. Преподаватели добры к ней, однокурсники очень милы, никто не курит и, упаси всех пресвятая Дева Мария, не пьет виски или пиво.

— Это правда? — прищурилась Онора, а дедушка Мартин ухмыльнулся. Он смотрел не только «Унесенные ветром» и слащавые сериалы, но порой и новости.

Потом Айрис поработала в саду: набрала большую корзину красных яблок, забираясь на принесенную стариком лестницу. Дедушка понес их на веранду, а она отправилась в свою комнату. Высокое окно с голубыми шторами, мягкий диван у одной стены и фортепиано Айрис у другой, в углу белый платяной шкаф (работа сэра Андреса Хьюза!), скромная, но изящная люстра под потолком. Да, еще белый комод со столешником под мрамор, с позолоченными ручками на ящичках, с большим настенным зеркалом в раме из светлого ясеня, перед которым стоят две фарфоровые вазы, расписанные цветочками. Ирландцы обожают цветы и цветники. Хотя какие они ирландцы – они давно уже американцы, чем гордятся, конечно.

Вечерело. Айрис подошла к зеркалу. На комоде стояла карточка – приглашение от Кармел Хоган на день рождения, бёфдэй пати. Вот она, улыбчивая Кармел, на маленькой фотографии. Айрис заранее купила подарок – мягкая сумочка лежала в верхнем ящике комода. Если идти на пати, то через час пора собираться. Тогда надо позвонить Хоганам, и Сью, старшая сестра Кармел, мигом приедет к дому Хьюзов. Сью взрослая, у нее есть ребенок, а мужа нет – ничего удивительного, такая красотка с огненными кудрями, вылитая Джо с картины Курбе. Кармел как-то сказала Айрис по секрету, что парень Сью уехал в Канаду навсегда, и о нем ни слуху, ни духу. Не повезло Сью, говорила добрая Онора; сама виновата, обрывал ее Мартин Хьюз. Если Айрис пойдет на пати, возвращаться в городскую квартиру ей три минуты, по той же Уолш-стрит.

Айрис не мечтала о собственной машине. Дедушка редко выезжает за ворота на своем старом форде, и он категорически против, чтобы она садилась за руль, пока не выйдет замуж. Вот если муж разрешит, то пусть водит машину! Мужчина главный в ирландской семье. Это Айрис понимала. Весной ей исполнилось восемнадцать, но она уже многое повидала в жизни. Видела стычки между своевольным отцом и не менее упрямой матерью. Видела недовольство деда и сыном, и невесткой, а вообще-то и бабушкой, которая всегда подчинялась ему, не споря. Айрис жалела, что у нее нет ни брата, ни сестры. В школе у нее почти не было подружек — кроме веснушчатой Кармел, всегда принимающей ее сторону и умеющей хранить маленькие секреты. Они редко ходили на пати. Конечно, в день Святого Патрика Айрис бодро шагала в разноцветной толпе, прилепив зеленый трилистник к пиджачку, а порой бывал и пикник. Так это же общий праздник! Но домашние вечеринки… можно обойтись и без них. Так считают Хьюзы, которые сроду не устраивали пати. А на студенческих вечеринках она еще не была — только ведь поступила на первый курс.

Айрис ушла принимать душ. В ванной она мысленно переключилась на то волнующее, что появилось в ее жизни два месяца назад. Об этом она никому не говорила.

– Вы очень худенькая, мисс Хьюз. Стройная и худенькая.

– Почему вы так думаете, сэр?

– У вас легкий шаг, и вы легко присаживаетесь на стул.

Айрис закрыла глаза и услышала этот негромкий мужской голос. Голос был серьезен и подчеркнуто вежлив. О, как он отличался от безудержно веселых голосов знакомых парней!

– Какого цвета ваши волосы? Вы их подкрашиваете? У вас короткая стрижка?

Айрис, хотя и удивилась вопросу, ответила спокойно: – Я совершенно рыжая, сэр. И ничем не крашу волосы. Они длинные, волнистые.

Вошла медсестра с белым эмалированным лотком, наложила больному повязку на глаза, пропитанную лекарством. Бегло, без интереса взглянула на сидящую в кресле девушку, вздохнула и вышла. Практикантов и сиделок полная больница. Мужчина с марлевой салфеткой на лице. Убирая салфетку, бросает ее в урну рядом с кроватью и сразу надевает темные очки. Она застала его в пижаме, и он стеснялся этого. При ней он старается не лежать и быть одетым приличнее.

–У вас пышные каштановые волосы… вам всего восемнадцать, вы молоды и красивы…

–Нет, сэр, я не красавица. У меня длинный баварский нос. И очень злые зеленые глаза!

Он улыбнулся. – Не обманывайте. Голос у вас строгий, но не злой. Вы все еще жалеете меня! А не надо. Я справлюсь.

Айрис знала, что этот человек, диспетчер местного аэропорта, три месяца назад попал в аварию. В автомобиле погибли его жена и десятилетняя дочь. За рулем была жена, но и он вряд ли сумел бы увернуться на трассе от заваливающейся набок фуры. Лицо и руки его были в шрамах, но главное – пострадали глаза… А ему всего тридцать семь, и видно, что он любил и самолеты, и спорт. Он одинок, поэтому все еще в больнице. Это стоит недешево, но у него хорошая страховка. Она должна была навещать его два раза в неделю, по графику для сиделок. За два часа дать лекарства, принести из больничной кухни обед или ужин, а главное, почитать ему, поговорить с ним, сопроводить на прогулке – общение ради того, чтоб он потихоньку вошел в норму. Раз в неделю к мистеру Говарду приходил студент-афроамериканец Джо, любитель шахмат и пауэрлифтинга, а в конце недели приходила без оплаты пожилая прихожанка великолепного крукстонского собора, у которой когда-то умер молодой сын. Может быть, и еще кто-то приходил, если мистер Говард впадал в уныние или скучал.

Еще два раза в неделю Айрис по вечерам была бэбиситтером в многодетной семье О’Лири. Это был хоть какой-то заработок – просить деньги у отца было бесполезно, а дедушка, если давал, то немного. Старики Хьюзы были бережливы и к подработкам Айрис относились одобрительно. В последнее время они часто говорили внучке: – Мы все завещаем тебе. Этот дом – твой. Дети твоей тети Келлы не прилетят сюда жить из Австралии. Келла улетела насовсем, против нашей воли. Говорят, она даже разбогатела, со своим новозеландцем. И пусть фотографии двоюродных брата и сестры ты приткнула к зеркалу, нам они совсем не так дороги, как ты. Главное теперь – найти тебе хорошего жениха. Твои дедушка и отец скоро этим займутся.

Айрис вздохнула. Мистер Чарльз Говард не ирландских корней. Но она все время думала о нем… Наверное, раньше он был очень привлекателен – высокий, с короткой стрижкой густых темных волос, красивым овалом лица, мужественными складками у рта. Теперь на его незрячее лицо было больно смотреть. Правда, доктор сказал ему, что один глаз не безнадежен, но не уточнил, какой именно, и Айрис поняла, что доктор ни в чем не уверен.

А какой был мистер Говард нелюдимый, когда она впервые пришла к нему в палату! Еще бы, пережить такую трагедию… Постепенно он оттаял, стал приветливее, добродушнее. Узнав, что Айрис живет без матери, он огорчился. – Вам надо быстрее вставать на ноги, мисс Хьюз. Может быть, вам лучше жить у дедушки? Но кто же тогда позаботится об отце, спрашивала себя Айрис. За ним нужен присмотр, пока он не приведет женщину. Пусть все пока будет, как есть. Так считает и дедушка.

Сам мистер Говард не собирался опускать руки. Как-то он сказал ей, что по радио слышит интересные интервью — даже инвалиды могут вести свой бизнес. Было ясно, что он не планирует жить только на страховку и пособие. А недавно она видела его в маленьком больничном спортзале у турника. Конечно, Айрис читала «Аэропорт» Хейли. Никто в Крукстоне не жаловал аэропорт, источник вечного шума и головной боли, но в то же время все гордились: собственный аэропорт! Мы не какая-то дыра! Оказывается, диспетчером быть совсем не просто. А почему не пилотом? Ну не всем же быть пилотами, отвечал мистер Говард. Он пришел работать со своим товарищем, у которого авиадиспетчером был отец, увлекся, привык. Его ценили. Он сделал неплохую карьеру… пока не случилось это.

Когда погода была хорошая, они гуляли в больничном сквере. Он шел с тростью, и Айрис брала его под руку. Казалось, не она вела его, а он ее. В темных очках он был совершенно о’кей, и пара походила на прогуливающихся молодых супругов. Не хватало только собачки на поводке.

– Куплю собаку. Раньше не держал в таунхаусе, теперь хочу. Какая порода вам нравится?

Дедушка Мартин был знатоком собачьих пород, и Айрис вспоминала его рассказы.

– А сеттеры бывают поводырями? Вы говорите, лабрадоры лучше всего? Выйду отсюда – уеду жить на северные озера. Рыбачить буду. Найти бы сопровождающего, на первые пару недель. Надо поговорить с Джо, он славный парень. Если только Джо получит разрешение на отпуск… И Чарльз, разгорячившись, крепко сжимал ее запястье – касаться тонких пальцев Айрис и ее мягкой ладони он избегал.

– Хотел бы я на вас взглянуть, – сказал он однажды, когда она звонко засмеялась его шутке. – Я буду видеть, не сомневайтесь. Я уже вижу свет и тени! Хотите, вас опишу?

Он никогда не рассказывал о жене, а расспрашивать его о ней – зачем делать ему больно? Ясное дело, он когда-то любил ее, а еще больше – свою дочь. Маленькая плюшевая панда на тумбочке – ее игрушка. Айрис с крутящегося стульчика перешла в мягкое кресло, откинула назад голову и закрыла глаза. С закрытыми глазами еще лучше чувствуешь все интонации. Совсем слабо и приятно от вещей мистера Говарда пахнет недешевым одеколоном. Он бреется сам – иногда и парикмахер приходит по вызову.

Чарльз Говард стоял лицом к окну, и было похоже, что он смотрит, как разгорается закат.

– Вы – юная… гибкая, как тростник… У вас легкие тонкие руки, при этом достаточно сильные. Глаза у вас… Он замолчал, подбирая слово.

Она подсказала: – Глупые… наивные… широко распахнутые…

Он улыбнулся: не то. – У вас внимательный взгляд. Очень серьезный. Но вы любите пошутить.

Айрис взглянула в зеркало. Пожалуй, он был прав. Неужели к нему потихоньку возвращается зрение? Что ж, пора сушить волосы и одеваться. Мягкий белый пуловер – ее любимый. Из ткани, подаренной бабушкой Онорой на день рождения, в мае были сшиты темно-лиловая юбка в светло-сиреневых бутонах и такой же жилет. Подобного наряда в бутонах ни у кого в тауншипе Крукстон нет, это точно. Зажужжал фен.

Голос по-прежнему звучал где-то близко: – У вас все впереди, мисс Хьюз. Вы когда-нибудь влюбитесь и выйдете замуж по любви. Такие хрупкие тростинки способны на большую страсть, попробуй их сломай… они не поддаются просто так… Спасибо, что приходите, я здорово отвлекаюсь от проблем.

Она молчала. Ему оставалось пробыть здесь несколько дней – и он снова будет дома. В темных очках, с какой-нибудь приходящей по часам обслугой. Или сразу уедет… Кто-то звонил ей днем, но не ответил, когда она сняла трубку. Айрис была уверена: это он звонил. Хотел что-то сказать, но не сказал.

Девушка стояла вполоборота у зеркала, с волнением разглядывая себя, словно не узнавая. Она достала еще и маленькое овальное зеркальце, чтобы как следует рассмотреть в большом зеркале свой профиль и свою прическу. Кажется, она нашла решение. Она отдаст Сью подарок для Кармел, извинится и попросит довезти ее до больницы. Пока он еще там… И Сью никому не проговорится.

– Умница! Вот так и прилично молодой девушке идти на пати – в юбке! – раздался из дверей довольный голос Оноры Хьюз. – Когда ты вернешься?

– Не позже полуночи, бабушка. Вернусь домой, к отцу. Не волнуйтесь, я утром позвоню.

Она скажет Чарльзу, что готова поехать с ним на озера … она там еще никогда не была! А разрешение… Она потом всем все объяснит. Или сами поймут. А вдруг он ответит ей: мисс Хьюз, не горячитесь, что за глупости… И ей будет стыдно своего нелепого порыва, и все будет кончено между ними. Но ведь ничего и не было… Нет, все пройдет не так. Он признается ей в любви и решится на разговор с отцом, а главное – с дедушкой, верно? Она знала, каков будет ответ Мартина Хьюза инвалиду в черных очках: забудь, парень. Но тетя Келла… Нет, Айрис никогда не уедет далеко от старых Хьюзов. Что же делать? Оставить все как есть? Да, у нее впереди веселые студенческие пати, с подвыпившими девчонками и совершенно здоровыми юношами без трагических воспоминаний… Вот у Кармел недавно появился бойфренд, без проблем… правда, он не нравится Айрис: самодовольный, тупенький.

Айрис поняла, что давно влюбилась в Чарльза Говарда. И нечего Чарльзу бежать из Крукстона, а на большие озера и в знаменитый дендрарий Миннесоты они поедут, когда Айрис получит водительские права! В Миннесоте столько всего чудесного!

…Густые волнистые волосы уже были причесаны и прихвачены ободком, надеты привычные недорогие украшения. Айрис набрала номер телефона и услышала веселые голоса. В доме Хоганов начинают собираться молодые люди. Чудесно: именинница Кармел не будет скучать.

– Кармел, дорогая, Сью может приехать за мной? Я готова, жду.

– Айрис, милая, возьми такси или попроси дедушку, ладно? Сью уехала в больницу.

– А что случилось, малыш заболел? – встревожилась Айрис.

– Нет, все хорошо. Представляешь, у нее появился жених! Он там, сегодня выписывается… красавчик, только ослеп. Сью на седьмом небе. Была у него сиделкой всего две недели – и на тебе!

Пресвятая Дева Мария, помоги! Айрис захотела снова взглянуть себе в глаза. Словно две разные девушки отражались в этих зеркалах: одна – робкая и покорная, другая – бунтующая, насмешливая, отчаянно смелая...

— Айрис! Почему ты молчишь?

— О, Кармел… я так рада за Сью! Прости, бабушка Онора просит побыть с ней, у нее подскочило давление. Мой подарок отдам тебе завтра! Хорошей вечеринки, дорогая Кармел!

Айрис услышала расстроенный голос Стивена-толстяка:

– Она не приедет! А с кем я буду танцевать? Мне нету пары!

© Ржаная Любовь, 2018

<<<Другие произведения автора
 
 
 
 
 
Все вроде бы было прежним, и звезды оставались на месте, но что-то изменилось.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Исключённые 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2018 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru