Данченко Елена  Передержали

Данченко Елена
Данченко
Елена

Документальный рассказ

Вчера позвонил мне домашний врач с благой вестью. Он сообщил, что договорился с отделением скорой помощи в городе Ньювехайме(недалеко от Утрехта), в больнице святого Антония о том, чтобы меня срочно посмотрел пульмонолог, вынес вердикт и если надо, положил в больницу. Он не обещал, что это будет мой лечащий специалист, но пульмонолог из больницы св. Антония. Что уже хорошо - больница серьезная и туда кого попало не кладут. Тем более, там не работает кто попало. Но я как раз их пациент и операцию мне делали именно там.

Надо сказать, что в Франции мне стало резко хуже со здоровьем: начала задыхаться, пешком ходила по этой причине мало, плавать дольше чем на пару-тройку метров не могла - в лёгких снова захлюпало. Приехав в Голландию, бросилась к телефону и договорилась о встрече с моим лечащим пульмонологом. Но только на 19 июля. А ждать уже опасно…вот и обратилась к домашнему врачу с просьбой как-то ускорить процесс. Он и ускорил, но не со специалистом, а со скорой помощью. Рассказываю как выглядит в Голландии отделение «скорой помощи».

Сели с Янриком в машину. Примчались в Ньювехэйм. А там…приезжают амбулансы - скорая помощь на колёсах, пациентов несут на носилках, без очереди, естественно. Ну понятно, если кто-то умирает, то его нужно спасать. Мне измерили уровень кислорода в легких, вроде жить можно. Померили давление и объявили, что будут делать рентген.

- Зачем? – вопрошаю я,- В пятницу уже сделали.

- Так надо, - отвечают. А я думаю: моим лёгким это совсем не надо, два рентгена подряд – ненужная нагрузка на мой и без того не сильный организм. Всё дело в том, догадываюсь, что домашний врач не сумел прочитать рентгеновский снимок, объявив что изменений с января нет.

И отправляют нас в предбанник, то бишь в холл. Там сидят люди, много людей. Сидят тихо, никто не задыхается, никаких болей не испытывает, судя по блуждающим улыбкам на лицах. Мы, как и все, сидим смирно, листаем журналы, пьем чай….час сидим, два, три…Янрик начинает терять терпение.

За это время в наш стеклянный аквариум был запущен лишь один пациент , испытывавший неподдельные боли. То был молодой мужчина с иглой в руке. Он был приведён женой , катившей перед собой коляску с младенцем . Мужчина мелко подёргивал правой ногой и тихо стонал. Его жена срочно налила стакан воды, ловко сунула ему в рот обезболивающую таблетку и дала запить. Их ребёнок начал покрикивать и семья удалилась в соседний предбанник за стеклом, там где было поменьше народу. Мужчина растянулся на скамейках, стоявших в ряд…

Потом приходили разные люди, их почему –то забирали в срочную помощь раньше меня.

…После трёх часов сидения на нарах я призадумалась: « а что я собственно тут делаю?» За это время я могла бы чего-то написать, отредактировать, перевести, пыль в комнате вытереть, в конце концов или сварить суп. Только приехали домой, работы невпроворот… Смотрю на мужа, а у него на лице написано вековечное голландское терпение. Иду к регистратуре.

- Девушка, - говорю, - скажите мне на милость, а что я тут делаю? Это скорая помощь?

- Да, - отвечает с улыбкой девушка.

- И Вы считает это нормально, что вот уже четвёртый час мне не могут оказать никакой помощи, а не то что скорой. А если я у вас тут умру?

Девушка звонит в джунглиевые дебри клиники.

- Госпожа, - говорит, - унас много пациентов, мест не хватает, для Вас готовят место.

- Какое место?

-Чтобы Вас врач посмотрел, нужно место. Не в коридоре же…

- Девушка, милая, для того чтобы меня врач посмотрел, нужно рентген повторить и биохимию крови сделать. Для этого существуют рентген кабинет и комната для забора крови. Не надо мне места под Вашим не взошедшим за три часа медицинским солнцем. Помощь окажите, скорую, а? Меня же врач мой не просто так к вам отправил. Я не мебель тут у вас изображаю. Не декорация я.

Девушка лопочет что-то вроде «жите ответа».

Возвращаюсь в наш холл. У нас заметно движение «срочных» пациентов, но вот почему-то никак не забирают меня и еще одного старичка-старожила с иглой в руке. Старик выглядит не очень – еле двигается, но сидит тихо. Жена старожила говорит, что они ждут приёма уже четыре часа(!)Народ отпускает шутки. Мне в голову приходит рассказ Чехова о том, как некто прибежал ночью к земском врачу, потому что тётка его умирала. Земский врач целый час вставал, чистил зубы, полировал ногти, искал калоши – потому что грязно на улице – и когда дошел до тётушки просящего господина, та благополучно скончалась. Пытаюсь шутить по-голландски, Янрик тоже подбадривает двух стариков. Забирают пришедших до меня, забирают всех пришедших после меня. Наконец-то забирают даже тихого старичка с его многострадальной женой, ходившей как и я в регистратуру разбираться.

Снова не выдерживаю и бреду в регистратуру. И…неожиданно для самой себя начинаю орать:

- Если вы меня не возьмете немедленно на осмотр, то завтра я подаю на вас в суд. Что это за скорая помощь , которую не могут оказать вот уже четыре часа?!

Секретарша бледнеет, куда-то снова звонит под аккомпанемент хлещущих из меня эмоций.

Возвращаюсь к Янрику в пустой холл.

Двери очень -очень скорой медицинской помощи распахиваются и для меня. Но у меня уже истерика. Я продолжаю орать. Захожу в автоматически раздвижные двери, плохо соображая, как я выгляжу. Моё домашне-пляжное африканское платье надето наизнанку (так торопилась в скорую помощь), сверху шерстяная толстая кофта, на ногах шлёпанцы, растрепанная…Орущая, угрожающая судебной расправой, издёрганная немыслимым отношением…

Мне указали на дверь. С той стороны.

- Хорошо, - говорю. Я уйду. Но вы обо мне еще услышите.

Автоматические двери захлопнулись за спиной.

Дома меня ждала подруга, которой мы оставили ключ в соседнем магазинчике.

От голода нам с Янриком свело животы. По дороге купили бургеры и Цезарь-салат в Макдональсе. Никогда еще бургеры не казались мне такими вкусными. Наверное, потому что я попросила приготовить мне без сыра. Без опротивевшего голландского сыра.

Завтра осмотр у кардиолога. Ну, у неё если и придется подождать, то не более часа, как правило минут тридцать-сорок. А главное: она человек неравнодушный.

Сегодня позвонил ассистент домашнего врача, поскольку домашнего врача не было на работе.

Он охарактеризовал вчерашний случай как “vervelend”, что дословно означает «противный». Я сказала, что это не столько противное , сколько подсудное дело.

Ассистент предложил мне урегулировать ситуацию и…снова поехать в «скорую помощь».
Засмеялась и положила трубку.

© Данченко Елена, 2018

<<<Другие произведения автора
 
 (2) 
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2018 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru