Новости конкурса
 Правила конкурса
 График конкурса
 Конкурсное задание
 Жюри конкурса
 Жеребьевка
 Турнирная сетка
 Участники конкурса
 Конкурсные произведения
 Групповой этап
   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Журавлева Анжела  Наш двор (продолжение)

Журавлева Анжела
Журавлева
Анжела

БАБА ЭСЯ

Жила в нашем доме на первом этаже бабушка Эся. Она была еврейкой. Времена, конечно, уже не Сталинские были, но всё равно, бабушка моя почему-то всегда шепотом говорила: ”она - еврейка” или “он – еврей…” И я не понимала что это всё значит, но как то внутренне напрягалась и почему-то сразу думала, что быть евреем - это плохо! Она жила в полном одиночестве и никогда мы не видели чтобы ее навещали родственники, или друзья. Выйдя на улицу, она любила жаловаться на жизнь или на кого-нибудь и если ничего не находилось, то закатывала рукав и жаловалась на то, что что-то на руке болит, а если на руке ничего не находилось, принималась осматривать другую руку. Так могло длиться минут пять и поэтому взрослые пытались обходить её стороной, избегая разговоров с ней. Она была воплощением одиночества.

Во дворе её обижали. Дети придумывали новые и новые каверзы. Они бросали ей в окна тухлые помидоры, яблоки, камешки, и с громким хохотом убегали в глубь двора. Баба Эся выглядывала из окна и ругалась, иногда пыталась догнать своих обидчиков... Выглядело всё это трагикомично….

Помню, что соседи шёпотом рассказывали друг другу её историю. Был у неё когда - то сын… Но связь они потеряли. Потому что он уехал далеко - в саму Америку. Что он поэтому – враг народа. И что на этой почве у неё помутился разум.

Однажды ей пришла бандероль в которой были американские кроссовки! В те времена их ни у кого не было! А всем ужасно хотелось иметь всё заграничное, не наше, импортное, но достать это было трудно. Во дворе кроссовки произвели сенсацию. Но баба Эся выглядела так нелепо в своём растянутом берете и старомодном, грязном, сером плаще, что белые и яркие кроссовки, надетые на хлопчатобумажные чулки , казались вынутым паззлом из другой какой-то жизни. Весь двор ей тихо завидовал . Мы все мечтали иметь такие, мы грезили ими, но при виде её на улице хотелось плакать. Она выходила во двор и начинала всем подряд хвастаться: «сын подарил». Она ими гордилась, кроссовки были её единственной связью с ним…

Ещё у бабы Эси была привычка угощать детей конфетами - твёрдыми, старыми и невкусными… Но брать эти конфеты, а потом демонстративно при ней же их выбрасывать, считалось хорошим тоном. Вопреки толпе идти трудно. Удержаться и не хихикать угодливо со старшими, со всеми вместе. Баба Эся беззащитно улыбалась и в другой раз снова угощала. Однажды пару дней она не выходила во двор и соседи что-то заподозрили. Квартиру вскрыли. Баба Эся умерла в одиночестве, а в руке её были зажаты старые конфеты…

РОЗОВЫЕ КОЛГОТКИ

В детстве у родителей не было времени следить за моим гардеробом. Колготки и носки зачастую оказывались выношенными, а то и дырявыми. Так вот, собралась я как-то на улицу, взяла из шкафа колготки, а они драными оказались. Потом следующие, а они тоже рваные. Еще одни - малы. Махнула рукой и надела те, что оказались под рукой. Выхожу из дома, смотрю на соседний двор, а там дети играют ( у меня во дворе, как всегда, никого). Неудобно подходить к ним. Им ведь и без меня хорошо, они «в резиночку» играют. Я хочу с ними, я хорошо прыгаю, ловко и выше всех умею прыгать! Набираюсь храбрости и смело подхожу, а внутри всё дрожит от напряжения. Боюсь, что они решат, что я навязываюсь, подумают: типа, вот пришла несчастненькая и поиграть-то ей не с кем. И они в праве выбрать и решить, можно мне с ними попрыгать или нет. А я получаюсь от них зависимой личностью. И я им позавидовала: «как вам хорошо, а мне грустно и одиноко». Иногда я играю с деревьями за своим домом - разговариваю с ними, а ещё я подхожу к окну и искренне говорю инопланетянам: “ инопланетяне, милые, заберите меня отсюда, не хочу я здесь жить!”

Но ничего не происходит и инопланетяне не прилетают. Поэтому я иду в соседний двор играть. Подхожу и начинаю издалека, а всем давно уже ясно, что я хочу спросить. Сочиняю на ходу, что вообще-то у меня много друзей, но они сейчас все разъехались, а так у нас всегда очень весело! Конечно, мне так-то особо никто и не нужен, а внутри сердце кричит: “конечно, вам хорошо, вы не представляете, как вы мне необходимы, мне без вас скучно и я не знаю куда себя деть, и конечно деревья мои друзья, но они не говорят со мной, и не дают мне советов, и не обнимут меня, и прыгать мне не с кем.” Меня милостиво принимают в игру. Как пришлая, я для начала подержала резиночку на ногах, теперь моя очередь прыгать. Выше, выше, и ещё выше, все злятся. Тут кто-то шепчет в сторону: «смотри, у неё дырка на колготках», - и прыскают смехом... Всё, не хочу больше играть. Тушуюсь и как побитая собака, что-то глухо бормоча, ухожу домой.

А они дальше прыгают.... и смотрят мне в спину...мне больно-больно внутри, я думаю: “а что им до того, что я умею лучше всех прыгать, у меня же дырка на колготках, и это перечёркивает все мои таланты, нет, пожалуй, не пойду домой,.. нет, пойду домой

и если эта дырка на колготках всем так важна, пойду и найду другие. Ага, а тогда все подумают, что это я их смеха испугалась, и будут опять смеяться, а мнe все равно, я попробую объяснить.”

Итак, прихожу домой. Открываю шкаф: боже, какой бардак, ничего не сложено, мнe лень убираться, маме некогда, а бабушке за всем не уследить. Нахожу совершенно новыe розовые колготки, а старые с дырками выбрасываю: прочь из моей жизни старые с дырками колгoтки! Не позволю надо мной смеяться! Все носки, которые с дырками, тоже вон из моего шкафа, всё летит в мусор. Мама дорогая ! И папа и бабушка, я понимаю что вам некогда, но я хочу, чтобы мне купили много новых колготок и носков - теперь на улицу. Ага! Рты у них уже перекосились в усмешке... А на мне красивые нежно-розовые гладкие колготки - ни у кого таких нет, они всем очень нравятся, особeно мальчикам, но им уже неудобно отступать ...они уже должны смеяться, а я им бросаю так небрежно и легко: “привет!” Когда шла, думала, что буду говорить и объяснять про дырку и про новые колготки. Но просто молча стояла и про себя думала: “Смотрю я на вас, друзья мои, и вы посмотрите на меня - какая я красивая и аккуратная, и не буду я вам ничего говорить, и так ясно: я необыкновенная девочка”. И глазами приветствую их всех. Спокойно на них смотрю, без злости и без вызова. Без слов они предлагают мне без очереди попрыгать и я начинаю прыгать, а все мальчики на меня восхищённо смотрят. А потом самый красивый мальчик провожает меня до дома и просит меня встретиться с ним завтра. Счастливая, я ложусь спать и жду с нетерпением завтрашнего утра.

© Журавлева Анжела, 2018

<<<Другие произведения автора
 
 
 
 
 
– Постой, постой, как это посмертный? Умер, а потом сочинил, что ли?
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2018 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru