Боттичелли Наталия  Психология красного яблока

Боттичелли Наталия
Боттичелли
Наталия

Прежде чем влюбиться — отрастите рядом с сердцем большое красное яблоко и отдавайте по кусочку вместо.

Я никогда по-настоящему не влюблялась. Я имею ввиду, не влюблялась настолько, что начинала вспоминать стихи о любви, которые в школе-то едва могла выучить наизусть. Я не влюблялась до той "отметки", когда женщина перестаёт логически мыслить и реально оценивать, находящегося перед собой, мужчину. Глядя на других, мне казалось, что влюбленность — это какая-то разновидность дальтонизма: когда большая часть предметов и событий окрашивается в розовый, а все кони становятся белого цвета и принадлежат только принцам.

Я влюблялась… Вернее будет сказать, испытывала эмоции к противоположному полу. Более того, такое со мной происходило очень часто. Я даже говорила, что всегда буду помнить об этом вечере(ночи, утре: это зависело от времени суток). Говорила подобные слова так часто и уверенно, как благодарят за покупку кассиры, только что открывшегося, супермаркета. Иногда даже мысленно прибавляла: «Приходите к нам еще…»

Вы подумали, что я не испытывала настоящих чувств только потому, что ни один из моих мужчин мне не нравился? Нет — нравились! Я всегда сама выбирала себе мужчин. НЕ брала, а именно выбирала: продуманно, точно зная, что на данный момент нужно. Я обращала внимание лишь на тех, кто хотел ответить мне взаимностью. Со временем мне было достаточно нескольких минут, чтобы понять, стоит ли тратить время.

Да, я не добивалась мужчин сама. И не потому, что считала это недостойным занятием. Мужчины любят покорять и завоевывать. Так зачем лишать их такой возможности и упрощать задачу?!

Первой старалась закончить отношения. Я не боялась быть покинутой. Просто не выносила слабых мужчин, которые могут "кончить" только в тебя, но никогда не могут "ПОкончить" с тобой и с вашей надоевшей связью.

Я относилась к завершению отношений философски, говоря:» Некоторые мужчины как туфли на каблуках в 13 сантиметров. Поносила, покрасовалась — отдай другим, пусть мучаются». И появлялась новая пара туфелек. Как правило, она была интереснее и дороже прежней. Вообще-то я люблю ботфорты, но сравнивать любовника с парой высоких сапог, как-то не поворачивается язык.

Один знакомый из разряда "недавно мной покинутых", встретив меня на улице, вполне беззаботной и улыбающейся, сказал: «Девочка, ты плохо кончишь!» Я подошла к нему ближе и прошептала на ухо: «Мальчик, с тобой я не кончу никогда…» И ушла. А он стоял, наверное, и смотрел, как я растворяюсь в толпе, слегка помахивая алой бархатной сумочкой. Так машет тореадор своей несчастной жертве.

Все это было… встречи… встречи… расставания… Мои соседи по подъезду относились к частым посетителям равнодушно. Наверное, даже жалели: бедная девочка, давно без родителей, а жить так хочется "красиво".

Я положительно воспринимала "отношения за деньги" и мужчин, которые мне их предлагали. Они были гораздо честнее тех, что пытались за нескончаемую вереницу разноцветных обещаний получить меня на время. Использовать и уйти, оставив с разбитым сердцем и синяками на бедрах — неизменным показателем их "настоящей любви и страсти".

Тот, кто платил мне, хотел получить только мое тело и мои ласки, не пытаясь унести свой кусок красного и бьющегося в груди.

Только соседке этажом ниже моя бурная ночная жизнь не давала покоя. Ну ещё бы: сорокалетняя, непривлекательная, одна воспитывает дочь. Таких волнует всё, даже политическая обстановка в маленьком княжестве Лихтенштейн. Всё, кроме собственной внешности. Эта "тётя" как-то назвала меня "дешёвкой", когда я поднималась к себе. Знала бы она о стоимость часов, золотой змейкой притаившихся, на моём тонком запястье. О стоимости кольца с топазом, который из-за своих размеров, так ловко прикидывался обычной голубой стекляшкой. Я не была "дешевкой", скорее уж — "дорогушей".

Вы уже решили, что причиной такого "аморального" поведения является глубокая травма, пережитая мной в юности с первым мужчиной… Ведь как-то так говорят психологи о подобных вещах. Разочарую — такого не было. Никакого насилия, никаких "взрослых мужчин-соблазнителей". Своего первого мужчину соблазнила я сама. Когда мне было шестнадцать, мне нравился мужчина гораздо старше меня самой. Ему на тот момент было двадцать восемь. Его племянница была моей подружкой. Однажды она сказала, что у *** жена с ребенком уезжают на море. (Как хорошо иметь разговорчивых подружек!) Я знала, что нравлюсь ***, но он никогда бы не предложил мне встретиться сам. Под предлогом передать книгу от племянницы, я пришла к нему розовым июльским вечером… А ушла, когда уже совсем стемнело.

Мне было хорошо;встречались мы почти каждый день до возвращения жены.

У меня было много мужчин. Совершенно разных: блондины, брюнеты, темнокожие. Наверное, их объединяло только одно — любовь к "необычному". Этим *необычным* и была я. Кто-то любил блондинок, кто-то мечтал о брюнетках, и все они оказывались в постели рыжей и голубоглазой.

У меня было много мужчин, потому что со мной было просто: я никогда не спрашивала, женаты ли они и никогда сама не хотела быть "женой". Никогда не хотела детей.Я хотела только одного - быть собой.

Были и такие, кто предлагал мне "руку и сердце" — желал сделать своей собственностью, заклеймённой, одной с ними, фамилией. Эти мужчины никак не хотели понять, что ветер в домашних условиях превращается в неприятный опасный сквозняк; что из ящика Пандоры нельзя сделать музыкальную шкатулку с "Шербургскими зонтиками". Как только я замечала, что готовится очередной "подарочный набор: рука + сердце", мой телефон больше не отвечал.

Многие мужчины были поражены, узнавая о моих взглядах, если у нас, конечно, дело доходило до разговоров. Они, наверное, считали меня существом внеземного происхождения. Иногда даже казалось, что, снимая с меня одежду, в первую очередь они искали взглядом пупок. Им было необходимо удостовериться в его наличии.

Было и другое очень простое объяснение. «Дорогие молодожёны, сегодня самый счастливый день в вашей жизни…». А я не желала, чтобы у меня был всего один счастливый день в моей жизни, да ещё тогда, когда меня окружает толпа пьяных людей, половину из которых я даже не знаю! К тому же – я не любила белые свадебные платья. Белое платье —символ непорочности, принадлежности одному мужчине. Мне тогда следовало бы одеть ярко-красное!

В моей жизни были отношения, которые длились довольно долго, но я уходила раньше, чем мы успевали надоесть друг другу.

Люди часто бывают несчастны не потому, что отношения закончились. Причина кроется в том, что они не могут вернуть те чувства и надежды, что были в самом начале их.

Отношения между мужчиной и женщиной — цветы. Когда они заканчиваются, не стоит делать из них *гербарий*, чтобы похвастать перед друзьями лепестками у которых не осталось ни цвета, ни запаха прошлого счастья.

Иногда, когда бываю в одиночестве, я думаю — почему так часто испытывая эмоции, не пережила роковой влюблённости, трагических разочарований?..

Быть может, потому что моя душа успела остыть ещё до рождения, несясь на Землю как падающая звезда. И ведь кто-то смотрел на январское синее небо и просил эту звезду сделать его счастливым, будто газовому светящемуся сгустку было дело до чьих-то желаний, кроме своих собственных.

А может быть, я не испытала все это потому что на рентгене моей грудной клетки, в средостении – орган, несвойственной ему, круглой, немного приплюснутой формы...

© Боттичелли Наталия, 2018

<<<Другие произведения автора
 
 (2) 
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2018 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru