Михайлов Евгений  В погоне за миражом

Михайлов Евгений
Михайлов
Евгений

Виктор К., как и многие из рода sapiens, не был склонен к мыслям о смерти, пока она не замаячила перед ним на горизонте. Подвергшись атаке страшной болезни и вступив с ней в отчаянную борьбу, он дал себе слово, что если выберется живым из этой передряги, то обязательно съездит в родные края. И вот, выйдя в очередной раз из больницы, он не был уверен в окончательной победе над недугом, но понял, что пора исполнять обещанное. На дворе стояла осень, и он оделся потеплее. Ехать предстояло на север. Привычная «аляска» стала просторней после изнурительной химиотерапии. Короткий седоватый «ёжик» на голове делал его похожим на отставного вояку.

На автовокзал он явился заранее и сидя в уютном кресле перед телевизором на втором этаже, ждал объявления о посадке. В оформлении зала ожидания скорее всего участвовал какой-то психолог, разместивший на стенах афоризмы, должные вселить позитивный настрой в отъезжающих. Прямо перед выходом красовалась надпись: «Человек создан для счастья, как птица для полёта». Увидев её, наш путешественник скептически ухмыльнулся. По его глубокому убеждению счастье не может постоянно сопутствовать человеку. Сегодня оно есть, а завтра – нет. К тому же, для достижения счастья почти всегда нужно выдержать нелёгкую борьбу с силами Зла.

Невольно перед глазами Виктора, как наяву, стали возникать события того далёкого дня, напрочь перечеркнувшие его счастливую, как он считал, жизнь. В тот день на даче он монтировал спутниковую антенну. Торопился закончить дотемна. А потом планировал «ударить» с соседом по пивку, благо, что у того баня топилась. Нормальные такие мужские посиделки. Трель мобильника ввергла его в пучину неприятностей. Даже сейчас, по прошествии стольких лет, он явственно помнил взволнованный голос жены: - Витя, милый! Приезжай! Я убила человека!

Дальше он действовал, как во сне: что-то кричал ей ободряющее в трубку. Затем гнал «жигулёнка» по просёлочной дороге на предельной скорости, остепенившись лишь при въезде в город. Ворвавшись во двор, он бросился к дому и увидел непрошенного гостя на веранде перед входной дверью. Картечь сразила его наповал. Кровь, пропитавшая одежду незнакомца на груди, скапливалась лужицей на полу.

Настёна, открыв дверь на условный стук, заголосила, бросившись мужу на шею: Витенька, спаси меня! Я не хочу в тюрьму! Спаси!!!

Обняв перепуганную супругу, он усадил её на диван, поднёс валерьянки.

- Тише! Тише! – успокаивал он дрожащую женщину, ища взглядом ружьё. А когда увидел, тут же стал тщательно протирать его, чтоб не оставить на нём настиных «пальчиков». Ведь он по дороге уже решил брать всю вину на себя. Иначе и быть не могло. Какой нормальный мужик отправит жену на третьем месяце беременности в тюрьму?

Жена тем временем, чуть опомнившись, принялась рассказывать подробности. Оказывается, незнакомец ломился в дверь, будучи прекрасно осведомлён о недавней продаже хозяевами наследственной квартиры. Даже то, что хозяина дома нет, знал. Следил, что ли, сволочь?!

- Если отдашь деньги по-хорошему, цела будешь, – убеждал он женщину,- иначе пеняй на себя.

Бандюга догадался, что хозяйка пыталась куда-то дозвониться , поэтому принялся ломать дверь. Тогда Настя выстрелила в него из ружья дуплетом.

- Давай его где-нибудь закопаем, Витенька! – твердила жена. Эта мысль поразила Викторв, она позволяла уйти от ответственности. Теперь он вспомнил, что соседи слева второй день гуляют на свадьбе у племянника, а справа дом ещё недостроен, там вообще никто не живёт.

- Похоже, что свидетелей нет, - лихорадочно размышлял он - Чёрт возьми! А вдруг получится?

Но что-нибудь предпринять в этом направлении не пришлось. В дверь уже тарабанила милиция, выехавшая по анонимному звонку. Скорей всего у грабителя был сообщник, который и позвонил.

- Запомни: стрелял я, - шепнул Виктор жене. То же самое он повторил ментам, упираясь в стену поднятыми руками. Из дома он вышел уже в наручниках. Дело быстро дошло до суда без особых усилий со стороны следствия.

Небольшую сумятицу внесла на суде мать убитого, заявившая, что её сын был любовником жены обвиняемого, и нужно переквалифицировать обвинение с превышения пределов необходимой обороны на умышленное убийство. Её доводы не нашли подтверждения и были судом отклонены.

К концу первого года отсидки Виктор получил от жены известие о рождении сына Антошки. Он ждал её приезда с нетерпением, да так и не дождался. В очередном письме жена сообщила, что разводится с ним. Решив побольнее ударить, заявила, что ребёнок не от него.

- Будь ты проклята, тварь! - шептал он бессонными ночами, глядя в потолок камеры. Потекла бесконечная вереница дней и ночей, не отличающихся друг от друга. Рана на сердце постепенно зарубцевалась. Боль затаилась глубоко-глубоко. По его собственным ощущениям он превратился в биоробота.

К его удивлению, супруга всё же появилась в колонии. Выяснилось, что ей понадобился его отказ от прав на квартиру.

- Если ты мне его не дашь, - мило улыбаясь, говорила она, - то я не стану тебя поддерживать на пересмотре дела, которого добивается мать погибшего. Скажу, что ты расправился с ним из ревности.

Потом уже он осознал, что блефовала она – не дура же, чтоб опровергать свои прежние показания, данные под присягой. Но в тот момент погорячился. Несдобровать бы ей, да охранники помешали. Один раз только успел ударить. После штрафного изолятора вернулся в камеру. Вскоре вызвали его в оперчасть.

- А, Тайсон! Проходи, присаживайся, - заулыбался низкорослый кривоногий калмык с майорскими погонами, - Тут вот приехали у тебя интервью брать.

Сидящий рядом с майором мужчина оказался следователем, ведущим дело о нанесении тяжких телесных повреждений гражданке К.

- Вмазал я ей, конечно, от души, - соглашался Виктор, - но тяжкие телесные - явный перебор!

Тем не менее, заработал довесок к основному сроку. А кликуха «Тайсон» так и прилипла к нему.

Странно, что всё произошедшее не озлобило его окончательно. Мстить он ей не собирался. Выйдя на свободу, много раз пытался устроить свою личную жизнь, но так и не нашёл себе постоянной подруги. На старости лет остался совсем один. Холостяцкую жизнь его последнее время скрашивали спаниэль Чарли и смешливая сойка Зинка.

Но общение с близкими людьми ничем не заменишь. Чтобы не впасть в чёрную меланхолию, он и задумал поездку в родной Город. Он до сих пор не верил, что Антошка ему чужой и собирался это доказывать по приезду.

- Ничего, экспертиза покажет, кто из нас прав! – твердил он, как заклинание.

Автобус неуверенно двигался в сумерках, являя собой сосредоточие жизни в безжизненном пространстве. Он то и дело подпрыгивал на рытвинах. Дорожное покрытие оставляло желать лучшего. Виктор понимал, что от этого желания ничего не изменится, поэтому старался уснуть или хотя бы задремать. Однако какая-то тревога на душе не давала ему такой возможности. Оставалось только, позёвывая, смотреть в окно. Пожалуй, он один такой был в автобусе. Все преспокойно спали.

Убогие людские поселения вдоль дороги встречались редко. Их названия почти всегда содержали тюркское слово БУЛАК, что в переводе на русский означает РОДНИК, ИСТОЧНИК. Ничего удивительного. Вода – источник жизни, поэтому люди и селились возле неё.

Автобус прижался к обочине и затормозил. Виктор поднялся и направился к водителю.

- Что за остановка?

- Булак, - нехотя проговорил шофёр.

- До Города далеко?

- Уже недалеко осталось, только там обычно никто не выходит.

- Это почему?

- Да нет этого города уже давно. Сначала в нём тараканы и крысы исчезли. Потом людей стала тревога непонятная охватывать. Многие разъехались кто - куда. А однажды ночью город с остальными жителями ушёл под землю. Теперь на его месте котлован, заполненный водой. После того , как оттуда двое аквалангистов не вернулись, никто и не осмеливается к этому гиблому месту приближаться. В тёмные ночи хорошо видно свечение воды и не замерзает она в даже сильные морозы. Аномальная зона там. Ты разве не знал?

- Нет, не знал.

- А зачем туда едешь?

- Я там родился и жил до двадцати пяти лет.

- Ага, ностальгия, значит. Твои прихоти могут тебе боком выйти.

- Всё равно хоть взгляну на родные места.

- Ну, давай-давай, - зевнул шофёр, - безумству храбрых поём мы песню!

Находясь под впечатлением от услышанного, Виктор совершенно машинально побрёл к сгрудившимся спящим домишкам.

- Стоянка пятнадцать минут! – крикнул ему в спину водитель.

- Хорошо! - внимание путника привлекло единственное выглядывающее из сумерек здание, в окне которого тускло мерцал огонёк.

- Магазин, что ли? – подумал Виктор. Ему нравились такие попутные магазинчики, в которые он заходил в надежде встретить что-то необычное. Чаще всего эти ожидания не оправдывались. Однако привычка осталась.

Внутри магазин оказался больше, чем снаружи, поскольку почти на полметра был заглублён в землю. Лампочка под потолком едва освещала хаотичное скопление товаров. Споткнувшись на ступеньках, он с руганью повалился на кучу каких-то кастрюль, со звоном разлетевшихся в стороны.

- Ой, как Вы неосторожны! Вы не ушиблись? - помогала ему подняться дородная продавщица в мелкозавитых кудряшках.

- Темнотища у вас тут, как у негра в животе… - пошутил Виктор.

- Аккумулятор слабый– пояснила женщина, - Что бы Вы хотели?

- Сейчас осмотрюсь - уклончиво отвечал он. Продавщица разочарованно посмотрела на него. Знала она таких клиентов – глазеют-глазеют, а ничего не покупают.

А он тем временем приметил на стеллаже игрушечный автомат, очень похожий на настоящий, даже лазерный прицел имелся. Его давно повзрослевшему сыну такой уже не понадобится. А, может быть, ТАМ внуки есть?

- И сколько же стоит эта занятная штуковина? - спросил он на всякий случай, разглядывая автомат.

- Одиннадцать тысяч, - ответила продавщица, сверившись с записями в учётной книге.

- Да за такие деньги настоящий можно купить! – пошутил Виктор.

- А что, Вам настоящий нужен? – очень серьёзно спросила женщина.

- Нет, конечно. Я просто так сказал.

- За базар ответишь! – вмешался в разговор чей-то скрипучий голос.

Оглядевшись и увидев незамеченную до сих пор клетку с попугаем, путник выдал традиционное: - Попка дурак!

- Будь ты проклят! – крикнул попугай.

Виктор замахнулся на него автоматом, но тут же почувствовал низкий подземный гул. Пол под ногами завибрировал.

- Что это? – испуганно спросил он продавщицу.

- Не знаю… - не менее испуганно ответила та.

Отбросив автомат, мужчина опрометью вылетел из магазина. Сделав по инерции несколько шагов, он остановился, поражённый. Что такое? Местность вокруг как по волшебству изменилась. Пустыря не было и в помине. Прямо перед ним выстроились двумя рядами разукрашенные ларьки, киоски и магазинчики, уходившие к подножию невысокой горы. Между рядами сновали люди. Множество людей. Гремела музыка.

Хуже всего было то, что в пределах прямой видимости не просматривалось и автобуса.

- Вот это да! – запаниковал Виктор - Неужели водила уехал, меня не дождавшись? Он мне сразу не понравился. Та ещё скотина!

Люди вокруг не обращали на нашего путешественника ни малейшего внимания. Иногда они наталкивались на него, с недоумением оборачивались и двигались дальше.

- Слушай! Где автостанция? – остановил он какого-то паренька. Тот уставился на него, как на чумного, покрутил головой, не отвечая, и убежал. Чувствуя. что он в другом пространстве, а может быть - и в другом времени. Виктор бросился назад, но того самого магазинчика, из которого вышел несколько минут назад, не обнаружил. Портал закрылся. Теперь до его сознания дошло, куда время от времени исчезают люди, которых потом не находят.

И вот теперь он двигался в толпе празднично одетых людей. Но чувство одиночества только усиливалось. Был момент, когда на него с искусственной горки скатилась целая орава ребятишек. При попытке заговорить с ними они с тем же визгом разбежались. Второй попыткой контакта стала встреча со стайкой разряженных девчат. Те убежали со смехом. Вот тогда он осознал непреодолимость языкового барьера. Даже купить себе чего-нибудь прохладительного не смог. Деньги у них, конечно же, оказались другими. Было довольно тепло, и он вспотел в своей куртке, но бросить её не решился, а вдруг здесь ночи холодные.

Услышав сзади топот, он едва успел увернуться от мчащихся упряжек каких-то четвероногих, не то лошадей, не то оленей. Они тянули за собой лёгкие платформы, полные людей в диковинной раскраске, вовсю дудевших в трубы и бьющих в барабаны. Когда с ним поравнялась третья упряжка, ему почудился голос бывшей жены, звавшей его по имени. Он попытался взобраться на эту платформу, но сорвался и упал на дорогу, больно ударив колено.

Постепенно толпа редела. Киоски заканчивались. Платформы с музыкантами как сквозь землю провалились. Виктор оказался у входа в тоннель, ведущий в недра горы. Не без колебаний наш путник вошёл в него, надеясь , что кроме входа должен быть и выход. Стены были испещрены глубокими проёмами, в которых что светилось. Не понимая природы этого света, он сунулся в один проём, но застрял и еле выбрался оттуда, испачкав куртку.

Вскоре он дошёл до бруствера, перегораживающего тоннель поперёк. Под стенкой сидели три аборигена в довольно странных одеяниях, напоминающих монашеские. Памятуя пресловутый языковый барьер, он поднял с пола кусок штукатурки и нарисовав на стене силуэт автобуса, потыкал в него пальцем. Аборигены дружно вскочили, указывая вглубь тоннеля.

В это время кто-то схватил его за воротник куртки, раздался треск. Эй, поосторожней! – инстинктивно заорал Виктор – Воротник оторвёшь!

И был потрясён, услышав ответ на родном языке: - Ничего, я потом зашью.

Ещё большее потрясение он испытал, когда повернулся и увидел перед собой шофёра автобуса. После взаимных объятий выяснились жуткие подробности: непонятная сила просто выбросила водителя из кабины, а автобус на его глазах испарился вместе с пассажирами.

-Ты только ушёл, тут такое началось, - твердил шофёр - я думал, что и ты погиб. Слава Богу, нас теперь двое. Пить будешь? – спросил он, доставая фляжку, в которой что-то булькало, - Пойло жуткое, но мозги прочищает хорошо.

Виктор глотнул и закашлялся, но в голове действительно наступило некоторое просветление. Он сказал: - Не исключено, что автобус с пассажирами просто попал в другое пространство – время. Не зря же эти трое указывают в конец тоннеля.

- Да это же простые могильщики, - не сдавался шофёр, - много они понимают, да ещё пьяные к тому же! Тоннель – это у них кладбище. А толпа у входа празднует День Мёртвых.

- Ты как хочешь, а я иду дальше! – заявил Виктор

- Не иначе, свой сгинувший Город ЗДЕСЬ искать собрался? Чиканулся, что ли? – твердил шофёр, загораживая ему дорогу - Пока нам можно с этими ребятами перекантоваться. А дальше видно будет.

И он принялся переговаривать с аборигенами на их свистящем наречии. А Виктора обожгла мысль: - Что-то неладно с этим шофёром. Откуда он знает местный язык? Перевёртыш он, только и всего. И про Город он, конечно, врал в автобусе и врёт сейчас.

Поэтому оттолкнув опешившего водителя в сторону, наш герой направился к брустверу, с трудом перелез через него и направился вглубь тоннеля

- Вернись, дурашка, там обвалы бывают – кричал шофёр. Но Виктор упорно шёл вперёд. Между тем тоннель заметно сужался. К тому же стало совсем темно, Похоже, что снаружи наступила ночь.

Виктор совсем выбился из сил, заполз в какую-то щель, не веря, что доживёт до утра. Но смерть за ним не пришла. Утром забрезжил рассвет, и упрямец снова поднялся на ноги. Вскоре он добрался до камнепада, засыпавшего выход из тоннеля почти доверху.

Плача и обламывая ногти, ворочал Виктор тяжёлые камни, пока не расширил лаз до нужных размеров. Выполз на склоне горы. Везение продолжалось потому, что удалось спуститься в долину. И сразу, как на ладони, перед ним открылся Город. Тот самый, к которому он стремился долгие тридцать лет. В радостном возбуждении путник устремился к нему, бормоча: - Только бы не мираж!

Между тем ветер, вначале слабый, всё усиливался. Сплошная пелена крутящегося в горячем воздухе песка заслонила Город, проникала в лёгкие идущего. Удушье быстро прикончило его. Через некоторое время на месте, где он упал, буря насыпала небольшой бархан.

© Михайлов Евгений, 2018

<<<Другие произведения автора
 
 

 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2020 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru