Новости конкурса
 Правила конкурса
 График конкурса
 Конкурсное задание
 Жюри конкурса
 Жеребьевка
 Турнирная сетка
 Участники конкурса
 Конкурсные произведения
 Литобзоры
 Групповой этап
 Одна восьмая финала
 Четвертьфинал
 Полуфинал
 Финал
   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Подобед Елена / Алёна Подобед /Дед Мороз без ПМЖ

Подобед Елена
Подобед
Елена

Нина Николаевна Негина овдовела под Новый год. И до того она убивалась по мужу, что к маю его это, судя по всему, достало. Покойный Василий Васильевич и стал являться вдове во сне: обросший и всклокоченный. Вставал из гроба и, бормоча невнятное, тянул к ней когтистые руки.

При жизни Негин ни чем подобным не промышлял. Да и жену ему упрекнуть было не в чем. Но, уйдя за черту бытия, стал он наказанием для Нины. И до того замучил бедную страшилками, что дома ей стало вовсе невмоготу.

Целыми днями Негина бездумно слонялась по городу или часами сидела в скверах, наблюдая за возней малышей и слушая, не слыша, чужие разговоры. А с наступлением сумерек шла в порт и там бродила вдоль причала, глядя на суетливых пассажиров, круизные теплоходы и аспидно-ртутную зыбь воды, манящую кануть камнем на дно и застыть там, баюкаясь, в вечном анабиозе... Нет, смерти Нина Николаевна не искала, да и к ночным визитам покойника почти привыкла, но было муторно и как-то уж очень тупиково.

Там в порту вдова и дремать повадилась на скамейке, а домой забегала лишь переодеться да перекусить.

Поженились Негины еще студентами, вместе поступили в аспирантуру, вместе остались работать на кафедре. Но рождение мертвого ребенка так надломило Нину, что она ушла из университета и посвятила себя мужу, который в течение двадцати лет был для нее и сыном, и отцом, и мужем, и единственным другом. Они и жили друг другом, тем и довольны были бы еще не один десяток лет, если бы не нелепая смерть Васи на новогоднем корпоративе. И ведь сколько раз просила его — не болтать с набитым ртом…

С безвременным уходом мужа жизнь вообще потеряла для Негиной всякий смысл.

Возможно, ей помогла бы работа, да и до пенсии было еще целых пять лет. Но трудового стажа по специальности — с гулькин нос, а идти в мерчендайзеры или поломойки пока не хотелось. Вот и тратила Нина потихонечку то, что годами копилось на дачу, которую Негины так и не успели купить.

Верующей Нину Николаевну назвать было трудно, но «Отче Наш» она знала и, когда в кошмарах возникал покойный Вася, вспоминала молитву и даже крестным знамением его осеняла. И вот в один из теплых сентябрьских вечеров забрела несчастная в храм при кладбище, на котором ночной безобразник вполне мирно себе лежал почти год. Разговорилась со старушкой, что свечками торгует, а та и окажись бывшим психотерапевтом. И, как истинно верующая, посоветовала она вдове заказать сорокоуст по мужу, а как доктор со стажем, прописала почаще ходить на могилку, чтобы примириться с потерей и понять иносказательность снов. А еще настоятельно рекомендовала отнести в церковь все мужнины вещи. Так, мол, и доброе дело сделаешь, и лишнего повода для слез не станет. Известное дело: с глаз долой — из сердца…

И зачастила Нина на кладбище. Сначала узлы с барахлом таскала в тамошнюю часовенку, а потом и просто к Васе. И все, бывало, у ворот мелочью нищих одаривала, не глядя, потому как совестилась — подавала-то мало, да и с чего...

Но до того ей полюбилось быть среди могилок-то да сосенок, что и не передать. Место умиротворенное, старинное, а со дня на день и вовсе должно было закрыться для погребений, так что и тишине уже ничто бы не мешало.

Так Нина Николаевна, изо дня в день прогуливаясь вдоль оград и вглядываясь в фотографии на надгробиях, мало помалу научилась додумывать чужие судьбы и приводить их к счастливому финалу. Так она перестала бояться мертвых, и муж наконец-то угомонился. Зато теперь она могла говорить с ним, будто с живым. И делала это вслух, как истинно одинокий человек.

В канун Старого Нового Года сидела Нина на скамеечке возле Васиной могилы, ведя привычную беседу и согреваясь чаем с бальзамом. Но то ли от того, что алкоголя в термосе было слишком много, то ли от холода, а стала задремывать Негина. И уж было заснула, как муж покойный опять и нарисуйся — всклокоченный, злющий, глазами буравит, перстом когтистым тычет. Мол, смотри, куда велю!

Бедную аж подкинуло со страху. Очнулась и видит — наяву идет к ней… Василий Васильевич… Красный пуховик и штаны лыжные стеганные — все его, только разгрязнющее! Да и зарос за год: седые патлы из-под шапки, той, что она сама ему и вязала к прошлому Новому году, ниже глаз висят и лица толком не разобрать в густой бородище. Подошел, на оградку облокотился и просипел:

— Давно я за тобой наблюдаю... Не делом ты занята. Живым к живому тянуться надо, а не на кладбище селиться…

Прихмелевшая от «глинтвейна» Нина Николаевна закричала в голос, заплакала, бросилась, было, к мужу со словами:

— Вася, голубчик, воскрес! Ой, не зря ж я молилась и сюда каждый день ходила!

Но муж будто и не рад ей был, а знай поучал:

— А уж если приспичило в стужу по могилкам шляться, экипируйся соответственно! Что напялила, а? Разве ж в такой морозище можно в демисезонке да в капроне? Еще чуть-чуть, и кони бы двинула, дурища! Ты на меня посмотри! Весь я на вате — что спереди, что сзади. И никому глаза не мозолю — завалюсь на кучу старых венков и нет меня. И на жалость бьет отлично, и подают лучше. Да я и руки не протягиваю — нужды нет, сами суют да наливают, — оживший покойник многозначительно подмигнул вдове.

— Как подают? – пролепетала Нина, краем сознания догоняя реальность, — Ты... не Вася?

***

Косматый догнал ее в конце аллеи, схватил за плечо и зловеще прорычал в самое ухо:

— Жизнь или кошелек, снегурка! И фляжку свою гони!

Негина без чувств и повалилась разбойнику на руки.

Очнулась она в темной земляной норе. Воняло грязным бельем, гарью и прокисшей едой. Но было тепло и безумно хотелось пить.

«Живая, слава тебе, Господи! Оклемалась! Я ж пошутил с тобой от скуки, а ты сознание терять! Видать, и правда чуть кони не двинула на морозе-то! Ко времени я подоспел. На-ка, выпей, а то заболеешь, — бомжик заботливо сунул Нине кружку с темной горячей жижей. — Это пустырник на спирту. Я траву эту еще с лета припас — за воротами ее тьма-тьмущая. А может и не пустырник, но все равно лучше, чем ничего... Пей, живо в себя придешь!»

Сопротивляться сил не было. Негина сделала глоток обжигающе-горького пойла и снова впала в забытье. В бреду ей привиделось, как все в той же церкви ее покойный Вася венчался с другой. Но Нина почему-то знала, что эта другая — жена кладбищенского побирушки. Было до невозможности тесно и душно, и хотелось плакать. А потом вдруг стало как-то легко и радостно. И новобрачные послали ей воздушный поцелуй, взошли на облако и растворились в золотом сиянии, сочащемся из-под купола, будто сотовый мед…

А разбойник этот, рыдая, принялся рассказывать Нине о том, как преподавал в университете сопромат, и как студенты ему башку проломили за вредность. И как память ему отшибло, и как скитался... Как, измучившись от голода и собственной неприкаянности, безнадежно пытался попасть в тюрьму за мелкую кражу. Как, вспомнив однажды все, решил было вернуться домой, но дома уже не было. Вернее, он был, но принадлежал другим людям. Как узнал о том, что жена умерла с горя, не перенеся его пропажи.

И остался он, на чем болтался. Ни угла, ни родной души на всем белом свете. Попробовал было восстановить свои документы, да что-то не заладилось. В общем, идти ему было некуда, кроме кладбища, где жену схоронили. Там и прижился втихую…

В этом сне Нине было бесконечно жалко бомжика. И себя — нестерпимо...

Нина Николаевна очнулась, прислушалась к своим ощущениям. Признаков насилия, простуды или отравления не было. Разве что от неудобного лежания в тесной конурке ныла спина и покалывало правую руку. Свет едва пробивался через мутную линзу в потолке, сделанную из куска пластиковой канистры. «Шишкин лес» — прочитала Негина на уцелевшем клочке этикетки. В углу под кучей тряпья вовсю храпел гостеприимный хозяин.

***

Ровно в полночь в дверь квартиры, расположенной на первом этаже блочной девятиэтажки, позвонили.

— Деда Мороза заказывали?

Нина Николаевна посмотрела в глазок. На пороге стоял вчерашний разбойник:

— Девочка Нина тут живет? Я ей подарочки принес, открывайте!

И она… открыла.

В большом полиэтиленовом пакете из-под корма «Чаппи» оказалась целая россыпь «сокровищ»:

цветастая нейлоновая женская комбинашка начала 70-х годов прошлого века;

пара ядовито-оранжевых длинноносых туфель со сломанными супинаторами;

каштановый парик а-ля Гаврош;

клетчатая клеенчатая косметичка производства приснопамятной ГДР;

букетик бумажных незабудок;

полупустой пузырек одеколона «Сирень»;

две гирлянды елочных лампочек;

мишура и…

живой котенок!

— Да не бойся, снегурка! Барахло не с могилки и не с покойницы. Это все подарки от сердобольных прихожан. На тебе, Боже, что нам не гоже…

«А этот тоже из храма? — Нина в недоумении смотрела на отирающегося возле ног пузатого мурчалку, — А как вообще вы меня нашли?»

— Так, давай по порядку, Нина. Как нашел? Так я следил за тобой. Не спалось… Разговорила ты меня, разбередила душу, а как Васей-то назвала, такая обида во мне взыграла. Какой я Вася! Я ж Николай! Николай Николаевич Николаев! Вот ведь фантазия богатая была у моих предков. Ты не думай, я не бандит и не пропойца. Но сам себе судьбу сломал по своей же глупости… Уж больно вредный я был, прямо лютый. Столько студентов из-за меня в армию ушлю, недоучившись… Кто-то из них и проучил, видать… в темном переулке обухом по затылку… чтобы впредь добрее был…

А храпел я, будто во сне, так лишь для конспирации. И чтобы поутру тебя не смущать. Что касаемо этого зверюги, так я его у твоего же дома и подобрал. В такой мороз один болтался на улице — разве ж можно! Принимай парнишку, лишнего тебе не нарожает. А паразиты — что за беда, раз помыла, чем надо, пролечила и порядок. Да и меня не мешало бы, а то запаршивел, сама видишь, до чего хорош…

— Так это был не сон?

— Какой сон — ты мне с того пустырника всю ночь спать не давала — дебоширила. Видать, все-таки это другая трава... Вот только хрен ее разберет — какая. Я что — ботаник? Я всю жизнь сопромат преподавал...

***

Негина взяла себе обоих — и кота, и бомжа. Отскребла, пролечила, откормила. Жаль, мужских вещей в доме не осталось — все ж в церковь снесла тогда Васино… Так тем и судьбу себе нашла — из того барахла и Николаю Николаевичу кое-что перепало.

Не даром говорится — все что отдал, твое…

Видать, этого и хотел от нее покойный Вася, когда из дому гнал...

А документы Николай Николаевич восстановил и опять преподает сопромат в своем университете. Но теперь на него зуб точат уже не студенты, а другие преподаватели — уж больно мягок и бескорыстен он стал.

Негина устроилась к нему на кафедру лаборанткой, ибо пригляд за ним все же нужен. Память-то к нему вернулась, а привычки прежние не ушли. И если Нина Николаевна не отслеживает, то Николай Николаевич в своей незаметной экипировочке утекает на работу, оправдываясь тем, что так комфортнее…

И на кладбище они ходят, как и прежде, но делают это не каждый день, а лишь по великим праздникам…

***

Основные положения сопромата:

1. Аксиома: Всякое сопротивление временно.

2. Аксиома сложного сечения: Где тонко — там и рвется.

3. Теорема о паре сил: Была бы пара, а момент найдется.

© Подобед Елена, 2018

<<<Другие произведения автора
 
 (1) 
 
 
 
Все вроде бы было прежним, и звезды оставались на месте, но что-то изменилось.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Исключённые 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2018 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru