23 Ноября
родились:
Глухов Сергей
Морозов Олег
 
   
Конкурс стартует
через:

79

дней.

2018-02-10


Подать заявку на участие в конкурсе современной новеллы "СерНа - 3"

   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Миловзоров Борис  Благородные невесты

Миловзоров Борис
Миловзоров
Борис

В тени густой кроны старого дерева на фоне пасторального пейзажа с речкой, стадом коров и солнечными пятнами на сочной зелёной траве проходил утренний пикник. Две прекрасные девицы слушали пение стройного молодого человека, аккомпанирующего себе на небольшой шестиструнной гитаре. Девушки были родными сёстрами из семейства Мейсонов, владеющего почти тысячей акров земли. Старшая сестра Мэйбл, опираясь прямой спиной о могучий ствол, держала в руках изящную полупрозрачную чашку и с настороженным удивлением слушала красивый баритон Элвина, так звали молодого человека. Поначалу Мэйбл хотела показать певцу, что равнодушна к мужским обольщениям, но певец столь проникновенно пел о благоухающем дыхании любимой и так восхвалял небесную синь её глаз, что она забыла о своём намерении и теперь просто слушала. Что касается её младшей сестры Бетти, то она откровенно наслаждалась пением молодого человека и была очарована им.

Здесь автор не может не объяснить читателю пикантность данного события. Дело в том, что сёстры впервые в жизни оказались на пикнике наедине с молодым человеком. Два года прошло, как умер их отец, суровый Джером Мейсон, неустанными трудами и непревзойдённым упорством которого было создано состояние семьи. При жизни обедневшие соседи за глаза завистливо обзывали его скороспелым дворянином, но угодливо улыбались, подписывая очередной вексель, а после смерти беззастенчиво пытались женить на осиротевших сёстрах своих сыновей. Благо, что на защиту девушек встала их одинокая тётушка Модлин, костлявая и подслеповатая. Она поклялась умирающему брату, что оградит его дочерей от опасностей и подыщет им достойных мужей. Мейсон благословил её на это и отдал богу душу. По завещанию тётушка получила денежное содержание, право опекунства над племянницами и принялась всем распоряжаться как хозяйка.

Прежде всего, она отвадила незваных женихов. «Вы не просто невесты с богатым приданым, — втолковывала она сёстрам, — вы девушки образованные, поэтому вам нужны мужья благородные». Для подкрепления своих слов она рассказывала о незавидной участи женщин, изнывающих под пятою жестоких мужей. В её бесчисленных историях мужчины беспробудно пьянствовали и проматывали приданое своих жён, били, истязали, выгоняли их вон и даже продавали на рынке, словно скот. Сёстры, познающие жизнь по романам Ричардсона, от красноречивых рассказов тётушки испуганно бледнели и всецело доверялись ей. Они знали, что тётушка лишь внешне сурова, что душа у неё добрая и что она искренне желает племянницам счастья.

И при всём этом вдруг пикник на природе с малознакомым молодым человеком! Тётушка представила Элвина сыном своей давней знакомой, но автор сразу должен известить читателя, что это не было правдой. Просто тётушке так понравился этот молодой человек, что она сочла его подходящим кандидатом в женихи. Удивительно, насколько бывает доверчивой и непоследовательной женская натура: столько времени непоколебимо стоять в обороне и вдруг в один миг пасть от мимолётного очарования.

Всё произошло в Тивертоне, куда тётушка заехала по пути из Лондона. Она была уставшей и расстроенной, так как молодой человек из одной очень приличной семьи, которой когда-то она была представлена, недавно женился. Тётушка хотела познакомить его со старшей племянницей, но судьба распорядилась иначе. Ко всему прочему у неё разыгрался ревматизм в левом колене. Все эти обстоятельства так вывели её из себя, что когда некто, оказавшись около экипажа, протянул ей руку, она едва не оттолкнула её. «Вы страдаете?», — с искренним участием в голосе спросил некто. Она недоумённо взглянула ему в лицо, и, несмотря на близорукость, заметила вполне добрую улыбку. Тётушка не нашлась, что ответить, но на предложенную руку опёрлась. В гостинице учтивый незнакомец усадил её на диван и спросил: — «У вас что-то болит?», — чем окончательно растопил её раздражение. «Ревматизм в колене обострился», — вздохнула она. «Да что вы?! Это же так мучительно! Вот, возьмите», — он вытащил из висящей на плече сумки небольшую баночку.

Заметив её нерешительность, вновь широко улыбнулся.

— Миссис…

— Мисс, — машинально поправила его тётушка, — Модлин Мэйсон.

— Очень приятно, — незнакомец приподнял треуголку, обнажив тёмно-рыжие волосы, — Элвин Престон. — Прошу вас, разотрите мазь на колене, вам станет легче. — Тётушка взяла баночку и вопросительно посмотрела на Престона. Он понял её немой вопрос. — Не беспокойтесь, завтра утром вернёте.

Он махнул рукой и убежал по лестнице на третий этаж. Заселившись в номер, тётушка открыла баночку, недоверчиво понюхала состав. Он пах кислыми травами и ещё тяжёлым незнакомым духом, что, впрочем, не делало его противным. Боль утихла почти сразу. Тётушка была так рада, что пригласила молодого человека к себе в номер поужинать. Он не отказался. Весь вечер они разговаривали о болезнях и способах их лечения. Попутно тётушка осторожно расспрашивала Элвина и тот простодушно рассказывал о себе. Его отец, богатый владелец нескольких аптек в Лондоне, в прошлом году посылал его в Новый Свет для сбора лекарственных рецептов индейцев племени Навахо. Тётушка ахала: «Как же, ведь в североамериканских колониях недавно закончилась война! Это, наверное, очень опасно!». «Там, куда я ездил, войны не было, — успокаивал её Элвин, — навахи меня хорошо приняли и рассказали о своих секретах. Теперь я смогу открыть собственное дело!». Элвин совершенно покорил тётушку своей серьёзностью и добрым нравом и она решилась пригласить его погостить несколько дней в их поместье. «Не получилось с лондонским женихом, — думала она, — привезу этого. Хороший малый, с деньгами, бог даст, приглянётся какой-нибудь из сестричек». И идею с утренним завтраком на природе предложила тётушка, чем ни мало удивила племянниц, но они охотно послушались: какое-никакое, а развлечение в их скучной жизни. Вот так трое молодых людей оказались на пикнике.

Элвин закончил петь и отложил в сторону гитару. Бетти восторженно захлопала в ладоши, но под строгим взглядом старшей сестры, потупилась.

— Вы хорошо поёте, господин Престон.

— Мисс Мэйбл, я в отчаянии, неужели я не заслужил обращения по имени?

Повисла неловкая пауза, которую прервала Бетти. Она сказала: — «Элвин, вы заслужили», — и с вызовом посмотрела на сестру.

Мэйбл была умной девушкой и, конечно же, ей хотелось замуж, но молодой человек, приехавший вчера с тётушкой ей не понравился. И не мог понравиться. Уже три месяца сердце Мэйбл было занято молодым соседом Айзеком Блэком, высоким худощавым мужчиной со слегка вытянутым лицом, узким прямым носом и массивным подбородком. После смерти своего отца господин Блэк осел в небольшом имении и стал регулярно посещать церковь. Иногда он и Мэйбл обменивались ничего не значащими фразами, и девушка замирала от его голоса. Она всё чаще ловила на себе его взгляды и чувствовала, что они оба близки к любви. В мечтах Мэйбл рисовала романтические встречи, но три недели назад судьба восстала против них. В тот день тётушка рассказывала об очередном соискателе богатого приданого, которому отказала в визите. «У него тоже мало земли?», — съязвила Мэйбл. «Не только, — фыркнула тётушка — за его семейством числится просроченный вексель! Пусть сначала оплатит, а потом в гости напрашивается». Мэйбл равнодушно пожала плечами и спросила, как зовут соседа, а когда услышала: Айзек Блэк, едва не упала в обморок. Она убежала к себе в комнату и долго плакала над своею незавидной женской долей, над тем, что, наверное, никогда больше не сможет никого полюбить.

Мэйбл едва заметно вздохнула. Как старшая сестра, она должна была бы первой выйти замуж, но вправе ли она настаивать на этом, тем более что мудрый отец разделил состояние между дочерьми поровну? Нет, не вправе, тем более что Бетти этот молодой человек явно понравился.

— Элвин, я согласна с Бетти, ваш голос и пальцы на струнах достойны друг друга.

— Спасибо, Мэйбл! — склонил голову Элвин. — Они готовы вновь услужить вам.

— Нет, пусть отдохнут. Лучше расскажите о своей жизни в Лондоне.

— Да, пожалуйста! — подхватила младшая сестра.

— Для меня она мало отличается от любой другой жизни и заключается в трудах и заботах.

— Жаль, — усмехнулась Мэйбл, — мы с сестрой надеялись, что вы расскажете о балах и приёмах, о чудесных салонных музыкальных вечерах.

— Увы, — опять склонил голову Элвин. — Но я могу рассказать, как мои чувства сегодня пришли в волнение, как восторженно я вдыхаю здешний воздух.

— Отчего же? — спросила Мэйбл, заметив, как покраснела вдруг Бетти.

— От окружающих меня красот, — хитро улыбаясь, ответил молодой человек.

Мэйбл рассердилась.

— Элвин, помогите нам встать!

— Сестричка! — взмолилась Бетти, — Давай ещё посидим?

— Нет, нам пора!

Они переправились на лодке на другой берег и побрели по тропинке мимо ленивых коров и невидимых стрекочущих кузнечиков.

Тётушка встретила их в гостиной, объявила, что обед будет через пару часов и, взяв покорного Элвина под руку, попросила его рассказать о диетах для лечения ревматизма. Молодой человек украдкой оглянулся на девушек и виновато улыбнулся. Даже Мэйбл стало его жалко, а уж на Бетти и вовсе лица не было.

В своей девичьей комнате Мэйбл прилегла на кровать и задремала. Что бы она не думала об Элвине, но внутри души она была ему благодарна за свой первый в жизни пикник. И ещё она успела подумать, что если выйдет замуж, то обязательно будет устраивать пикники для своей семьи. Её разбудили громкие голоса. Она подбежала к окну и с изумлением увидела внизу Айзека Блэка. Он выставил обнажённую шпагу в сторону Элвина и гневно обличал его, а тётушка, прижав руки к груди, стояла рядом и растерянно смотрела то на одного, то на второго.

— Сэр, вы не смеете здесь появляться! — почти кричал Блэк.

— Это ещё почему? — усмехался Элвин.

— Потому что вы ветреник и обольститель! Вам мало Лондона с его пороками, так вы в провинцию ринулись!

— Вы не смеете мне указывать!

— Как вам угодно! Но если вы не уберётесь отсюда, я вызову вас на дуэль!

На секунду Мэйбл подумала, что Элвин примет вызов. «Дуэль, — ёкнуло в её сердце холодной дрожью, — это так ужасно!». Но поступок очаровательного Элвина поверг её в шок, он вдруг отчётливо, хотя и несколько глухо произнёс: — «Хорошо, я уйду, но мне нужно забрать вещи». «Убирайтесь! — угрожающе покачал шпагой Айзек. — Слуга вынесет их за ворота!». Сердце Мэйбл обдало жаром, а из соседнего окошка донёсся сдавленный возглас Бетти. «Боже, она тоже слышала!», — испугалась за сестру Мэйбл и бросилась в соседнюю спальню. Они вместе смотрели вслед понурой спине Элвина. Бетти лила слёзы и шептала: — «Мэй, я хочу, чтобы он вернулся!», — сестра обнимала её за плечи и ждала, что молодой человек оглянется, но он не оглянулся.

К обеду она спустилась одна, пояснив, что Бетти уснула. Сосед галантно поклонился, поцеловал её руку, пальцы Мэйбл дрогнули и Айзек задержал их чуть дольше, чем допускало приличие. Тётушка ничего не заметила, она сбивчиво рассказывала, как сосед пришёл погасить вексель, как неожиданно встретил здесь Престона, известного столичного развратника и негодяя, и как мужественно его изгнал. «Ах, — горестно вздыхала тётушка, — Элвин казался мне таким милым!».

После обеда тётушка сослалась на усталость и ушла, тихо сказав на ушко Мэйбл: «Господин Блэк благородный человек и у него почти сто акров земли! Прекрасная партия!». Мэйбл промолчала, она и без тётушки знала, что это её партия. Они долго гуляли по саду, пили чай в заросшей и тенистой беседке. Блэк целовал ей ладони и горячо шептал, что будет добиваться её руки. Мэйбл была словно в бреду, ей казалось, что она парит высоко в небе и лишь горести Бетти омрачали это безоблачное счастье. Она наградила Айзека скромным поцелуем в щёку и убежала утешать младшую сестру.

Мэйбл долго уговаривала Бетти хоть что-нибудь поесть, потом убеждала, что та ещё встретит свою любовь, объясняла, что Элвин недостоин её, что он принесёт несчастье, но Бетти плакала и твердила, что готова ради него на всё. Мэйбл знала, что Блэк остался ночевать в поместье и возможно ищет встречи с ней, но покинуть сестру не могла. Только поздно вечером она уложила её спать и вышла в сад подышать воздухом. Девушка грустно прошла по дорожкам, которые ещё хранили отпечатки их следов, зашла в беседку. Вот здесь они сидели, прижавшись, друг к другу.

Внезапно послышались размашистые шаги, неужели это он?! Мэйбл уже хотела выскочить навстречу, но послышались ещё шаги, она замерла и наклонилась к просвету в виноградных листьях. На дорожке в свете полной Луны друг против друга стояли Элвин и Айзек. Неужели будет дуэль?! Она не хотела этого кровавого зрелища и готова была выскочить, встать между мужчинами, но они, не вынимая шпаг, вдруг шагнули вперёд и обнялись. При этом Айзек почему-то назвал Элвина Полом.

— Пол, спасибо, друг!

— Что, — усмехнулся бывший Элвин, — завоевал свою крепость?

— Что ты! Я сдался сам, бесповоротно и навеки! И я в долгу перед тобой.

— Хорошо, что ты помнишь это.

— Ещё бы! Слушай, Пол, а как же ты неприступную тётушку очаровал?

— Пришлось неделю ухаживать за дочкой аптекаря, он мне много чего рассказал.

— Надеюсь, дочка не пострадала?

— Дочка?! Я сам едва ноги унёс! Айзек, не отвлекайся, давай думай, как мне вернуться в этот дом, из которого ты так безжалостно изгнал меня?

— Пол, не уж то и ты влюбился?!

— Ещё как! Я без ума от младшей сестрёнки!

— Боже, — встрепенулся Айзек, — тётушка ни за что не простит тебя, а если признаемся, что мы всё подстроили, то и меня!

— И не надо, у меня есть план! Через пару месяцев рыжая краска с моих волос смоется, вновь отрастут усы.

— Думаешь, тётушка тебя не узнает?

— У неё жуткая близорукость, а Бетти, надеюсь, меня простит.

— Тогда при будущей встрече с тётушкой надень самый яркий камзол и громко звени монетами в карманах!

— Не сомневайся. Вот только как быть с Мэйбл, она-то меня точно узнает?

— Ничего, я уговорю её!

Мэйбл едва не рассмеялась от счастья, она всё поняла и её не надо было уговаривать. Главное, что теперь она сможет утешить бедненькую Бетти, что Элвин, в смысле, Пол, обязательно вернётся. «Но пока без подробностей», — поправила она себя.

К этому автор может добавить лишь, что всё так и случилось и через полгода состоялись сразу две свадьбы и все были счастливы.

© Миловзоров Борис, 2017

<<<Другие произведения автора
 
 
 
 
 
– Постой, постой, как это посмертный? Умер, а потом сочинил, что ли?
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2017 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru