Конкурс стартует
через:

77

дней.

2018-02-10


Подать заявку на участие в конкурсе современной новеллы "СерНа - 3"

   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Буденкова Татьяна  Дамский угодник

Буденкова Татьяна
Буденкова
Татьяна

Жаку пришлось серьёзно потратиться. Заплатить три ливра башмачнику за новые башмаки, потом заказать шляпу треуголку из коричневого фетра, правда без широких полей и богатых украшений, но и она обошлась в сорок солей. Шляпой и башмаками гардероб дамского прелестника ограничиться не мог! Никак не мог! Судите сами: ещё пришлось заказать белую рубашку, из экономии без кружевных рюш на рукавах. А панталоны с завязками на икрах и спине, чтобы не стеснять движения? Уж не говоря про стеганый жилет синий спереди и, светло-коричневый на спине.  А одеколон, за который он пока остался должен? Этот одеколон стоил столько, сколько весь его теперешний гардероб! Но каков выбор? Нельзя понравиться дамам, если от тебя пахнет свиным навозом и коровьим пойлом.

И вот во всём новом, с гитарой наперевес, расточая благоуханный аромат дорогого одеколона, Жак как бы невзначай причаливает к противоположному берегу. И надо ж такому случиться, там как раз сей момент под раскидистой кроной старого дуба отдыхают две мадмуазель. Поскольку это только завязка, то без надлежащего объяснения многое в этой истории покажется запутанным. Сначала следует объяснить, как могло приключиться такое совпадение.

А всё отчего произошло? Оттого, что папаша Аннеты и Иветты, так звали молодых прелестниц, оказался не промах и скупил за бесценок на аукционе земли, ранее принадлежащие знатному дворянину. И теперь девушки на берегу тихой речки частенько устраивали пикники.  А земельный надел родителей Жака располагался на противоположном берегу. Но небольшой участок не мог прокормить семью так, как того хотелось Жаку и его родителям. Жак сам пас коров, кормил свиней, и частенько поглядывал через реку, мечтая, как заживёт так же красиво и праздно… когда-нибудь. Подробностей внешности девиц на таком расстоянии он рассмотреть не мог.  Но тут прошёл достоверный слух, что за каждой из сестёр их батюшка давал приданного до пяти тысяч ливров! Для Жака это были огромные деньги. При таком приданном девушки просто не могли оказаться некрасивыми. 

И Жак подумал, известное дело, девушкам на выданье батюшка ищет подходящих женихов. Обнадёживал Жака и тот факт, что высокородным происхождением, как и семья Жака, это семейство похвастать не могло. Жак единственный сын и наследник своих родителей.  Пусть небольшой надел и невеликий домишка, но ещё ухоженное стадо коров и розовенькие поросята возле жирных свиноматок, всё-таки давали надежду на сватовство. Однако надо как-то проникнуть в дом, быть принятым в этом семействе. Там уж как Бог даст. А Жак своего не упустит. Вот и выходила необходимость приобрести приличный гардероб, чтобы завести знакомство. Дело оставалось за малым. Найти средства на этот гардероб. Жак поделился своим планом с папашей. Ведь нельзя упускать такую возможность, как богатая невеста! Она, возможность эта, может раз в жизни представиться!

Всю ночь после разговора с сыном папаша Тео ворочался в постели с боку на бок, причиняя неудобства своей супруге. К рассвету папаша Тео уже спланировал, какой большущий свинарник построит на приданное будущей невестки. И сколько ещё розовеньких поросят захрюкают возле жирных свиноматок!

Утром отец и сын, незаметно для матери Жака, уединились, чтобы обсудить план действия. Глава семейства Тео отлично знал нрав своей супруги, и хотя по закону она никаких прав не имела, и была что та старая кляча на задворках, но лягнуть женушка могла не хуже молодого жеребца. А ещё эта упрямая женщина, конечно, не сможет взять в толк их хитроумную комбинацию и всё испортит с самого начала. Ведь, как известно: курица не птица и женщина не человек. О чём в те времена прямо заявляли французике законы, в которых правом голоса наделялся каждый человек, то есть мужчина. И значит женщины… вот именно, то и значит, что женщина по тогдашним законам просвещённой Франции, не человек. Но когда от этой женщины зависит: кто будет отрубать голову курице на суп, или свежевать кабана перед продажей, то приходилось считаться. Поскольку, ну кто кроме неё возьмётся в их семье за это кровавое дело? Однако это вовсе не значило, что ей непременно следует всё докладывать. И сын с отцом порешили тайно продать телушку, на что и одеть будущего жениха. Продавать пришлось живым весом. Хоть и дешевле, зато без доклада матушке. А кроме того придумали сделать так, будто телушку на выпасе неведомый зверь задрал. Для этого, пока Тео отвлекал женушку редким для неё удовольствием супружеских ласк, их сынок Жак съездил на бойню и купил по дешёвке кишки, шкуру, рога и копыта другой убиенной телки.

И вот Жак сидит на поляне перед девушками, услаждая их слух игрой на гитаре. Отец Тео решил не оставить столь важное дело без родительского внимания и тайно пробрался следом за сыном. Теперь он лежал чуть в стороне, среди высокой травы и наблюдал за всем происходящим. Но самое главное, с его позиции была видна ножка Анет чуть выше туфельки, не прикрытая подлом её роскошного синего платья. А ещё её белая, нежная рука держала тонкую фарфоровую чашку, которую та собиралась поднести к пухлым красным губкам. От духмяного запаха трав ли, от представшей ли его глазам картины, но голова Тео закружилась, и он готов был потерять сознание! А тут ещё какой-то корешок упёрся Тео чуть ниже живота и щекотал, щекотал… Тео терпел сколько мог, потом стал понемногу отползать назад, чтобы удалиться также незаметно, как и появился тут. И когда ему казалось, что удалился уже на почтительное расстояние, и рядом маячат какие-то кусты, Тео вскочил и кинулся бежать!

- Ах, - Иветта упала прямо в траву, потеряв сознание.

- Это, верно, какая-то собака? – дрожащим голосом осведомилась Аннета.

Жак бросил гитару, кинулся было к Иветте, но в шаге от неё замер, не решаясь прикоснуться.

-Помогите же мне подняться! – протянула руку Аннета, отчего-то досадливо глядя на Жака. Жак хоть и заметил этот острый взгляд, но значения его разобрать не успел. Такого близкого соприкосновения сразу с двумя молодыми особами Жаку до сей поры испытывать не приходилось. Он стоял на коленях рядом с Иветтой, держа за руку Аннету.  Сердце его колотилось так, что перехватывало дыхание.

- Боже мой! Боже мой! На помощь, на помощь! – взывала Аннета.

Но рядом никого кроме Жака не было. И он решился! Поднял Иветту на руки, и они отправились в усадьбу.

- Засвидетельствуйте перед батюшкой, я не из дурных побуждений! А спасая жизнь вашей сестре! – Задыхаясь от обуявшего его ранее неведомого чувства, еле выговорил Жак, почти не чувствуя веса девушки, но не имея сил отвести взгляд от её глубокого декольте.

Им на навстречу уже торопилась прислуга, которая Бог весть зачем куда-то отлучалась. Увидев такую процессию, с воплями и причитаниями кинулись предупредить хозяина.

Иветту внесли в комнату и послали за доктором, который приехал очень  быстро, поскольку оплачиваемые визиты следовало выполнять сноровисто и к удовольствию хозяев.

Отец девушки, убедившись, что дочь жива (как тут не обеспокоиться, когда для представления её женихам в надлежащем свете, были куплены дорогие платья, шляпки, перчатки), выслушал рассказ её сестры и прислуги. Прислуга, не видевшая ничего из происшедшего, но слышавшая рассказ Аннеты, повторяла всё с её слов. А чтобы скрыть свою отлучку, а заодно придать себе значимости и событию важности, всё приукрашала и преувеличивала. Жак, было, раскрыл рот поправить её, но Аннет будто невзначай дёрнула его за рукав, и, повернувшись к батюшке спиной, приложила палец к губам. И Жаку ничего не оставалось, как утвердительно кивать.  Тут-то  ему и пришла мысль, как оправдать своё появление возле девиц.  Он решился использовать купленную шкуру и кишки тёлки, в сочетании с удачным обмороком Иветты. С волнением Жак говорил, что плыл по реке на лодке, как вдруг увидел на берегу жуткого зверя, крадущегося к сидевшим на поляне девушкам.  В тот же миг поспешил причалить к берегу! И, не заботясь о себе, кинулся на помощь.

Потом добавил, что буквально на днях какой-то хищник, вероятно, тот же что и пытался напасть на сестёр, задрал их самую лучшую тёлку. В доказательство своих слов предлагал показать место происшествия, утверждая, что к испоганенной шкуре никто не прикасался. Всё оставлено как было после ужасного нападения. А зверь столь могуч, что в одну ночь сожрал всё мясо и куда-то уволок кости. Возможно в своё логово!

Все присутствовавшие, в том числе доктор, который кроме того увлекался всякой мистикой, казалось, ни минуты не сомневались в услышанном. Доктор не преминул рассказать случай, когда ему в студенческую бытность довелось исследовать похожую нечисть. И он даже вынужден был пересдавать экзамен, поскольку не смог назвать вид монстра, хоть профессор и пытался убедить его, что перед ним всего лишь крупная собака. И вот теперь, судя по описанию Жака и прислуги, он может подтвердить, что это ужасное кровожадное животное может натворить много бед. Вот уже и тёлку сожрало!

И только отец девушек оставался подозрительно хмур и задавал странные, заставляющие дрожать бедного Жака, вопросы. Сначала поинтересовался, с чего это вдруг Жаку вздумалось в обычный день кататься на лодке? И почему именно в этом месте? Тут Жаку опасаться не приходилось. И он совершенно искренне пояснил, что на противоположном берегу расположены земли его родителей. Обычно он, и его батюшка рыбачат в этих местах.

- Без удочки, с гитарой? – поинтересовался будущий родственник.

 И Жак не сплоховал:

- В этот день батюшка позволил мне отдохнуть от трудов. Поскольку я не привычен ходить по кабакам и питьем вина не увлекаюсь, то решил покататься на лодке, напевая любимые песни матушки.

Господин Бюжо, а именно такую фамилию носил отец этого семейства, искоса взглянул на молодого человека. Словам его верилось с трудом. А скорее вообще не верилось. Господин Бюжо вспомнил себя в его возрасте, припомнил сыновей знакомых и уже более внимательно посмотрел на Жака. Уж не судьба ли посылает ему трудолюбивого, не пьющего зятя, с которым можно и состояние приумножить, и одну из дочерей с рук сбыть. Однако надо проверить, действительно ли земли его родителей находятся на противоположном берегу? И в каком состоянии их хозяйство?

- А что это у вас, юноша, так руки трясутся? Уж не скрываете ли чего непотребного?

-Что вы? Что вы, господин Бюжо? Это мне припомнилась картина нашей растерзанной тёлки и я было представил… - Жак замялся, опасаясь дальнейшими словами навлечь недовольство господина Бюжо.

- Будет, будет, языку волю давать! Во всяком случае, примите мою признательность за спасение дочерей от ужасного зверя. И я был бы не против взглянуть на останки вашей тёлки.

Жак этим словам радовался как ребёнок. Во-первых, шкура и вся остальная покупка, действительно так и остались в лесу, чуть присыпанные землицей, потому что домой принести их никак было нельзя. Ведь купленная шкура и шкура проданной тёлки были разного цвета! И они с батюшкой не нашли способа как объяснить сей факт матушке. Поэтому сказали, что поганой шкуре не место у них во дворе. Матушка долго молилась, но всё-таки согласилась с мужем. Тем более что особенно перечить тоже не решалась, боясь огрестись супружним вниманием в виде увесистого подзатыльника.

А во-вторых, это значило, что папаша Бюжо познакомится с его родителями и хозяйством. А это уже кое-что!

Родители Жака подошли со всей серьёзностью к предстоящему показу останков телушки. Купили матушке новое платье, первое за четверть века её замужней жизни. А папаша Тео вызвал на дом парикмахера. Деньги выделили из семейного бюджета, те самые, что копили про чёрный день. Искренне надеясь, что ежели их сыночек жениться на богатой невесте, то такой день не настанет.  А дни их будущей жизни будут благословенны достатком и не унижены строжайшей экономией. Свою одежду, купленную на деньги от проданной телушки, Жак до поры прятал в кожаном мешке, который хранили в лодке. Матушка в неё ступить не решалась, здраво опасаясь при своём весе пойти на дно вместе с этой, как она говорила, утлой посудиной.

В день приезда господина Бюжо вся семья вымылась. Особенно тяжко пришлось матушке. Длинные рыжие волосы которой, без помывки ни один парикмахер бы не причесал. Батюшка подстригся, переоделся и стал ждать гостя. Жаку было проще всех. Слегка ополоснулся прямо в реке, достал одежду из лодки, переоделся, надушился и был готов.

Наконец появился господин Бюжо. Он осмотрел двор, коровник, курятник, заглянул в свинарник, будто надеялся там найти останки той самой телушки. Папаша Тео понимал к чему все это и старался не мешать. Но вот осмотр был закончен. И господин Бюжо спохватился, что ещё не представлен хозяйке дома.  Жак так и замер, ожидая выхода из дома на крыльцо своей матушки. Кто знает, налезло ли на её телеса новое платье? И что мог вытворить парикмахер с её головой? Пока он с папашей Тео перешептывался, да переглядывался, скрипнули половицы и послышался громкий вздох господина Бюжо. Жак даже зажмурился! Что-то теперь будет?

Когда же он открыл глаза, то удивлению его не было предела. Молочно-белые пышные формы матушки окаймляли розовые рюши глубокого выреза платья. Её полные руки, будто перевязанные возле кистей тонкой ниткой, чуть приподнимали подол платья, оголяя пухлые щиколотки. На голове, словно церковный купол, возвышалось и светилось золотом дело рук парикмахера. И Жак, и папаша Тео от неожиданности так и замерли с открытыми ртами. Однако господину Бюжо не приходилось видеть в повседневной жизни матушку молодого человека. Поэтому он счёл, что это её обычный образ. И буквально через мгновенье стоял перед ней коленопреклонённый, обращаясь к папаше Тео с просьбой представить его этой обворожительной даме. Равной по красоте которой, в жизни ему видеть не приходилось!

О чём тут дальше рассказывать? Наверное, и так понятно. Свадьба состоялась. И буквально на глазах дом папаши Тео преобразился до того, что в нём появились слуги! А главным событием случилось то, что вместе с внуком, сыночком Жака и Аннеты, родился ещё один мальчик: братик Жака. Крестным отцом которого, настоятельно пожелал быть тесть Жака, господин Бюжо. Так что теперь за процветание этих двух достойных семейств можно было не опасаться.

Но и это ещё не всё. С некоторых пор папаша Тео и Жак стали усиленно рассказывать о том, какой кровожадный монстр поселился в этих местах. Он задирает коров, нападает на людей. Рассказам о нападении на людей здорово способствовал господин доктор. Разъезжая по вызовам, он конфиденциально рассказывал, как спасал несчастную Иветту после нападения того самого монстра. А папаша Тео всем желающим прикупить в этих местах землю, предлагал посмотреть шкуру той самой телушки. И таких желающих становилось всё меньше, а земля в этих местах всё дешевле. И господин Бюжо, тяжко вздыхая, что жить приходится в таком ужасном соседстве, скупал прилегающие поля и пашни, леса и перелески, богатея как на дрожжах. Не забывая при этом о своём любимом зяте Жаке. А тот, в свою очередь, не забывал про своего папашу Тео. А все вместе постепенно превращались в богатый и могущественный клан, о котором говорили, что им сам чёрт не брат.

© Буденкова Татьяна, 2017

<<<Другие произведения автора
 
 
 
 
 
Чудо исчезло, мечта – тоже.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2017 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru