Дикая Надежда  Запоздалая любовь

Дикая Надежда
Дикая
Надежда

А поздняя любовь – она счастливая
Восторженно хмельная, как весна.
Как счастлив тот, кому столь прихотливая,
Но светлая любовь присуждена!
(В.Нуйкин)

Наташа и Коля Глебовы, молодые родители двух малолетних сынишек, появились в Батайске неожиданно. Никто их тут особенно не ждал, но на первое время родственники стартовую площадку им всё же предоставили. Приехала молодая пара с детьми из Белгорода, где у них была пусть и небольшая, но своя квартира. В этом же городе жили родители Коли и мать Наташи.

Сразу после окончания средней школы Наташа, не успев осмотреться, опомниться, полюбить всем сердцем, быстро забеременела и таким образом срочно вышла замуж. Колян, на шесть лет старше Наташи, тоже совсем не ожидал такого поворота дел. У него была здесь девушка – первая любовь, с которой он немного повздорил, и вот теперь, чувствуя себя рыцарем долга, ему пришлось скоропалительно жениться. Родители сыграли им хорошую свадьбу, подарили новенький «Москвич» и даже добились и подарили ключи от маленькой квартиры. Родители у Коляна жили довольно зажиточно, но замкнуто, так как его отец во время Великой отечественной войны в этих же местах служил старостой у немцев. Колю этот факт в их семейной биографии сильно смущал, и лишь Натаха, острая на язычок, время от времени пробалтывалась.

Быстро за рождением в 1971 году первого сына Наташа стала ждать и второго ребёнка. И вскоре родила опять мальчика. И вот тут-то неожиданно пересеклись пути-дороги Коляна и его первой любви Полины. Понял он, какую непоправимую ошибку совершил сгоряча, сдуру, и как нелегко, почти невозможно исправить её сейчас. И всё же он решился на разрыв с семьёй, уехал в Батайск устраиваться с работой и жильём, чтобы начать новую жизнь со своей любимой Полюшкой. Поревела, Наташа, погоревала, но тут её мать, почти всю жизнь прожившая одна, без мужа, и одна воспитавшая свою Наташу, быстро собрала дочь с двумя малышами и отправила вслед за Коляном. И Колян сдался. Второй раз отказался он от своей любви, теперь ради двух сыновей.

Им повезло. Они быстро рядом с заводом нашли приличную по тем временам отдельную частную квартиру у бездетной старой семейной пары. На этот завод Колян и устроился работать газоэлектросварщиком, где им выделили два места в детском саду и довольно быстро дали двухкомнатную квартиру в новеньком пятиэтажном доме. Наташа закончила в Ростове девятимесячные курсы бухгалтеров и устроилась на работу в строительную организацию и тоже почти рядом с домом. Жизнь, казалось, наладилась и пошла по обычному руслу. Николай хорошо зарабатывал, частенько шустрил по ночам по совхозным полям и садам, где «всё вокруг колхозное, всё вокруг моё», приезжая домой с добычей - фруктами и овощами. Но, бывая в компаниях и выпив, он становился вдруг молчаливым, угрюмым, старался уединиться, и так долго сидел в одиночестве, опустив голову. Напрасно весёлые гости зазывали его:

- Колян, иди к нам, чего сидишь один и скучаешь, ведь сегодня праздник!

Напрасно подлетала к нему его разудалая Наташка:

- Чего сидишь тут один, старик Хоттабыч, иди к нам, пока кто-нибудь глаз не положил на твою молодую жену.

Ничего не помогало! На Коляна накатывала нелюбовь к жене, хотя и винить её одну он не мог.

Видя, какой серьёзный и хозяйственный в быту Николай, баба Шура, бывшая квартирная хозяйка, оставшись одна, переписала на него свой дом с условием, что они досмотрят её до конца, а все имевшиеся у неё деньги она отписала своей племяннице. А деньги у бабы Шуры водились ещё со времён Великой отечественной войны и сразу после её окончания. Чем только не приторговывала она? Когда проходили мимо станции Батайск эшелоны с солдатами, а на дворе стояла изнуряющая жара, она с такими же, как она, «добрыми феями» приходила на ИЗО к вагонам с ведром воды и кружкой продавала эту воду солдатам-освободителям, прикладывая копеечку к копеечке.

Дети подрастали, уже ходили в школу. И тут Наталья решила поступить в техникум на заочное бухгалтерское отделение. Острая на язык, на экзаменах она просто забалтывала преподавателей. Контрольные задания раздавала по знакомым, которые ей всё и делали. Как-то раз она приехала в техникум и получила сразу несколько «неудов» по контрольным домашним работам. Не рассматривая их, она сразу примчалась к подруге.

- Настя, ты работаешь заместителем главного бухгалтера, ты образованная, а вот контрольную-то твою работу по бухгалтерскому учёту в техникуме завернули мне назад с двойкой, - с ехидцей, с порога сразу заявила Натаха.

- Не может быть! А ну, дай сюда мою работу, посмотрю, в чём там дело? – покраснев и с беспокойством спросила Настя. Заглянув в свою работу и не найдя ни одного замечания, она увидела в конце 5 !

- Натаха, ты что ли двойку от пятёрки отличить не можешь? Всё, больше ко мне со своими контрольными не подходи, - с улыбкой, но и с чувством удовлетворения, ответила она. – А с «неудами» иди разбирайся с теми, кто тебе их «заработал».

Вскоре после получения диплома Наталья перешла работать главным бухгалтером в учебный комбинат РДВС. Шла она на эту ответственную должность с трепетом, понимая, что опыта такой работы у неё нет. А тут ещё в комбинат прислали на обучение вьетнамцев. Работы значительно прибавилось. Надо было вести отдельный учёт их проживания, питания, обучения, воспитания. Наталья вся запорхалась в бумагах и на составление квартального отчёта упросила подругу в выходные дни придти и помочь.

Но в бухгалтерском запущенном учёте за два дня на скорую руку можно только составить отчёт условно-приблизительный.

- Вот, Наталья, делаю я тебе сейчас отчёт, но с условием, что ты по всем счетам восстановишь первичный бухгалтерский учёт, а если будут неточности, то позднее исправишь дополнительными бухгалтерскими проводками.

Отчёт Натаха сдала и сразу уволилась. Потом ещё пару раз принималась она за работу главного бухгалтера, запутывала там всё и перед составлением годового отчёта убегала со словами:

- Ой, где моя подруженька, она бы сейчас мне всё по полочкам разложила.

А подруженька уже жила в другом городе. Натаха так привязалась к своей подруге, так её полюбила, что все хлопоты по переезду её семьи взяла на себя и своего Николая. Кроме того, когда на улице стали проводить газ, она, отпрашиваясь с работы, провела газ в оставленный под её присмотром дом Анастасии, конечно, за их деньги, но ни копейки не взяв за свои хлопоты и услуги. А многочисленные родственники не пошевелили даже ни одним пальцем. Два раза Наталья и Николай отправляли Насте контейнеры с мебелью, вещами и продуктами (мать у Натахи работала возле продуктов). А на сорокалетие дорогой своей подруги Наташка без предупреждения, как снег на голову, заявилась к ним в Архангельск. Анастасия чуть дара речи не лишилась от такого неожиданного и приятного визита. А Наташа, всё такая же бойкая на язык, не умолкала ни на минуту.

- Фу, в каком вонючем городе вы теперь живёте. И чем это так воняет? - проезжая мимо Сульфата, морщилась Натаха.

- А что такое «САЛАМБАЛАМ» ? – проезжая мимо Соломбалы, смеясь, спрашивала она. – Ну и названия здесь у вас.

- Почему ваш музей деревянного зодчества под открытым небом называется «Малые Карелы»? Почему у вас такие каркающие названия – Карпогоры, Каргополь, Карговино, Каркулья? - Всё ей было здесь интересно, ведь на севере она была впервые.

Когда старший сын Натахи заканчивал среднюю школу в Батайске, его тянули на золотую медаль. А Наталью это возмущало.

- Нет, ты представляешь, Настя, сын сделал ошибку в сочинении на выпускном экзамене, так к нам пришли домой и попросили его той же ручкой, которой он писал на экзамене, внести исправление. А потом после того, как уже вручили золотую медаль, вызвали меня в школу и явно намекали, что мы должны рассчитаться за это со школой чем-то памятным. А я сказала, что ничего у нас нет.

На тот момент Наташа не работала, ухаживала за бабой Шурой. Начались смутные времена. Кругом шли сокращения. Николай не стал дожидаться такого «приглашения», уволился сам и ушел со своей небольшой бригадой в новый частный строительный кооператив. Работы тут было – хоть отбавляй.

- Чего мне кормить дармоедов – конторских работников, содержать такой большой завод, - говорил Колян, - когда я могу теперь работать только на себя?

Работа в кооперативе у него была связана с длительными командировками. В одной из таких командировок Колян вдруг ВЛЮБИЛСЯ! Домой на побывку он приезжал теперь радостный, весёлый и с удовольствием спешил вернуться к месту работы. Наташка заподозрила что-то недоброе в этом поведении мужа и попросила его остаться хоть на некоторое время дома, уйти с работы в краткосрочный отпуск. Николай согласился. И тут однажды она нашла вдруг в туалете в мусорном ведре очень старательно и очень мелко разорванный конверт с письмом. Натаха вытащила все до единого кусочки, аккуратно разложила их, склеила прозрачной бумагой и прочла:

- Здравствуй, мой дорогой, мой горячо любимый Колюшка! Ты даже представить себе не можешь, как же я по тебе соскучилась. Я всё время вспоминаю наши бурные ночи, твои губы, твои сильные и ласковые руки, твои нежные слова, которые ты шептал мне на ушко… Я жду, я всё время очень жду тебя…

- Вот это да!.. Я изо всех сил стараюсь быть хорошей хозяйкой, матерью, женой, но что-то мне ни ласковых рук, ни нежных слов никогда не доставалось от Коляна, а вот чужой бабе – пожалуйста – всё сразу и сколько хочешь, - со слезами на глазах размышляла Наталья. - И это уже после того, как сыновья почти выросли, как я ни разу даже не помышляла об измене, отдавая всю себя для дома, для семьи.

Вечером в семье разразился скандал. А ещё через неделю, в выходной день, вскоре после обеда, когда уже на улице наступила темнота, в квартиру позвонила незнакомая женщина и попросила вызвать Николая.

- Ты кто такая, и чего это вдруг тебе понадобился мой муж? – почуяв недоброе, накинулась Натаха.

- Да какой он тебе муж? Вы уже давно вместе и не спите, и он мне сказал, что скоро собирается с тобой развестись.

Нет! Этого Натаха вынести уже не могла. Она накинулась на незваную гостью, обозвала её всякими нехорошими словами и вытолкала из квартиры. Через некоторое время, всё ещё разъярённая, с трясущимися руками, Натаха со своего четвёртого этажа выглянула в окно. Внизу, как ни в чём не бывало, прохаживалась всё та же дама. А тут и Николай подошёл. Они встретились, обнялись… Наталья, быстро накинув и на ходу застёгивая пальто, выскочила на улицу. Стояла снежная зима. На обочинах тротуаров были навалены кучи снега. Натаха ястребом налетела на соперницу, свалила её в сугроб, сдёрнула шапку и начала таскать за волосы. Тут подошёл старший сын. Некоторое время отец и сын молча наблюдали за женской потасовкой с отборными матами, потом всё же растащили их.

- А что это за урода и почему она дралась с моей мамой? - спросил сын отца.

- Ладно, дома разберёмся. Веди мать домой, а я минут через пять подойду и обещаю, что больше она сюда не придёт.

Никто не знает, были ли у влюблённых ещё тайные встречи, но семью больше никто не тревожил. Вот только Николай вдруг резко изменился, стал нервным, вспыльчивым и на жену стал смотреть с каждым днём всё более злыми глазами. Он и раньше-то лаской её сильно не баловал, а теперь всё чаще, будто забыв её имя, стал называть дурой, ведьмой... Поревёт Натаха, поревёт, а деться некуда.

После похорон младшего сына Николай совсем одичал, он просто перестал замечать жену, стал отдельно питаться, а когда старший сын освободил их квартиру, Наталья и Николай окончательно разбежались: Наташа перешла жить в квартиру, а Николай продолжал жить в доме, оставшемся от бабы Шуры, и Натаху даже во двор не пускал. И такая у них выливалась ненависть друг ко другу, накопленная за много лет, что они даже видеть не могли друг друга, а при случайной встрече сворачивали в сторону.

К этому времени милая подруга Натальи опять поменяла место жительства и теперь жила в Ленинградской области. Её 60-летия Натаха не могла пропустить и, сговорившись с сестрой Анастасии, Гелей, они вдвоём заявились на торжество. Уезжая домой, Наталья попросила мужа Анастасии сходить в лес и выкопать ей ёлочку, которую, тщательно упаковав, она увезла и посадила на могилу сына. Больше года она лелеяла эту ёлочку, часто ходила поливала её – и ёлочка распушилась, похорошела и подросла. А потом её кто-то украл, выкопав прямо с могилы…

Наталье хоть с трудом, но всё же удалось устроиться на работу в Ростовской детской больнице на раздачу обедов. Деньги, конечно, платили просто смешные, но зато она всегда была сыта, да и работать приходилось не каждый день, оставалось время на дачные дела. Теперь и Наталья, и Николай были уже пенсионерами. Оставшийся старший сын, военный, был отправлен на службу в Чечню. Со своей семьёй он уже тоже не жил, продолжая, однако, всем сердцем любить и жену, и дочь. От младшего сына осталась дочь, внучка Натальи, и теперь каждую сэкономленную копейку она тратила на любимых внучек, хотя те не сильно-то баловали бабушку своими посещениями и являлись только по особому приглашению за очередным подарком.

Но вот умер и Николай. Хоронили его Наталья, сын и внучки, и ни у кого не выкатилось из глаз ни единой слезинки. Узнав о случившемся, уже на девятый день приехала из Ростова на поминки сестра Анастасии – Геля. Подвыпив, язык у Натальи, привыкший уже давно к молчанке, развязался.

- Вот, Геля, за всю свою жизнь я только одного мужчину и имела, своего мужа, была ему верна, любила его, и только сейчас поняла, что, наверное, зря я так жила. Не нужна была ему моя любовь, не нужна была моя верность, моя преданность. Мы только друг другу жизнь испортили… И всё же он отец моих детей, не могла я его не похоронить. Но и добрых слов в его адрес у меня нет.

Через год приятельница Геля опять посетила Наталью. Она с трудом узнала в ней всегда в последнее время унылую, болезненную, ставшую нелюдимой подругу. Сейчас глаза её светились каким-то радостным светом, улыбка ни на минуту не исчезала с лица.

- Знаешь, Геля, я сошлась с одним мужчиной, - вся зардевшись, словно девушка, и даже немного потупив глаза, сказала Наталья. Он бывший друг моего мужа и тоже недавно овдовел. И вот на старости лет я вдруг полюбила. Я ведь раньше не представляла даже, как хорошо может быть с любимым мужчиной. Он во всём мне помогает, ухаживает за мной, встречает с работы. Вот только мне как-то неудобно, даже стыдно, что я – 62-летняя бабушка - и вдруг вышла замуж… Но я благодарю Бога, что хоть в конце жизни он послал мне немного счастья. Только теперь я по-настоящему поняла слова М.Монро, что с мужчиной должно быть хорошо. Плохо жить я и сама смогу.

А поздняя любовь - такая нежная, духовная и мудрая она,

Венчает зрелый ум с душою вешнею, что в мир и жизнь навечно влюблена… (В.Нуйкин)

© Дикая Надежда, 2017

<<<Другие произведения автора
 
 

 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2020 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru