Конкурс стартует
через:

81

день.

2018-02-10


Подать заявку на участие в конкурсе современной новеллы "СерНа - 3"

   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
 помощь в подборе купить чехол iphone 6s склад в Киеве iphone 6 чехол от caparel.com.ua
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Курганов Алексей  А я ем яблоко и смотрю в окно…

Курганов Алексей
Курганов
Алексей

Утро выходного дня. Я проснулся, умылся, позавтракал яичницей из двух яиц и стаканом кефира, а сейчас ем яблоко и смотрю в окно. Окно я открыл, чтобы комната наполнилась утренней свежестью. Это рационально, и содержит в себе гигиенический смысл. А яблоко мне вчера вечером подарила соседка, Жоржетта Леопольдовна. Сказала, что его нужно скушать как можно скорее, потому что оно скоропортящееся и до завтра может не выдержать. В том смысле, что может прокиснуть или протухнуть. Вот такие яблоки продаются сейчас в наших продуктовых магазинах. Это называется «передовые технологии в современном сельском хозяйстве». Двинешь кони – и даже не поймёшь от чего. Хотя, конечно, поймёшь: от этих самых технологий. Чего непонятного-то. Всё как Божий день! Но будет уже поздно чего-то понимать. Ни к чему уже будет. Всё уже станет суета и тлен.

За окном раздаётся знакомый свист, и я поворачиваю голову. Это мой сосед справа, некто Василий. Василий трудится слесарем на макаронной фабрике и очень любит выпить. Выпивка это его жизненное кредо.

- Здравствуй, Василий! – приветствую я его как можно душевнее.

- Здоровей видали.., - слышу в ответ хмурое. Всё понятно: Василий недоволен жизнью. С ним такое бывает. Эстетический человек!

- Полтинник, и в школу не итить, - произносит он загадочную фразу. – А, студент прохладной жизни?

Я в ответ дурашливо улыбаюсь. Я не понимаю столь мудрёных словесных оборотов. Я по убеждениям и складу характера – законченный материалист, и нет на мне креста.

Василий смотрит на меня внимательно и медленно скукорживает губы дудочкой. Это означает лёгкую раздражительность и терпеливое недовольство.

- Полтинник есть? – поясняет он сказанное.

- Пятьдесят копеек? – уточняю я радостно.

- Копеек.., - в голосе Василия слышатся нотки уничижительного презрения. – Засунь себе эти «копеек» в… - и он в простонародном выражении указывает точное анатомическое место, в которое эти копейки надлежит засовывать.

- Чего сейчас купишь на копейки? – продолжает он своё беспощадное, умудрённое жизнью, добивание. - Рублей! Копеек…

Я достаю кошелёк.

- Пятьдесят рублей нет, - отвечаю ему честно. – Есть сто.

- Сто так сто, - соглашается он. Василий очень покладист. Ему совершенно чужды корысть и страсть к накопительству. Он регулярно приносит с родного предприятия ворованные макароны и продаёт нам, соседям, по совершенно смехотворной цене. За это пользуется уважением у всех проживающих в нашем замечательном подъезде.

- А что? – спрашиваю я. – Сегодня какой-то праздник?

- «Какой-то праздник…» - беззлобно передразнивает меня Василий. – Не какой-то, а Троица! Не знаете вы, молодые, ни х… (далее следует простонародное матерное слово, означающее мужской половой член в родительном падеже). И чему вас, му… (далее следует простонародное, но уже не матерное слово, означающее мужское половое начало),… только в ваших институтах учут…

Я перегибаюсь через подоконник и кидаю со своего второго этажа купюру. Василий ловко подхватывает её своими натруженными пролетарскими пальцами и спешит за угол нашего дома. Месяц назад там открылась пивная с непонятно-интригующим названием «Парадиз», и Василий уже успел два раза подраться с тамошними посетителями. Временами он бывает крут и даже дерзок. Подозреваю, что Василий – тайный марксист.

Я поворачиваюсь и включаю телевизор. На экране появляется известный депутат. Он появляется там регулярно, потому что знает всё. Благодаря таким своим совершенно фантастическим познаниям во всём и по всему, он считает себя вправе учить телезрителей как нужно правильно жить, чтобы достигнуть всеобщего достойного светлого будущего. В прошлой передаче он говорил, что по профессии он – шахтёр, и практически всю свою сознательную жизнь провёл в забое. Про своё героическое шахтёрство он, конечно, врёт, но считает, что его враньё все принимают за правду. Поэтому врёт вдохновенно и искренней страстью. А ещё он любит казаться умным, что отчасти оправдано: такое «казание» входит в его нынешние должностные обязанности. Кроме того, он – видный патриот, поэтому у него есть виллы в Испании и ближайшем Подмосковье (обе построены на накопления тёщи – бывшей сельской учительницы), банковский счёт в Швейцарии (оформлен на супругу, очень славную женщину), а сыночек учится в закрытом колледже в Англии. Он там выучится на талантливого менеджера, вернётся на горячо любимую Родину и вместе с папой будет драть нас, дорогих россиян, в хвост и гриву, продирая до самых гланд. Делать он это будет, конечно же, с совершенно благой целью: чтобы уже совместно со своим щахтёрско-забойным папой всё-таки затолкать нас, «дорогих россиян», в наше общее светлое будущее. Это замечательно. Побольше бы таких депутатов, таких шахтёров, таких тёщ, таких сыночков и таких просветлённых будущих. Интересно, будет ли этот деятель нашего светлого будущего справлять сегодня Троицу? Думаю, что будет. Он же, повторяю, патриот! И не простой, а пламенный!

По улице проехала автомашина с цистерной ядовито-жёлтого цвета. На цистерне крупными синими буквами написано – МОЛОКО. Она останавливается у детской площадки, и к ней со всех сторон начинают спешить люди с бидонами. Сейчас из кабины автомобиля вылезет весёлая толстая тётка в синем рабочем костюме и весело скажет: « А вот и мы, слегка посрамши!». Почему она всегда говорит именно так, сообщая собирающимся около бочки гражданам подробности своих с шофёром физиологических отправлений – я не знаю. Вероятно, такой наигранный оптимизм означает приветствие вместо обычного «здравствуйте». А может, она так грубовато шутит. Может, у неё с этими самым отправлением – проблемы. Я не знаю. Я же не депутат.

Молоко нам привозят из бывшего совхоза имени Кржижановского, а ныне – сэ зэ а о, которое уже без Кржижановского. Куда подевался из совхозного названия этот старый большевик, верный соратник вождя мирового пролетариата, товарища Владимира Ильича Ленина – неизвестно. Вероятно, он перестал вписываться в сегодняшние идеологические принципы и догмы. А может, просто надоел со своим идеологическим кржижановством.

Молоко в бочке бывает разным. Иногда хорошим, иногда не очень. На прошлой неделе я купил три литра и после употребления в непрокипячёном виде вынужден был пол-дня провести на толчке в состоянии изнуряемого непрекращающимся жидким стулом и даже почему-то с пеной. Что тоже имело свой несомненный плюс, потому что я наконец-то дочитал книгу очень модного ныне автора. Ни названия книги, ни фамилии автора я по слабости состояния не запомнил, но книгу мне дала Зина. Она всегда в курсе новых библиографических веяний, потому что работает библиотекаршей в библиотеке завода железобетонных конструкций. У Зины всегда слегка смущённый взгляд, тугая русая коса, роскошные груди и большая, всегда тёплая жо. С Зиной удобно, потому что в повседневной жизни она неприхотлива, совершенно необременительна и не пытается навязать мне свои жизненные планы и принципы. Может быть, мы даже любим друг друга, но об этом стесняемся говорить вслух.

По улице в направлении к реке идут два мужика. Судя по их экипировке и закалённым красно-сизым носам, это рыбаки. Рыбаки мне всегда представляются людьми неунывающими и уверенными в завтрашнем дне.

- А наши-то вчера проиграли! – радостно говорит один другому.

- Ага! – так же радостно отвечает ему товарищ. - Козлы Ну и х… с ними! – и оба они начинают громко смеяться. Эти рыбаки – философисты. Знают жизнь и принимают её такой, какая она есть. Со всеми её выигрышами и проигрышами.

Я доедаю яблоко и бросаю огрызок пролетающей за окном здоровенной вороне. Ворона подхватывает его на лету и спешит к нашей уличной помойке. Там сейчас начинается утренний разбор свежих мусорных поступлений, в частности, объедков. Я выключаю телевизор, закрываю окно, обуваю сандалии и выхожу на улицу. Надо сходить в на рынок купить картошки. Картошка стоит уже двадцать пять рублей за один килограмм, а ещё неделю назад стоила ровно двадцать. Но это ничего. Жить можно. Как говорится, лишь бы не было войны. Интересно, почём сейчас на рынке хрен столовый, хрен могучий?

© Курганов Алексей, 2017

<<<Другие произведения автора
 
 
 
 
 
– Не грусти... Жизнь прекрасна, в ней всё – красота! И вся – для тебя!
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2017 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru