Михайлов Евгений  Маски

Михайлов Евгений
Михайлов
Евгений

Я шёл вдоль забора. Радостная озабоченность переполняла меня. Наконец-то я уеду отсюда. Всё решилось неожиданно. Вчера я обнаружил в своём почтовом ящике письмо. Печатный текст гласил: «Ваш отъезд назначен на завтра. В 15 часов ждите нашего представителя. Приготовьте маску Осознанной Решимости. Комитет всеобщего порядка».

Сначала я принял это за чью-то неудачную шутку, но после некоторого размышления подумал: «А почему бы и нет? Хорошо, что ещё кому-то до меня есть дело». Здешнее моё унизительное бытие последнее время слишком раздражало и утомляло меня.

Вот поэтому сегодня прямо с утра я бродил по городу в поисках нужной маски. Однако ничего подобного не было ни в театральном магазине, ни в «Детском мире». Время шло, и я заторопился домой, чтобы собрать всё необходимое и передохнуть перед дальней, как мне казалось, дорогой.

А забор всё не кончался. Вроде бы я неплохо знал город, в котором прожил столько лет, но этот район мне был совершенно незнаком. Я представления не имел, что же находится за забором, но догадывался, что за этим огороженным пространством должен быть мой дом.

Во всяком заборе найдётся щель. Увидев её, я юркнул туда и двинулся по неширокому проходу между обшарпанных строений с закрашенными окнами. Вокруг появились люди. С каждой минутой их становилось всё больше. Они шли в одном направлении. В толпе, увлекавшей меня за собой, женщин не было, только – мужчины. Все они, к моему удивлению, были в масках, самых разных, начиная от Яростного Неприятия и Глухого Отчаяния до Вынужденного Согласия и Полного Безразличия. Из-за тесноты я уже не мог повернуть назад, хотя совершенно не представлял себе, куда иду. Людской поток упирался в железные ворота. Время от времени они приоткрывались и собравшиеся по одному исчезали за ними.

Я увидел, что каждый входящий в ворота протягивал стражнику что-то вроде пластиковой карты. Тот небрежно швырял их в большую коробку, стоящую рядом с ним. А что предъявлю я? Что же делать? На размышления времени не было, поэтому я бросился вслед за идущим впереди меня, крикнув стражнику: - Я с ним!

При этом я едва удержался на ногах, потому что за воротами платформа резко обрывалась вниз почти на метр. Стражник пытался меня схватить, но не мог оставить ворота, на которые напирала толпа. У него слетела маска Сытой Безмятежности, обнажив лицо деревенского парня, оставившего стезю земледельца ради сомнительных городских соблазнов. Он закричал хриплым от волнения голосом: - Стой! А ну, вернись! Почему без маски?! Но я был уже вне пределов его досягаемости.

Мужчина впереди меня обернулся и спросил удивлённо: - А ты хоть знаешь, куда мы идём? И где действительно твоя маска? Я не мог ничего ответить, потому молчал. Мужчина направился к шахтному мотовозу, стоящему на ржавых рельсах.Смутная тревога не позволяла мне идти за ним, и я повернул в другую сторону.

И тут я увидел другие ворота. Вернее сказать, каркас ворот. Их то ли не достроили, то ли они развалились от ветхости. Сквозь ничем не заполненные створки ворот виднелась улица с ярко освещёнными домами. Обрадовавшись этому, я ускорил шаг. У ворот стояло несколько женщин. Одна из них бросилась ко мне, натужно дуя в свисток. Я остановился. Подбежав поближе, женщина тоже остановилась, продолжая свистеть. На ней был бушлат защитного цвета, слишком просторный для её худенького тела и шапка-ушанка, несмотря на жару. Маска Беспрекословной Исполнительности прикрывала её лицо.

Нет ничего неприятнее женщины-охранника, но я сказал миролюбиво, заметив на её плечах погоны с одним просветом и двумя звёздочками: Успокойтесь, товарищ лейтенант! Я ничего плохого не делаю. Мне нужно вон на ту улицу. Оторвав свисток от губ, женщина крикнула: - Тут нельзя без маски находиться! Уходите!

Я пояснил, что как раз собираюсь это сделать, и буду ей очень признателен, если она укажет мне направление выхода. Женщина несколько успокоившись, махнула рукой в сторону от ворот. Уходя, я обернулся. К моему удивлению, никого возле ворот не было.

Опять пошли заборы, создающие причудливый лабиринт, по которому я пробирался без особой надежды на успех. И вновь навстречу мне шла женщина. Вернее, не шла, а тоже почти бежала, неся в руках крупную девочку лет пяти-шести. Девочка держала на руках такую же большую куклу. Вначале мне показалось, что на их лицах нет масок, так же, как у меня. Я даже почему-то обрадовался. Мне их лица показались издалека очень знакомыми. Но когда они поравнялись со мной, я понял, что ошибся. На женщине была маска Добродетельной Матери, на девочке – Послушной Дочери. Чувствовалось, что ноша слишком тяжела для женщины, поэтому, следуя традиции, я предложил свою помощь.

Женщина дико посмотрела на меня, а девочка засмеялась и покрутила пальцем у виска. Даже кукла пропищала что-то неодобрительное. Обескураженный, я побрёл дальше. Неожиданно лабиринт закончился. Окружающее меня пространство здорово смахивало на школьный двор. Стайка девчушек лет десяти-двенадцати, весело гогоча, сгрудилась около учительницы. Все девочки были в масках Детской Непосредственности. Чёрная маска Торжествующей Неотвратимости украшала лицо учительницы. «Куда это они собрались? На карнавал, что ли?» - подумалось мне.

- Валентина Фёдоровна! Валентина Фёдоровна! Мы Вас узнали! – кричала одна из девочек. Женщина сняла маску. Под ней оказалось высохшее лицо мумии. Девочка в ужасе отшатнулась, пролепетав: - Наверное, мы ошиблись!

Мумия ответила: - Я не Валентина Фёдоровна! Я – судьба одной из Вас! Потом она принялась срывать маски с оцепеневших от страха девчушек, ища свою жертву. Понимая, что для кого-то сейчас наступит Момент Истины, я постыдно сбежал. А что я собственно мог изменить?

Не помня себя, промчался я через зловещий двор, падал в какие-то ямы с водой, перелазил через поленницы дров, рассыпающиеся подо мной, но всё же оказался на знакомой улице. Наваждение кончилось. Домой! Домой! Скорей домой!

Вдруг я вспомнил, что у меня в портфеле лежат две книги, которые нужно до отъезда сдать в библиотеку. Как я их не потерял вместе с портфелем в этой кутерьме, оставалось загадкой. И хотя внутренний голос шептал, а потом уже кричал мне, что я могу опоздать, и тогда мой отъезд отложится на неопределённый срок, что можно эти книги взять с собой или даже выбросить в урну, извечное стремление к порядку, угнездившееся на генетическом, подсознательном уровне, возобладало, и я направился в библиотеку.

Там было безлюдно и пахло пылью. Я подошёл к стойке и протянул библиотекарю книги. Когда она подняла голову, и я увидел на её лице маску, то лишился чувств – нервы не выдержали.

Очнулся оттого, что мне прыскали водой в лицо. Надо мной склонилось трое женщин, все в масках: - Мужчина! Что с Вами? Нельзя же так волноваться! Маска! Маска! – бормотал я. Ну, так что же? Грипп ведь кругом! – успокаивали меня милые женские голоса.

Меня усадили в кресло, принесли чай с лимоном. Посмеиваясь над собой, я перевёл взгляд на старинные напольные часы и понял, что опоздал. Ну, и чёрт с ним! Мне уже расхотелось уезжать. Поживу пока здесь.

Я встал и подошёл к окну, сразу почувствовавнеприятный озноб. За окном стояла женщина в чёрной маске и в упор смотрела на меня, делая приглашающие жесты рукой.

© Михайлов Евгений, 2016

<<<Другие произведения автора
 
 

 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2019 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru