Сорокина Юлия  Опасный возраст

Сорокина Юлия
Сорокина
Юлия

Иногда целые недели проваливались в никуда, оставаясь незамеченными и не отмеченными какими-либо событиями. Но были дни, которые тянулись, казалось, бесконечно долго. Тот день был именно таким. Время цеплялось за каждую минуту, за любую мелочь, навязывая ненужные телефонные звонки и неожиданные находки. Она уже начала думать, что он никогда не закончится. А вечером позвонили и сообщили, что умер её одноклассник – кандидат наук, доцент, преподаватель, заведующий лабораторией, исследователь, практик. Ушёл неожиданно и нелепо. Осталась мама, жена, дочери-школьницы, друзья и планов громада, и непрожитая жизнь.

Единственный сидит напротив, пьет горячий кофе, много курит, и говорит, говорит…

– Что-то происходит: изменения климата, катаклизмы, войны, эпидемии. Что-то происходит с планетой. Наверное, она вошла в свой «опасный возраст». Посмотри, как мир вокруг меняется, столько людей умирает. И, в основном, это мужчины...

Она молчит, смотрит на него и думает: «Ну, почему? Почему ты, со своим прекрасным образованием, не можешь понять, не хочешь поверить, что это не планета – это мы вошли в свой опасный возраст. Возраст, когда начинают один за другим уходить все, кто нам дорог. И ничего нельзя изменить. Любой из нас, в любой день, в любую минуту, может уйти. И всё, что останется здесь, не будет больше иметь для него, а порой, и без него, никакого значения. И мне страшно! Страшно потому, что я не понимаю, зачем тогда всё это. Планы, надежды, душевные переживания – зачем? Я ведь не растение, не животное, не камень. Я хочу понимать, я должна знать, зачем я живу. Нет, это не вопрос веры, не обида, что рано или поздно придется умереть. Но, ведь для чего-то мне была дана эта жизнь? Что-то я должна была сделать? Что?».

А он всё говорит, говорит…

– Что-то происходит с нами, ты чувствуешь? Нам нужно скорректировать наши планы, чтобы не тратить напрасно силы. Мы должны всё успеть. Сегодня…– нет, завтра…– нет, лучше с понедельника. Да, в понедельник и начнём.

У неё не получается не плакать. Но он верит, что они успеют, а она верит ему.

Порой, в своем упорстве получить желаемое, мы не замечаем, как происходит смещение цели, и мы начинаем оценивать сложившуюся ситуацию не относительно приближения к цели, а в зависимости от времени и сил, приложенных для ее достижения. Каждое новое препятствие мы принимаем, как вызов, как испытание, которое должны пройти, и очень редко кто-нибудь может признаться, что все это было зря. Легче убедить себя, что все получилось именно так, как задумывалось, и верить, и жить дальше. А это может быть очень опасно. Возможно, жизнь, выставляя очередную преграду, вовсе не хочет испытывать наши силы, а, всего лишь, дает нам шанс остановиться. Упорство и труд – это очень хорошо, но только в том случае, если движешься в правильном направлении, если это твой путь.

***

Предполагалось, что вечер будет праздничным, но вышло так, что и этот Новый год она встречала одна, не считая престарелого рыжего пса, заявлявшего о своем присутствии внушительным храпом. Она уже посмотрела пару рождественских фильмов, убрала подальше (с глаз долой) коробку с шоколадными конфетами и выключила будильник. Из соседней квартиры доносились музыка и смех, а в ночном небе, как раз напротив ее окна, вспыхивали огоньки фейерверков. Сон не шел.

Она налила себе чай и подошла к окну, прислушиваясь к шагам невидимого прохожего. Чувство дежавю ее не покидало. Много лет назад, в такой же холодный вечер, все это уже было…

Зима никак не могла решиться и, наконец, прийти. Декабрь оказался промозглым и мрачным. Последние лужи почти вымерзли, но снега все не было. Снежинки тихо опускались на козырек здания, скользили по перилам, а, неожиданно встретившись, цеплялись друг за друга, и когда ветер поднимал их вверх, над головой кружились целые хороводы белых звездочек. Но это были все те же самые снежинки, так и не долетевшие до земли. На втором этаже шестого корпуса погас свет. Она смотрела в окно, облокотившись на подоконник и прижимая к батарее замерзшие колени. Она внимательно наблюдала за каждым прохожим, попадавшим под раскачивающийся свет желтого фонаря, изучая его походку и пытаясь разглядеть что-то знакомое. Где-то за ее спиной, в тишине больничного коридора, было слышно, как движется стрелка настенных часов. На календаре был декабрь, но зима все еще не наступила. Казалось, что осень, с ее грязными деревьями и серыми домами будет вечно.

Да, она это помнила. От горячей чашки стекло стало мутным, и она написала на нем свое имя. Единственный спал в соседней комнате. Давно отказавшись от попыток понять, что с ней происходит,он не ругался, не устраивал скандалы, просто воспринимал ее порой нелепые желания, как очередную блажь или причуду. Надеялся, что рано или поздно ей надоест метаться в поисках смысла жизни (она же умная, взрослая женщина!), и все вернется на круги своя. Но он и представить себе не мог, что именно это с ней сейчас и происходило. Ах, если бы только она сама знала, куда и зачем возвращается.

© Сорокина Юлия, 2016

<<<Другие произведения автора
 
 

 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2019 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru