Кравчук Ольга  Тихое море

Кравчук Ольга
Кравчук
Ольга

Штиль. Зной. Сложно сделать вдох, воздух обжигает лёгкие. Горячий ветер дует в море, подталкивая окунуться. По воде идёт трепещущая рябь. Небо заволокло тучами, сулящими дождь, но это не спасает от духоты. Полупустой дикий пляж: не более пятнадцати семей и компаний на отрезке длинной полосы побережья, которое прилегает к «стоянке». Люди стараются держаться поближе к автомобилям — время такое. Никаких хачапури, самсы, горячей кукурузы и новомодных самосов. Мелкая колючая разогретая на солнце галька усыпана разнокалиберными окурками. Стараюсь не обращать на них внимания, и те сливаются с общей картинкой. Впервые за много лет не приходится отвоёвывать клочок земли, чтобы постелить полотенце. В воде плещутся дети. У каждого свои мысли, никто ни на кого не обращает внимания. Раздаётся визг, смех и маты, которые уносит вдаль ветер. Порывом он подхватывает широкополую шляпу и сдувает в море, ребёнок бросается следом, но не успевает, и та намокает. Приехала шумная семья армян. Разложились, принялись надувать матрац, раскладывать палатки.

- Погода не для матраца, — как бы невзначай отметил стоящий рядом мужчина. Отец семейства лишь обвёл его хмурым взглядом. Не нарвался на «не твоё дело» — считай удача.

Матрац таки был надут и пущен на водную гладь. День близился к вечеру. Залезешь было в море, отплывёшь чуток, а вернуться к берегу сложно: волн нет, а ветер в лицо мешает продвигаться вперёд, не даёт свободно вдохнуть. И выходить на берег не хочется: жарко, а волоски на теле мгновенно встают дыбом, как шерсть у кошки при виде собаки. Тут уж либо изнемогай на солнце, либо сиди в воде. Мимо пронёсся мотоцикл с полупустым бананом, последовав в сторону городского пляжа.

Кричу на детей, чтобы выходили на сушу, видя фиолетовые губы.

- Ещё хоть минуточку, — умоляют те, но я непреклонна.

Отдалённо улавливаю женский крик и тут же отмахиваюсь: опять мужчины тянут в кажущееся прохладным море разогретых девок. Укутываю детей в полотенца, даю бутылку с водой. Крик не прекращается, срываясь на истошные хрипы. Встаю на ноги, устремляю взгляд в море. Теперь уже в женском голосе отчётливо прослушиваются панические нотки.

- Кажется, кто-то тонет, — говорю вслух, не слишком громко, боясь ошибиться.

Все наблюдают, как несколько мужчин бросаются спасать несчастную. Та машет руками, вырывается, ничего толком объяснить не может, завывая на невнятном русском языке с армянским акцентом. Наконец, становится понятно, что в море унесло сидящих на матраце детей. Тот ещё плавал недалеко от берега, но пока разбирались в чём дело, Зефир уверенно уносил его всё дальше. Кто-то кинулся догонять, но чем быстрее гребли мужчины, тем больше старался ветер. Тучи постепенно рассеивались. Солнце неистово светило в глаза. На матраце ютились шестилетний мальчик и трёхлетняя девочка. Вызвали спасателей, но те спешили со скоростью неотложки, которая едет на вызов по инфаркту и прибывает, когда спасать уже некого.

Люди стояли на берегу в нервном ожидании. Женщина зашла в воду и вопила, хватаясь за голову. Матрац постепенно скрылся из виду. Больше никого не привлекало тёплое тихое море. Отдыхающие безуспешно выглядывали спасателей. Несколько человек с трудом приплыли обратно и рухнули на гальку, не обращая внимания на её температуру. Спустя час вытащили из воды отца детей, который упрямо пытался до них доплыть. Люди отложили в сторону свои бутерброды, пиво и помидоры с вареными яйцами. Невозможно было сделать глоток воды, не то, что запихиваться провиантом.

Мимо проплывал одинокий парусник, остававшиеся в море мужчины умудрились его перехватить и отправить вслед за унесёнными. Но ветер, то сбивал его и не давал подняться, то направлял в противоположную сторону, но тот отчаянно пытался не потерять направление, в котором отдалялись дети. Один из отдыхающих использовал камеру с зумом, чтобы, пока было возможно, держать всех в курсе развития событий, но продолжалось это недолго.

Катер прибыл через час и сразу направился в открытое море. Наряду с ним к пляжу подъехали представители спасательной службы с какими-то бумажками. Поиски продолжались полчаса. Следом за катером был отправлен водный мотоцикл, разбрызгивающий фонтанами воду и создающий небольшие волны на спокойной поверхности.

Мрачные мысли сами по себе заполняли голову, хоть люди всё ещё старались успокоить женщину. Сколько нужно времени ребёнку, чтобы оказавшись без взрослых далеко от берега запаниковать и соскользнуть в воду? Часы тикали. С того момента, как раздался крик, прошло два часа. Никто не уезжал домой, хотели дождаться, пока вызовут водолазов либо же стать свидетелями хэппи-энда. Отдых был испорчен. Распогодилось. Над головами возвышалось голубое небо, ветер стих, лениво опускающееся солнце оставляло на воде ровную блестящую золотом дорожку, так и хотелось пробежаться по ней вдаль босиком, ближе к горизонту.

Наконец, показался водный мотоцикл, направляющийся к побережью. Люди замерли, даже женщина, только что лежащая в море, вскочила на ноги и притихла. Подплыв ближе, тот начал выделывать выкрутасы, разбрызгивая воду, дабы развеселить собравшихся.

- Детей нашли! — заявил водитель во всеуслышание. — Скоро их привезут на катере.

Толпа разразилась аплодисментами, забыв, что спасателей дожидались целый час. Прошло ещё долгих пятнадцать минут, прежде чем привезли малышей. Женщина вновь забилась в истерике и рухнула в воду. Девочка, казалось, не понимала, отчего вокруг них собралось столько народу и все облегчённо улыбаются. Мальчишку сжали в объятиях  родственники, но он не реагировал, руки безвольно повисли вдоль тела.

- Мамочка, их будут ругать? — спросила меня дочка.

- Нет, милая, их станут целовать и благодарить Бога или в кого они там верят!

- Спасыба, спасыба! — кричал отец семейства.

Немного отойдя в сторону, задумался и, вернувшись обратно, спросил:

- А матрац гыдэ?

Спустя какое-то время прибыла лодка, и им вернули предварительно сдутое «имущество».

Раздался вой сирен: приехала скорая помощь. Пляжем распространился стойкий запах корвалола. По-хорошему, надо бы накапать всем. Часть отдыхающих разъехалась по домам, оставшиеся же принялись навёрстывать упущенное в море. Медсестра подошла к краю берега, сняла обувь, носки, закатала белые штаны до колен и намочила ноги. Я подумала, что те дети теперь и близко к воде не подойду, по крайней мере, в ближайший год. Собрала вещи и направилась к машине. Оглянулась, чтобы ещё раз взглянуть на заходящее солнце и увидела, как мальчишка-путешественник осторожно зашёл в море и несколько раз бодро окунулся.

© Кравчук Ольга, 2016

<<<Другие произведения автора
 
 

 
 
Неприхотливость — одна из главных добродетелей. Заметив за собой старуху, Игараси убыстрил шаг, почти побежал. Здесь подрабатывала сиделкой статный воин Света.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
Чёрный список 
   
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2020 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru