Конкурс стартует
через:

78

дней.

2018-02-10


Подать заявку на участие в конкурсе современной новеллы "СерНа - 3"

   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Димитрова Галина / Димитрова /Итальянская рапсодия

Димитрова Галина
Димитрова
Галина

Я каждый день смотрел на нее и не мог налюбоваться. От всего ее облика так и веяло чем-то необыкновенно заманчивым. Ее волосы цвета черной смородины блестели на солнце. Пышная юбка до колен подчеркивала тонкую талию. Стройные ножки в туфлях на невысоких каблучках выстукивали музыку по булыжникам Сиены. А глаза, точно две бархатные маслинки… Когда они смотрели на меня с нежностью, у меня мурашки по коже бегали. Чем-то она была похожа на Орнеллу Мути, только цвет волос темнее, а черты лица нежнее. Иногда мне становилось страшно, казалось, что я люблю сестру совсем не так, как подобает брату. И тогда я втайне от нее шел в самый красивый храм – Сиенский Дуомо, преклонял колено на великолепный мраморный пол и неистово молился.

В тот день сестра сказала, что нам пора уезжать из Сиены. Мы еще никогда не покидали пределы родного города. Я даже представить себе не мог, как буду жить без этих узких улочек, таких родных и до боли знакомых. Единственное, мне удалось уговорить сестру не продавать нашу квартирку в контраде Черепаха:

- Джина, - убеждал я, – мы не знаем, как повернется наша жизнь. Пусть будет место, куда мы всегда сможем вернуться. Мы сохраним ключи, и наша маленькая квартирка всегда будет ждать нас.

- Ладно, малыш, уговорил. Но я не хочу сюда возвращаться. Мне надоело видеть, как на меня пялятся сальными глазками эти жирные соседи, а их сварливые жены треплют языками мое имя. Паоло, я ведь красивая?

- Что спрашиваешь такие глупости, сама же знаешь, какая ты красавица. Лучше тебя нет в Сиене, да что там в Сиене – уверен, во всей Италии.

- Поэтому я и хочу отдать свою красоту с пользой. Здесь ведь одни туристы толпами бродят по нашим улочкам. А приезжают на день-два. С одной стороны, это хорошо, мы наверняка и не попались ни разу именно поэтому. Но мужа среди них мне не найти. Я море хочу увидеть, - Джина мечтательно вздохнула. - Знаешь, в большом городе, я его найду. Или он меня найдет.

- Кто он?

- Мой принц, конечно.

- И когда ты хочешь ехать?

- Думаю, в середине августа. Ты же знаешь, что у нас самые доходные дни на Палио. Вот после праздника сразу и уедем.

Я не стал спорить. Джина старше на три года, ей и решать. Я вышел во внутренний дворик. Кажется, что Сиена вся состоит из камня. Но это только со стороны фасадов дома производят впечатление каменных близнецов. В средние века так строили, я часто задавался вопросом, почему именно так. Слышал, что большинство жителей итальянских городов не благоговеет перед древностью, даже не замечает ее, ругая бытовые неудобства. А я замечал. Автомобили, что продирались по узким улочкам, казались мне монстрами – они совсем не вписывались в средневековую ауру Сиены. Туристы называли Сиену самым необычным городом Италии.

В нашем дворе я сел на каменную скамейку среди кустов и цветов, журчание маленького фонтана с питьевой водой умиротворяло. Значит, после 16 августа мы уедем, и неизвестно, когда я смогу вот так сидеть в этом цветущем дворике.

Три года назад умерла наша мама, и мы остались без средств к существованию. Мне было пятнадцать. Я даже не окончил среднюю школу. Пробелы в образовании восполнял чтением. Джина пробовала устроиться на работу, но ее красота сыграла с ней злую шутку. В каждом магазине хозяева пытались приставать к ней. Она отказывала, ее увольняли. Через два месяца бесплодных попыток Джина сказала:

- Паоло, я поняла, что честным трудом заработать не смогу. У меня есть план. Правда, это опасно, если попадемся, то нас ждет тюрьма. Ты со мной?

- Джина, ты же знаешь, я всегда с тобой.

- Мы возьмем только излишки у богатых, а, чтобы совесть не мучила, будем подавать нищим.

- Как Робин Гуд? – спросил я.

- О да! Этот персонаж всегда в моде, - засмеялась сестра. Смех у нее был как колокольчик.

С тех пор мы стали воровать деньги у туристов. Пока какой-нибудь толстосум любовался Джиной, я вынимал из его кармана жирный бумажник. Перед этим долго тренировался, чтобы получалось незаметно. Тогда еще не были в ходу кредитные карточки, а лиры, франки, марки прямо топорщились в карманах, я сразу вычислял, куда надо сунуть руку, чтобы денежки перекочевали ко мне. Во всяком случае, на еду, одежду, налоги хватало, что-то Джина откладывала.

Палио – мой любимый праздник. Я всегда болел за свою контраду, не забывая при этом о чужих бумажниках. Совершенно безумные конные скачки. Тысячи зрителей со всего света наполняют ракушку площади дель Кампо до предела, горожане, одетые в торжественные средневековые костюмы – хозяева этого действа. Джина в пышном длинном платье с высоким декольте заставляла отвлечься даже тех, кто азартно ставил на лошадей. Такого сумасшедшего праздника нет нигде.

В этот раз тоже удалось хорошо поживиться. На следующий день мы с сестрой собрали нехитрые пожитки. У меня в глазах стояли слезы, когда мы шли к автобусу, чтобы уехать во Флоренцию, а оттуда в Неаполь.

- Паоло, успокойся, - погладила меня по голове Джина. – Что ты так убиваешься по этим древним камням? Перед нами огромный мир. Нельзя же похоронить себя здесь.

Я плакал, а у Джины горели щеки лихорадочным румянцем. Она предвкушала новую жизнь. Видимо, сестра была вся в отца, которого я не видел. Отец уехал на заработки сразу после моего рождения. Сначала присылал какие-то деньги, а потом и вовсе пропал. Мама ждала его до последнего вздоха, но он так и не появился. А мы даже не знали, куда сообщить о смерти мамы. Да и жив ли он сам? Кто знает… С тяжелым сердцем уезжал я из родного города.

Неаполь мне не понравился. По сравнению с уютной Сиеной большой город казался взбалмошным и неприветливым. Мы сняли номер в маленьком отеле. Джина каждый день куда-то исчезала, возвращалась в отель поздно вечером. А я шатался по городу, высматривая места, где скапливались туристы.

Как-то я спросил:

- Джина, куда ты все время исчезаешь? Когда мы уже начнем работать?

- Я не знала, как начать этот разговор, - отведя взгляд в сторону, сказала Джина. – С трех лет я все время была привязана к тебе. Вспомни, кто кормил тебя, отправлял в школу, гулял с тобой. Мне кажется, я отдала свой долг тебе. Разве нет?

- О чем ты? – я действительно не мог понять, что Джина хотела сказать.

- Тебе восемнадцать, Паоло. Пора начинать жить свою жизнь, малыш. А мне надо устраивать свою. Мы ходили по грани. Я не хочу в тюрьму. И для тебя такой доли не желаю.

Джина была какая-то другая, задумчивая и в то же время возбужденная. Что-то происходило в ее душе. Все-таки мне удалось поймать ее взгляд. Она подошла ко мне, поцеловала в макушку, как это делала в детстве, и тихо-тихо сказала:

- Прости.

Я расстроился и лег спать. Утром Джины в номере не было, а на столе лежала записка: «Малыш, я люблю тебя. Но не ищи. Так надо. Это тебе на первое время». Рядом с запиской лежали деньги. Я заплакал навзрыд, потом пошел в магазин и купил бутылку кьянти. Помню только как пил вино. На следующее утро я принял душ и понял, что сильно проголодался. Болела голова. Я спустился вниз, заказал в баре крепкий кофе и панини. Джина в отель не возвращалась.

Я никак не мог понять, что должен делать, и медленно побрел к морю. В порту швартовался большой лайнер. Я долго наблюдал, как суетились матросы. Богатые праздные пассажиры спустились по трапу любоваться Неаполем. Я позвал вахтенного матроса:

- Эй, сеньор! А вам юнга не нужен?

- Проходи, юноша, проходи. Мы сами держимся за свои места, а ты уже вышел из возраста юнги.

Деньги, оставленные Джиной, скоро кончатся. А что я умел делать? Только воровать. Вот куда она могла деться? Как-то сестра обмолвилась о Капри. Остров, на котором отдыхали богатые сеньоры и туристы. И я отправился на катер.

На Капри побродил вдоль берега, любуясь морем, а потом поднялся в город. Узкие извилистые улочки совсем не напоминали Сиену. Туристы и отдыхающие, из которых богатство так и перло, шатались толпами. Я брел без цели куда-то в гору, когда увидел, как худенький мальчишка подрезал сумочку пожилой синьоры и быстро прошмыгнул вниз мимо меня, я догнал его и схватил за плечо.

- Ой, только не надо полицию, я все отдам, - взмолился мальчишка. Его вихры торчали в разные стороны. Я стал разглядывать чумазое личико, глаза мои скользнули ниже, и я с удивлением увидел под тонкой футболкой два маленьких бугорка.

- Ты девчонка? – я все еще держал воришку за плечо.

- Да. Бьянка, - девчонка умоляюще смотрела на меня, а потом на всякий случай добавила: - я еще несовершеннолетняя.

- Эх, Бьянка, не хнычь. Видимо, это судьба.

Я уговорил девчонку отправиться в отель. Она была похожа на испуганного олененка. Я даже удивился, что она доверилась мне. Только выхода у нее, как оказалось, не было. Постепенно я узнал ее историю.

Родилась Бьянка в зажиточной семье, жили они в своем доме в Салерно на побережье. Ей было десять, когда родители погибли в автокатастрофе. Бьянку забрала сестра отца, у которой было четверо дочерей. В доме тетки девочка чувствовала себя золушкой: стирала, убирала, готовила, шила. Потом старшая кузина вышла замуж, родила ребенка, и они все перебрались в просторный дом родителей Бьянки. Пять долгих лет унижений были еще цветочками. Как только девочке исполнилось пятнадцать, тетка решила отправить ее в монастырь женского ордена клариссинок в Неаполе. Сначала и там она была в услужении, а после того, как тетка подписала какие-то бумаги, одна из монахинь остригла ее роскошные волосы и сообщила, что скоро девочка примет постриг. Запирать себя в стенах монастыря не входило в ее планы. И тогда Бьянка отважилась бежать. Ей удалось незаметно залезть в грузовик, который привозил продукты в монастырь, а на первой же остановке она выскользнула из кузова и смешалась с жителями города. Ей хотелось оказаться как можно дальше и от монастыря, и от злой тетки. Ничего лучше она не придумала, как проникнуть на катер, что шел на Капри.

Хотелось есть и пить. Она сорвала лимон, и на какое-то время ей удалось утолить жажду. Потом ей посчастливилось выпросить кусок пиццы у какой-то сеньоры. Ночевала Бьянка на берегу под чьей-то лодкой. В тот день, когда я увидел ее, она впервые попробовала украсть сумочку.

Внешне я был чем-то похож на сестру, во всяком случае, пресытившиеся своими мужьями сеньоры весьма откровенно поглядывали на меня. И тогда я решил научить Бьянку всем премудростям воровского мастерства.

Мы гастролировали по городам Италии: Римини, Флоренция, Милан, Венеция. Долго нигде не задерживались. Я отвлекал беспечных дам, а Бьянка искусно подрезала сумочки. Дело шло весьма успешно, я даже смог открыть свой счет в банке. Иногда я заходил в церковь, щедро раздавая милостыню. Грехи покоя не давали. Все бы было ничего, но я ужасно тосковал по Джине. Эта вечная боль в душе не покидала ни на минуту. Бьянка выслушивала меня, молча стиснув зубы.

Однажды она сама пришла ко мне в постель. Я не возражал. Со временем я привязался к ней, привык. Странное чувство не покидало меня: что-то было не так – я относился к Бьянке как к сестре, о сестре же были совсем другие мысли. И от этих греховных мыслей никакая молитва не могла освободить меня.

Шли годы. Приезжая в новый город, я все надеялся в толпе увидеть Джину. И вот однажды…

Мы с Бьянкой работали на Венецианском карнавале. Это двенадцать дней напряжения, когда из полумиллиона туристов, глазеющих на шествие прекрасных коломбин, на танцы и фейерверки, нужно было вычислить именно тех, кто беспечно относился к своим сумочкам и бумажникам. На двенадцатый день Бьянка сказала:

- Паоло, мы, кажется, сорвали неплохой куш. Давай остановимся. Я хочу побыть простой туристкой, хочу увидеть карнавал, а не сумочки. Меня от них тошнит. За все время даже города не видели.

- Давай, Бьянка, - согласился я. – Как ты смотришь, чтобы прокатиться на гондоле?

- Ой! – по-детски захлопала в ладоши Бьянка. – Я очень хочу на гондоле. Это так романтично.

Мы взялись за руки и мимо Дворца Дожей спустились к лагуне. Желающих прокатиться было немало, мы встали в очередь. И тут я услышал смех, как будто колокольчик заливался, такой знакомый, такой родной смех. Я посмотрел в ту сторону и увидел ее. Джина в ярком платье коломбины с маской в руке садилась в гондолу. Ей подал руку импозантный мужчина. На шее Джины искорками поблескивали бриллианты, так не подходящие к костюму. Я вышел из ступора, когда гондола уже отчаливала. Я сорвался с места и побежал вдоль берега лагуны.

- Джина! Джина! Джина! – орал я как ненормальный, расталкивая людей, мешавших бежать за гондолой.

Она заметила меня. И сразу отвела взгляд. Расстояние между нами было слишком велико, и не понять, что отражалось в черном бархате ее глаз. Дальше бежать было некуда, я наблюдал, как Джина подняла бокал с шампанским, любезно поданным ей спутником, и четко увидел, что тонкая рука незаметно для мужчины качнула бокал в мою сторону. А потом нарядная гондола скрылась между домами в узком канале. Больше Джину я не видел.

Я понуро поплелся к пирсу, где среди толпы еле-еле отыскал Бьянку.

- Прости, я не хочу на гондолу, к тому же желающих слишком много, - я чувствовал себя потерянным. – А вечером придем на площадь Сан Марко, оставим в покое беспечных зевак и будем просто любоваться фейерверком.

- И ты в толпе будешь искать свою сестру. Может, хватит уже, Паоло? Неужели непонятно – она не хочет афишировать родственную связь с мелким воришкой. Что-то я не увидела с ее стороны бурной радости от встречи, - Бьянка говорила резко.

- Зачем ты так? Мелкий воришка…

- А что, не так? Может, хватит, Паоло? Пять лет мы колесим по стране. Люди веселятся на празднике, а мы... Мне надоело.

- И что ты предлагаешь? Грабить банки?

- Я предлагаю завязать с криминалом.

- То есть? – этого я никак не ожидал. – И на что будем жить?

- Паоло, послушай меня, пожалуйста. Скоро мне исполнится 21 год. Я могу претендовать на наследство. Я звонила адвокату. Мы продадим дом, землю в Салерно. И поедем жить в Рим – в столице больше возможностей. Будем учиться и работать.

- Ты серьезно?

- Совершенно. Если ты не согласишься, значит, мы будем жить без тебя.

- Кто это мы?

- У нас будет ребенок. И я не хочу, чтобы он когда-то узнал, чем мы столько лет занимались.

На следующий день мы уехали в Сиену и там обвенчались.

***
Все у нас сложилось в жизни. Мы играли другую часть рапсодии. К большому и суматошному Риму я привык. Бьянка стала известным журналистом. Я освоил компьютер, говорят, неплохой дизайнер. Мы дали образование троим нашим сыновьям.

Прошло 30 лет с тех пор, как я покинул родной город. Изредка наведывался в нашу старую квартиру, протирал пыль, надеясь, что сестра хоть когда-нибудь объявится. Но по обилию пыли я понимал, что Джины здесь не было. Не находил я ее и в социальных сетях.

В этот раз, еще не поднимаясь в квартиру, я сразу прошел во дворик. Хотелось пить. И застыл на месте. Джина, такая же молодая, в пышной юбке, подчеркивающей ее талию, набирала в кувшин воду из питьевого фонтанчика. Также соседи из окон пялились на ее стройные ножки в туфлях на невысоких каблуках.

- Джина? – я буквально прошелестел ее имя.

Девушка обернулась:

- Вы, наверное, дядя Паоло? А я Валерия. Мы с мамой похожи. Я приехала из Милана, пишу диссертацию по истории Сиены. Мама сказала, что вы можете вернуться в родной город. Я привезла вам письмо. Если бы вас не встретила, то оставила бы его на столе. Я так рада, что вы здесь, - звонкий смех колокольчиком разнесся по нашему дворику, и девушка снова подставила кувшин под тугую струю фонтанчика. А я не мог произнести ни слова и вдруг показал язык соседу, вытаращившемуся из окна на Валерию.

Что ж, позвоню Бьянке, встретимся в Милане. Наконец-то я их познакомлю.

© Димитрова Галина, 2015

<<<Другие произведения автора
 
 (13) 
 
 
 
– Постой, постой, как это посмертный? Умер, а потом сочинил, что ли?
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2017 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru