Сергеева Надежда  Свет Любви

Сергеева Надежда
Сергеева
Надежда

Она ощутила легкое прикосновение и медленно открыла глаза.

Мягкий свет струился вокруг. Стены комнаты исчезли, вернее их скрывала голубоватая дымка. Она попробовала сесть, но это получилось не сразу… вместо привычной, довольно жесткой кровати, под Ней было что-то мягкое, пушистое словно…. Нет, этого не может быть! Она лежала на облаке! Испугавшись этой мысли, Она резко села и Ей показалось, даже немного взлетела, настолько легким оказалось тело. Осторожно Она потрогала свое ложе. Даже удивительно, как это она не проваливалась сквозь это!

— Ты права, это облако, — вдруг услышала Она голос и, повернув голову, увидела нечто маленькое, светящееся золотистым светом.

— Где я? — срывающимся голосом произнесла Она.

— В межвременном континууме, — выдало существо, увеличившись в размерах так, что стали заметны маленькие ручки, ножки, голова, на которой в разные стороны торчали косички.

— Где, где? Что это такое? — Она попробовала опереться на свое ложе, но рука провалилась, и Она снова выпрямилась.

— Объяснять, что это такое я не буду, сама поймешь, — существо снова увеличилось, и стала заметна улыбка на девчоночьем лице, удивительно кого-то напоминавшем.

— Я сплю? — единственное, что более-менее приемлемое, пришло Ей на ум.

— И да, и нет, — последовал ответ, а существо еще раз увеличилось, до размеров ладони.

— Кого-то ты мне напоминаешь, — вглядываясь в крохотные черты, проговорила Она.

— Правда? — существо улыбнулось, — это обнадеживает. Я ощущаю твою тревогу. Не надо. Не бойся. Всё будет хорошо.

— Может все-таки мне объяснят, что происходит? — довольно резко сказала Она, попытавшись встать.

Золотистая малютка взлетела перед ее лицом, не позволяя подняться.

— Не сердись и не вставай, — крошка парила в воздухе, окруженная золотым ореолом, — посмотри на меня внимательно, очень внимательно. Кого я тебе напоминаю?

— Напоминаешь? — Она попробовала сосредоточиться, сфокусировав внимание на золотом существе, — действительно, я где-то видела твое лицо, но где именно не могу вспомнить.

— В зеркале, — улыбнулась малютка.

— Ты… ты — это я, — смогла лишь выдохнуть Она, судорожно сглотнув.

— Да, не волнуйся ты так, — хохотнула крошка, — меня иногда называют внутренним голосом, интуицией.

— Что происходит? Я умерла? — Она ощутила холодок внутри и содрогнулась.

В ответ золотинка резко взлетела над Её головой и закружилась, хохоча.

—- Нет, что ты, — остановившись прямо напротив ее лица, серьезно проговорила малышка, — будем считать, что ты… немного спишь и видишь сон.

— Хочу проснуться, — прошептала Она, зажмурившись.

— Не старайся, — снова засмеялась малышка, — проснёшься, когда придёт время. А сейчас вспомни, что случилось вечером.

— Вечером? — в голове пронеслись обрывки воспоминаний, не доставляя радости.

— Вечером, вечером, — кивнула головой кроха.

— Не хочу вспоминать это! — Она закрыла лицо ладонями и сразу ощутила под ними влагу.

— Плачешь, жалеешь себя? — от голоса золотинки повеяло холодом, — считаешь, что ты права?

— Да что ты можешь знать!!! — крикнула Она, со злостью глядя на малышку.

— Ути, как мы умеем! — рассмеялась та и уже серьезно проговорила, — я это ты, твое подсознание! И я все знаю, даже то, о чем ты и не подозреваешь.

— Не любит он меня…, — с горечью вымолвила Она, утирая слезы.

— А ты? Ты его любишь? — малютка смотрела строго, — вернее, вопрос должен звучать так. Кого ты любишь?

— Я? Я люблю его, иначе бы не собиралась за него замуж, — чуть слышно проговорила Она, опустив голову.

— Тогда что тебе мешает быть искренной с ним? — последовал новый вопрос.

— Он не любит меня! — почти крикнула Она.

— Ты не хочешь просто признать, что тебе мешают поверить в его любовь призраки прошлого, — вздохнула крохотуля.

— Прошлого? Ты это о чем? — Она подняла глаза на маленькую собеседницу.

— О том, о самом! — малышка с участием смотрела на нее.

— Ты ошибаешься. Я давно забыла и не вспоминала то, о чем ты сейчас хочешь напомнить, — Она отвела взгляд от проницательных глаз малышки.

— Ну, мне-то хоть не ври! — улыбнулась грустно золотинка, — вчерашняя безобразная сцена доказала мне это! И я решила тебе помочь.

— В чём помочь? Если человек не любит меня, чем ты тут можешь помочь? — Она снова заплакала.

— Перестань плакать. Я помогу тебе разобраться в своих чувствах и увидеть то, что ты не хочешь видеть. Глубоко в твоем сердце живёт еще память о том, кто заставил тебя страдать. И эта память не отпускает тебя к новой любви.

— О чём ты говоришь? — Она с удивлением смотрела на крохотную себя.
— Хочу тебе доказать, что ты зря обижаешь Вадима и не веришь в его любовь, — малышка подлетела ближе и опустилась на Её плечо, — а сейчас закрой глаза и ничего не бойся.

Она послушно закрыла глаза и в тот же миг ощутила движение воздуха вокруг, словно Её подхватило ветром и закружило, как лист на ветру. Немного испугавшись, Она крепче зажмурилась и даже задержала дыхание, спустя мгновение, ощутив под ногами твердую почву, открыла глаза. Привыкнув к полумраку и оглядевшись, Она узнала место и вздрогнула.

— Зачем я здесь? —с отчаяньем подумала Она, и в ту же секунду в голове пронеслась ответная мысль:
— Затем, чтобы ты смогла понять, этот человек никогда не любил тебя.

— Где ты? — прошептала Она.

—Ты забыла? Я же твой внутренний голос. Ты в этом мире невидима и неслышима. Поэтому смело сейчас входи в комнату. И наблюдай.

Она медленно вошла в открытую дверь и замерла. В комнате царил уютный полумрак, освещали её лишь несколько свечей горевших в разных углах. Красивый изящный подсвечник с тонкой высокой свечой, обвитой золотой лентой, украшал стол, накрытый на двоих. Она обошла всю комнату и остановилась у окна. Комната была пуста, но спустя мгновение в неё вошел хозяин, держа в руках керамическую вазочку с алой розой. Непроизвольно Она прижала руки ко рту, сдерживая вскрик.

—- Узнала вазочку? — пронеслось в голове, — да, это твой подарок.

От входной двери донеслось треньканье звонка, и хозяин поспешил в прихожую. Раздался женский голос, и она вздрогнула, узнав его.

Наталья! Лучшая подруга! Ей захотелось вжаться в стену, когда хозяин и его гостья вошли в комнату.

— Да, я вижу, ты подготовился к моему приходу, — проворковала Наталья, покружившись по комнате.

— Так и должно встречать любимую женщину, — поймав ее в объятия, сказал Павел и поцеловал.

— Что мы будем пить? — легко выскользнув из его объятий, спросила Наталья и направилась к столу.

Павел пододвинул ей стул, чмокнув в висок, сел сам и налил обоим вина:
— «Шевалье де Бург», прекрасное вино для нашего маленького праздника.

— И что же мы празднуем, — пригубив вино, кокетливо спросила гостья.

— Мы наконец-то избавились от нашей надоедливой подруги, — последовал ответ.

— Ты все-таки порвал с Ольгой? Сколько же ты ей голову морочил? — улыбнулась Наталья.

— Ровно столько, сколько ты держала меня на расстоянии, — Павел сделал глоток и поставил бокал на стол.

— А мне казалось, ты ее любил, и я не хотела вмешиваться…

— Любил? — перебил гостью Павел, — о чем ты!? Как можно любить эту истеричку! Так… попользовался…, пока некоторые созревали.

— Попользовался?! — ураган мыслей, казалось, лишил Её сил.

— Ну, не надо так бурно-то! — проворчал внутренний голос, — пойми, ты должна была это услышать именно от него!

— Давай покинем это место, — устало проговорила Она и вздрогнула, — они не могут ведь меня слышать?

— Конечно, не могут. А уходить рано. Ты еще не освободилась от него, — незамедлительно последовал ответ.

— А как я смогу от него освободиться? Он сам меня от себя освободил! — сквозь слезы тихо сказала Она, — ой, что это? Смотри, они светятся!

Она с крайним удивлением наблюдала за Павлом и Натальей, вернее за голубым сиянием, вдруг их окружившим.

— А вот этого мы и ждали! Таким светом озаряет любовь влюбленных, если их чувства взаимны. Вернее любой посторонний для влюбленных человек видит это сияние голубым, — внутренний голос звучал назидательно.

— Значит, я посторонний для него человек? — Она снова готова была заплакать.

— Да. Но тебя тут держит память. Он обманывал тебя, ты верила. Эта вера и не дает тебе покоя, ты должна избавиться от этой зависимости, — слова возникали в голове, и спорить с ними было трудно.

— Но как же я могу сделать это? — воскликнула Она.

— Сможешь. Вот подумай, что в этой комнате напоминает о тебе? В чем скрывается кусочек твоей души? — Она, казалось, увидела лукавую улыбку малышки.

— Только вот эта вазочка.

— Надо её разбить. И выпустить на свободу твою душу.

— Как?? Это невозможно.

— Это твоя ваза, понимаешь, тво-я! Это единственный предмет в этом мире, над которым ты властна!

— И что я должна делать? Вот просто так подойти и грохнуть эту вазу? Я, что ли, полтергейст?

— Ну, насмешила, - внутренний голос и вправду мелко захихикал, — ты видишь, как ее поставил Павел? Не в центр стола, а с краю. Ее легко просто у-ро-нить! А они подумают, что Павел случайно вазочку задел, и она упала. Смелей.

Она осторожно сделала шаг от окна в сторону стола.

— Смелей, просто столкни вазу, и увидишь, что произойдет. Не с ними! С тобой! — подбодрил ее внутренний голос.

Она решительно подошла к столу и толкнула вазочку, та упала на пол и с каким-то серебристым звуком разлетелась на осколки.

— А-а, туда ей и дорога, — пробормотал Павел, поднял розу и вставил ее в фужер.

Керамические осколки вдруг засветились мягким золотым светом, потом они поднялись в воздух и закружились, становясь прозрачными, пока на месте осколков не образовалось золотистое облачко, которое, замерев на секунду, медленно подлетело к Ней, постояло на уровне глаз и, вспыхнув, растаяло. В тот же миг комната вместе с теми, кто в ней находился, растаяла в голубом тумане.

—- Закрой глаза, — услышала Она команду, и послушно зажмурилась.

И вновь воздушный вихрь закружил Её, но на этот раз Она не испугалась, а представила себя птицей парящей в синем небе.

— Молодец, — услышала Она и открыла глаза.

Она вновь сидела на облаке, а перед нею порхала золотистая малышка.

— Что ты чувствуешь сейчас? — спросила кроха, подлетев к самому её лицу.

— Трудно сказать. Тяжесть, которую я ощущала, пропала, но… — она замялась.

— Но? — нетерпеливо закружилась перед её глазами золотинка.

— Появилось другое чувство…, я…., понимаешь, я не могу это сформулировать, — Она вздохнула.

— Ясно. Значит, нам предстоит еще одно путешествие, — малютка опустилась на ее плечо, — закрывай глаза.

На этот раз воздушный вихрь был таким теплым, что Ей показалось, будто ласковые руки обнимают её. Объятие напомнило человека, и Она была уверена, где окажется теперь, вернее, с кем.

— Умнеешь просто на глазах, — мелькнула озорная мысль.

Ощутив ногам твердую почву, Она открыла глаза и огляделась.

— Узнала место? — почти услышала она вопрос.

— Да, в этом парке мы познакомились с Вадимом. В дальней беседке на берегу, — Она вздохнула.

— Дорогу помнишь? Иди туда, — приказал внутренний голос.

Она направилась по дорожке, по обеим сторонам которой росли кусты благоухающей сирени. Чем ближе подходила Она к беседке, тем теплее Ей становилось. А когда кусты расступились, и Она оказалась перед входом, по телу пронеслась волна нежности. Вадим сидел на той самой лавочке, где увидел Её тогда, в первый раз, такую зареванную и несчастную. В руках он держал её голубой шарфик. Она осторожно опустилась рядом с ним.

— Интересно, о чем он думает? — подумала Она, и услышала ответ, — Сейчас ты это сможешь услышать. Только не пугайся. Его мысли появятся тут, в твоей голове.

— Как телепатия?

— Ну, не совсем это и телепатия, — снова хихикнул внутренний голос, — сосредоточься.

— Олюшка, ну почему ты мне не веришь!? — Она вздрогнула, внутренний голос вдруг заговорил мужским голосом, — вот ты вчера сказала, что я просто использую тебя, что меня кроме постели ничего не интересует, что я давлю на тебя, что ты устала от моей опеки…, но ведь ты не права. Я люблю тебя. Я влюбился в тебя, как только взглянул в твои заплаканные глаза вот в этой самой беседке! С той самой секунды ты для меня стала смыслом всей моей жизни! Я так хочу, чтобы мы были вместе, чтобы ты стала моей женой. Как, скажи, как мне достучаться до тебя? Кто же так заморозил тебя, любимая?

— Я уже оттаяла, милый, — прошептала Она и протянула руку, чтобы поправить непослушный вихор на его макушке, но вдруг остановилась, пораженная увиденным.

Её рука было окружена золотистым ореолом! Она с удивлением смотрела на руку, потрясла ею, чтобы стряхнуть ореол. Потом опустила взгляд вдоль тела и охнула. Она вся светилась.

— Что происходит? — растерянно пробормотала она.

— Не догадываешься? — вкрадчиво прошептал внутренний голос, — а ты на Вадима посмотри.

Она взглянула на сидевшего рядом мужчину и вскочила. От Вадима шло такое же сияние, только оно было ярче, сильнее, чем у нее.

— Ты хочешь сказать,…— Она не могла прийти в себя.

— Ты думаешь правильно! Там ты видела чужую любовь! Здесь – твоя! Понимаешь? Это светится твоя любовь! — внутренний голос торжествовал.

Она тихонько охнула и прижала руки к груди, стараясь унять бешеный стук сердца.

— Думаю, теперь нам пора возвращаться, — ласково произнес внутренний голос.

Беседка медленно закружилась, тая в золотом сиянии. Она закрыла глаза, ощутив прикосновение теплого ветра, и в тот же миг неведомая сила подхватила Её. Ей казалось, она легкая как пушинка парит в воздухе под красивую музыку.

Ощущение полёта не прекращалось, и Она решилась открыть глаза.

Золотистое сияние вокруг таяло, на смену ему проявлялись предметы, Она узнала свою спальню и медленно села на кровати. Что-то неуловимо изменилось в такой знакомой с детства комнате! Вроде всё на своих местах, но…. Раздражавшие прежде розочки на обоях казались живыми и такими красивыми, что к ним хотелось прикоснуться. Плотные шторы на окне почему-то из светло-коричневых стали золотистыми, к тому же они были сдвинуты в стороны, давая проход солнечному свету. Бегония на окне вся была осыпана яркими красными цветами и словно огонёк горела в солнечных лучах. Даже кактус, стоявший на комоде, был украшен бело-золотистым цветком.

— Я люблю Вадима, — подумала Ольга и улыбнулась, — я люблю его!!

Она вскочила, подбежала к музыкальному центру, нажав клавишу, закружилась по комнате под музыку Вивальди, подпевая скрипкам.

Сквозь звуки музыки до Ольги не сразу пробился звонок от входной двери.

— Это он! Вадим! — пронеслось в голове, и через минуту она уже открывала дверь.

— Прости меня, любимый! Я просто не понимала, как сильно тебя люблю! — приникнув к его груди, прошептала Ольга.

Вадим взял ее лицо в ладони и стал осыпать поцелуями, а вокруг разливался золотистый свет любви.

Когда же влюбленные слились в поцелуе, сияние любви заполнило всю Вселенную.

© Сергеева Надежда, 2015

<<<Другие произведения автора
 
 

 
 
Неприхотливость — одна из главных добродетелей. Заметив за собой старуху, Игараси убыстрил шаг, почти побежал. Здесь подрабатывала сиделкой статный воин Света.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
Чёрный список 
   
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2020 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru