Белоусова Влада  Королева Селенция

Белоусова Влада
Белоусова
Влада

Король одной страны возжелал простую девушку из маленькой деревни. Но ходили слухи, что он демон и потому люди боялись его, но не могли свергнуть. Бедная девушка не хотела до последнего верить, что на нее обрушился этот рок, но не могла противиться воле короля Гарпа.

Она явилась в его покои с самоотверженной жертвенностью и сказала «давай сделаем это быстро» и провела с ним ночь. После этого Селенция была сама не своей. Ее отец–инвалид, – единственный оставшийся в живых родственник, – переживал за свою дочь, но знал, что тоже не может противиться воле похотливого короля. Он старался облегчить страдания и тягостные воспоминания Селенции как мог, но она с улыбкой заверяла его в ответ, что скоро все пройдет и она окончательно оправиться и ему не придется так сильно за нее переживать. Девушка верила, что Гарп заинтересовался в ней просто как в игрушке на один раз и скоро жизнь их семьи станет прежней.

Но она сильно ошибалась и потому была в неописуемом шоке, когда услышала, что король хочет ее к себе в палаты снова. Отец бросился было на гонца с кулаками, но он был хромым и потому безобразно упал прямо перед своим обидчиком. Девушка прогнала незваного гостя прочь и после того как она убедилась, что с отцом все в порядке, молча удалилась в свою комнату, переживать горе в одиночестве.

На следующее утро в их деревне появились развлечения для всех людей, которые с огромным наслаждением катались на деревянных лошадках и веселились на цветных каруселях. Селенция с мягкой любовью смотрела на эти радостные лица, но в глубине души знала, чего это ей будет стоить. И потому любовь к людям стремительно переросла в ненависть к этим развлечениям. Закусив губу, она стремглав убежала домой и заперлась там, не выходя до самого вечера. Бедный отец сильно переживал за ее судьбу и ругал себя за беспомощность.

Но вот вечером того же дня в их дверь постучались. Девушка лично попросила отца остаться в кровати, чтобы не беспокоить его больную ногу, а сама выглянула в окно. Сделав это, она вся обмерла от ужаса и, закрыв от исторгаемого вопля рот, отошла назад от двери, будто та горела синим пламенем. Старик сразу понял, в чем дело и потому с агрессивным рыком решил прогнать всех прочь, но от сильного удара ногой дверь распахнулась, чуть не слетев с петель, и на пороге оказался сам лично король. Свою свиту и богатый экипаж он оставил за воротами. Еще бы, чего же ему бояться? Он же продал душу дьяволу. И теперь, видимо, пришел за чужой.

Гарп не сильно расстроился из-за того, что его не приняли с распростертыми объятиями, как это обычно делают запуганные людишки, но приказал старику уйти прочь. Отец обомлел, но не смог сделать ничего кроме как стоять на месте и с сожалением наблюдать за происходящим.

Селенция стояла чуть живая неподалеку, облокотившись о диван. Она была безмолвна и покорна перед неизбежностью. Глаз девушка не поднимала на своего губителя, но и не выпускала из виду его уродливые пальцы. Слабость распространилась по всему ее телу и маленькая дрожь злости и отчаяния трясла побелевшие руки. От воспоминаний первой их ночи к горлу подступал комок.

Гарп грубо схватил ее за локоть и как свою собственность толкнул вперед себя. Селенция чуть не упала, но с трудом устояла и с пылающей ненавистью взглянула, наконец, в лицо обидчику. Откуда-то к ней вернулась уверенность.

– Я не хочу быть твоей игрушкой, король, – дерзко огрызнулась она, – оставь меня и мою семью, прошу тебя, умоляю.

– Это было слишком самоуверенно с твоей стороны, – откликнулся он, – подумай лучше о том, что я сделаю с твоим отцом, если ты еще раз мне откажешь. И представь, как я сожгу твою деревню, если ты попытаешься бежать. Своей смерти ты не боишься, я вижу. Но способна ли ты пожертвовать людьми?

«Чудовище», – задрожали слезы в глазах девушки, а губы не произнесли больше ни слова. Ее отец попытался вмешаться в творящийся беспредел, но король вызвал своих людей и приказал им волоком вытащить старика на улицу. Гарп заверил Селенцию, что не причинит ему пока что вреда, но вынужден продержать его со своими людьми снаружи до утра, пока наши «голубки» будут развлекаться в комнате девушки.

Тяжело переживая эту глубокую моральную травму, бедняжка провела его в свои покои и с мучительным переживанием осталась там на всю ночь… наедине с королем. Ей было снова больно и обидно, но она не могла ничего сделать, и от этого на душе становилось только хуже.

Это жизненное испытание наложило несмываемый позор на ее семью. Люди презирали их, соседские девушки глупо завидовали, распуская низкие сплетни и несуществующие подробности о близости короля и дочери хромого старика. Селенция перестала выходить из дома, да и отец ее старался делать это как можно реже.

У бедного человека больше не оставалось сил переживать горе, усугубляемое слухами злых людей, которые не хотели понимать, насколько сильное унижение терпит его дочь ради них же! Ради этих неблагодарных глупых людей, чья жизнь висит на волоске и может оборваться из-за одного лишь неосторожного слова Селенции. Да даже если кто-то в деревне это и понимал, то начинал еще больше ненавидеть бедняжку, думая, что она сама соблазнила Гарпа ради власти. Это было ужасно.

Следующий гонец приехал в их дом под покровом ночи и в этот раз его не смели прогонять с порога. Подавленный своей бесполезностью отец лежал в болезненном полубреде на своем диване, а осунувшаяся от всех несчастий девушка подавала ему лекарства. Она умоляла, просила гонца, падая перед ним как перед самим правителем на колени, целуя его грязные сапоги о том, чтобы он перенес эту встречу. Но молодой человек с равнодушным лицом не смел менять приказа короля и только с леденящей отчетливостью спросил:

– Это значит отказ?

Селенция вздрогнула всем телом и ясно поняла, что король от нее так просто не отделается. Для Гарпа не существовало альтернатив. Он постоянно жил в крайностях и приказы отдавал с такой же неприкасаемой строгостью. Ее отказ означал неминуемое начало конца для их деревни.

Отец, чувствуя терзания дочери, заверил ее, что чувствует себя намного лучше и потому просил не беспокоиться о нем. Старик старался не ради деревни, а ради нее. Потому что, скорее всего Селенция сгорит вместе со всеми в одном большом поднебесном костре. А отцовское сердце не могло смириться с такой молодой смертью. Плевать на других людей, главное – дочь.

Селенция пробовала сопротивляться, но все-таки отправилась этой ночью к королю. Каменное сердце все больше ныло в ее груди. Она прожила эту ночь и следующее утро как будто в бреду, не чувствуя своего тела и присутствия духа в нем. Ее не покидало ощущение, что она наблюдает за собой будто со стороны и не является участником всей той похоти, которая так привлекала Гарпа. Он наслаждался ее телом, а душа девушки тем временем была где-то далеко.

К полудню Селенция собралась уже покидать эти вражеские покои, но король властно остановил ее. Девушка стояла посреди комнаты и не поворачивалась к нему лицом. Она чувствовала, что теперь не боится ничего на этом свете и даже за себя ей не страшно. Потому что она пережила такое, после чего и жить-то не хочется. И теперь Селенция была готова ко всему. Во всяком случае, ей так казалось.

И вдруг, совершенно неожиданно Гарп сказал, что хочет сделать ее своею женой, своей королевой. Девушка в неописуемом ужасе заглянула в его глаза и твердо выпалила отказ. Жить с демоном до конца жизни? Быть его женой? Это верная погибель для светлого человека божьего. Уж лучше смерть, лучше умереть. Пускай он убьет ее прямо здесь и сейчас. А если не хочет – то она лучше отравится сама или заколет себя кинжалом. Селенция стала судорожно искать что-нибудь острое в комнате, но король был нагло насмешлив, понимая, что означает этот беглый взгляд.

– Теперь я тверд как никогда, – проговорил он, двигаясь навстречу ей, – это случится сегодня же. И ты не уйдешь отсюда, пока церемония не состоится.

– Я откушу себе язык, повешусь, выброшусь из окна, лишь бы только этого не стало, – дрожа от злости, отходя назад, рычала она.

– Ты плохо меня знаешь. И держаться тебе больше не за что. Твой отец умер сегодня ночью. Кажется, это была холера, но я что-то не уверен. Но теперь тебе все равно некуда идти. Так что дождись меня здесь и жди своего счастья. Не смей умирать тут пока что, – и, сверкнув насмешливым взглядом, он вышел, заперев ее внутри при заколоченных наглухо окнах и пошло разложенной кровати, намекающей на все прошедшие ночи.

Мир ушел из-под ног девушки, и она мысленно ушла из этой вселенной. Ее мозг был неспособен пережить столько сильных эмоций разом, и потому она ушла в какое-то забвение. Как она упала лицом в подушку, так и не шевелилась, пока дверь снова не открылась за ее спиной. Но девушка была как кукла, с угасшей душой, потухшей волей и больше неконтролируемым телом. Ее поставили перед зеркалом на тумбу, поднимали и опускали руки, снимали мерки, что-то примеряли, зачесывали волосы, а Селенция все так и не приходила в себя. Она затравленно и пронзительно смотрела куда–то сквозь зеркало и даже не дрожала.

Как прошла эта свадьба, она тоже не помнила больше. И только странные перемены вдруг произошли с ее нутром.

– Вы слышали, у нас появилась новая королева? – говорили люди по всей стране.

– Это та самая наша блудная девка, – злословили жители родной деревни Селенции, – добилась-таки своего, скотина.

– Пошла за демона? Бывают же еще такие сволочи, которые соглашаются на подобное, – с отвращением воротили носами набожники.

– Нечистая душа у этой паршивки, на деньги клюнула. Или на власть. В общем, как и все бабы, – хамливо запивали булькающий смех пивом мужики в трактирах.

А что Селенция? А она так сильно переменилась, что в новом положении не отставала в жестокости от своего мужа. Робкая и хрупкая прежде девушка взялась обеими руками за власть, по ночам профессионально ублажала Гарпа и днем руководила казнями неверных. Ее холодный пустой взгляд заставлял людей дрожать при одном только появлении королевы на престоле. Даже невиновные, завидев этот ледяной стан, чувствовали себя уже на волоске от казни и безмолвно расползались в норы.

Да здравствует Кровавая королева! Дитя своего народа. Достойная его и отвечающая всем требованиям. Вы хотели видеть ее такой? Получите. Никто и не догадывался, что сам сделал простую деревенскую девушку таким тираном, не оставив в ее душе ни единой крохи света. Никто не думал, что действие каждого человека на этой земле лепило этот образ собственноручно, не прикасаясь к нему напрямую, но провоцируя на то. И через несколько лет никто уже не мог даже представить, какой она была раньше…

А это была та самая девочка, которая в шесть лет потеряла мать, которая с десяти лет была вынуждена ухаживать за больным отцом, повредившим ногу, убегая на охоте от волков. Та самая девушка, которая так нежно влюблялась и так жестоко была отвергнута парнями из ее деревни. Та самая несчастная, изнасилованная прямо перед окнами своего дома каким-то пьянчугой, который приставив нож к горлу, грозил ей смертью. И, несмотря на это она не обозлилась на жизнь и к семнадцати годам продолжала любить жизнь и людей. Не сомневалась в существовании добра и правды до последнего… но вот люди отчего-то не принимали ее чистую душу такой.

Зато принял сам демон. Так получайте же то, что всегда хотели, люди. Встречайте свою Кровавую королеву. Да здравствует королева Селенция!

© Белоусова Влада, 2015

<<<Другие произведения автора
 
 

 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2019 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru