Конкурс стартует
через:

77

дней.

2018-02-10


Подать заявку на участие в конкурсе современной новеллы "СерНа - 3"

   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Крош Виталий  Окно навылет

Крош Виталий
Крош
Виталий

Нет, все-таки я молодец.

Позиция была на удивление удачна. Стена дома под углом упиралась в авеню и вместе с соседней стеной создавала широкий раструб. От окна комнаты, где я сидел, до авеню было метров сорок. Расстояние смешное для снайпера. Я подправил окуляр. Ориентиром был столб на противоположной стороне. Именно там цель будет идти по прямой, что даст мне секунд двадцать.

К тому же, стрелка обычно ищут в окнах близлежащих домов. Пока догадаются заглянуть в переулок, пока то, да се. Через минуту после выстрела меня здесь уже не будет.

А пока у меня был еще час.

Людям моей профессии — киллерам, наемным убийцам и т.д, зачастую свойственна тихая, элегантная задумчивость. Обычно, эти моменты использовались мной для не торопливых размышлений. Я чуть отодвинул занавесочку и стал оглядываться.

Интересно, до чего люди не замечают того, что твориться у них под носом. Слава богу, что работа научила меня присматриваться к мелочам.

Я налил себе кофе из термоса. Ранним утром город был чист, красив и на удивление пригож. Длинная стена тихого дома, где я находился, извивалась за поворот. Попивая кофе, я заметил, что одно окно на стене, справа и напротив меня, было приоткрыто.

Ничего странного. Обычное, чуть приоткрытое окно. Что такого? Делать мне все равно было нечего. Я взял бинокль и стал рассматривать то окно. В глубине его что-то блеснуло.

Это могло быть что угодно. Стакан. Оставленные на столе часы. Бабушкины очки. Окуляр снайперской винтовки.

Я помаялся еще пару минут, потом подхватил бинокль и пробрался в туалет. Тихонечко приподнял ставню и, стоя на унитазе, стал наблюдать. Сквозь тонкую занавеску смутно угадывалась комната. Там стоял стол, на котором что-то громоздилось. Что-то неясное, из чего торчала длинная прямая палка, недобро направленная прямо в мою сторону.

Я быстро вернулся в комнату и задумался.

Прикрытие? Нет. Засада? Возможно. Подстава? Однозначно.

Ситуация требовала сигареты.  Я взглянул на часы. Через полчаса мне надо начать готовиться. Стоп, к чему? Чтоб выполнить работу не могло быть и речи. Ибо там, напротив, сидел другой снайпер и его работой, был, по-видимому, я. Как это ни печально.

Ладно, разберемся. Я сунул под куртку пистолет и вышел из дома с другой стороны. Обойти здание взяло у меня пару минут, и вот я стою за углом, возле телефонной будки. Теперь надо вычислить квартиру и зайти, поговорить с ее обитателем. Страшно интересно знать, почему Гарри Морган, мой работодатель, решил подставить именно меня, жирная тварь.

Я зашел в будку, прикрылся телефоном и стал смотреть. Так, подъезд, третий этаж направо. Идеальная позиция. Я бы поймал пулю сразу после своего выстрела.

Стоя спиной к авеню, я слышал нарастающий гул проснувшегося города. Взгляд мой пробежался дальше по стене и ...оп-с.

Я не поверил своим глазам. Еще окно! И снова приоткрытое! Так, посмотрим. Я прикинул расстояние и место.

Это третье окно находилось в такой же позиции по отношению ко второму, как то, второе, к моему.

Случайное совпадение? Может быть, но не в нашей области. Нет, но какой все-таки интересный расклад. Получалось, некто теперь охотился и за "моим" снайпером.

Я почесал макушку. Представителей нашей профессии не так уж много. Можно сказать, мы наперечет. Устраивать такую сложную комбинацию? Кому это надо?

Первым моим желанием было бежать. И бежать быстро. И прибежать к Генри Моргану и вытрясти из него остатки мозгов. Но потом я подумал еще раз. И в моей голове стал выстраиваться план. Я украл телефонную книгу и вернулся на свое место, тем же путем.

Ну что ж, попробуем. Дом жилой. Значит, мой неведомый друг занимает чьи-то апартаменты, пока хозяева на работе или в отъезде. Наша обычная практика.

Я выяснил через справочную номер телефона. Через минуту в той квартире зазвонил телефон. Я вжался в бинокль. Снайпер занервничал. Ага, значит молодой. Трубку он не снимал.

Тогда я пошел на хитрость. Или на глупость, как хотите. Я высунулся в окно и радужно улыбаясь, помахал в воздухе телефонной трубкой. На этот раз он ответил.

— Привет! — сказал я. — Не знаю, кто ты, но позволь мне называть тебя номер два. Поскольку я — номер один. И тебе, наверное, будет любопытно узнать, что есть еще номер три.

Посмотри направо. Занавеска с фиолетовыми рюшечками и цветочный горшок.

Трубка молчала.

— Ты подумай, а я перезвоню, — сказал я и отключился.

Через несколько минут звонок раздался уже у меня. Я усмехнулся: парень держит марку.

— Что ты хочешь? — раздался глухой, сдавленный голос.

— Во-первых, "спасибо", за то, что спас тебе жизнь. Во-вторых, надо поговорить. Нас обоих подставили, и мне страшно интересно знать кто и зачем. А тебе?

Голос помолчал, а потом послышалось: "Через две минуты в кафешке, полста метров направо".

Ага, это с другой стороны. Умно, тогда и номер три нас не увидит. Кафешку я нашел сразу. На входе я осмотрелся, галантно пропустил девушку в рабочей спецовке и зашел.

Присел за столик, и девушка в спецовке села напротив меня. Она сняла кепку, и длинные светлые волосы рассыпались по ее плечам.

Я онемел. Она улыбнулась, держа правую руку под столом.

Снайперша. Молодая, и чего там, красивая. Да, но мы-то не в Голливуде.

Я демонстративно положил руки на стол. Она чуть откинулась назад, но свою не вытащила.

— Рэй Стенли, — представился я. — Нью-Йорк.

— Бренда Майер, — сообщила она с характерным акцентом. — Аризона.

Ясно, гастролерша. У меня в голове не укладывалось, что вот от этой милой, симпатичной девушки я мог бы получить пулю в лоб.

— Бренда Майер, — проникновенно сказал я, — предлагаю вам играть в команде, на ближайшие полчаса.

Девушка посмотрела на часы. "Через пятнадцать минут ваш выстрел", — сказала она.

Я отрицательно покачал головой: "Это уже не имеет значе..." — Тут я осекся. Ну, конечно. Конечно, имеет. Через пятнадцать минут стреляю я, потом она, потом — наш третий неизвестный соратник по клану. Вот я тупица. Это ее внешность сбила меня с толку. Помрачнев, я встал. Она осталась сидеть, продолжая улыбаться.

— Давайте навестим номера три, — сказал я, надеясь взять реванш. Уж этого наверняка она не захочет.

— Легко, — отозвалась девушка. — Если нет номера четыре.

Тут я снова сел. Такой простой мысли не приходило мне в голову. Я был раздавлен.

Мы вышли из кафешки и прогулялись до дома. Бренда шла чуть впереди, покачивая бедрами. Я скрипел зубами на полшага сзади. Почему-то все мои мысли, умные и не очень, крутились вокруг ее задницы.

Одной минуты хватило нам понять, что она права. Наш третий друг тоже был под прицелом. Хотя, позиция четвертого снайпера была не очень удачна, но при известной сноровке он вполне мог попасть.

"Вот там, наверное, настоящий профессионал", — с уважением подумал я.

Мы посовещались и решили срочно выйти на номера три и завлечь его в нашу команду. А потом, всем вместе, отыграться на номере четыре. Действовать мы решили тем же методом. В смысле — позвонить.

На этот раз нам ответили.

— Да, — раздался в трубке неживой металлический голос.

— Хм...привет, — начал я, — это номер один... .

Человек на том конце провода выслушал меня молча. Когда я закончил, он произнес: "Поднимитесь", — и повесил трубку.

Я посмотрел на Бренду. Та пожала плечами: "Мы можем просто уйти"

— Хочешь, я зайду один? — спросил я, замирая от собственного геройства.

Она отрицательно покачала головой: "Он знает, что нас двое и заподозрит засаду". Она была права. Нам не надо было сразу раскрывать все карты.

Мы зашли в подъезд. Я крепко сжимал в кармане рукоятку "Беретты".

— Он на третьем этаже, — сказала Бренда. И тут сзади раздалось покашливание.

Мы резко обернулись, и из-за двери вышел номер три.

На вид ему было лет сорок пять-пятьдесят. За пушкой, которую он держал в руке, и которая смотрела прямо мне в лоб, вырисовывалось лицо. Абсолютно лысая голова, украшенная густыми бровями, каменное лицо, покрытое редкими глубокими морщинами. Тонкие бесцветные губы, крючковатый нос. Над ним два буравчика неопределенного цвета. Тот еще типчик. После Бренды, я невольно испытал чувство гордости за цех. Э-х, когда в нем такие люди... Если бы не жутких размеров ствол у него в руке, я бы, пожалуй, улыбнулся.

Но номер три улыбаться был не намерен. Он разглядывал нас с подозрением и неприязнью. " Поднимайтесь!" — раздался пустой скрипучий голос.

— Нет времени, — спокойно отозвалась Бренда.

Господи, она еще ему перечит! Человек ткнул в нее бусинками глаз.

— Номер четыре, — пояснила Бренда, — через десять минут выстрел.

Держалась она совершенно спокойно.

Страшный человек подумал и опустил пистолет.

— Пойдемте, — сказал он.

К номеру четыре мы поднимались осторожно, гуськом. Первая шла Бренда. За ней, с пушкой в руке — номер три. Замыкал процессию я. Перед закрытой дверью мы остановились.

— Я зайду, — тихо сказал номер три. — Он мой.

Он отстранил Бренду подошел к двери и замер. Из квартиры доносились звуки музыки. Какой-то современный бессмысленный хип-хоп. Мы переглянулись.

Нет, ошибки быть не могло. Лысый попробовал дверь, и она мягко отворилась.

Мы, все трое, тут же прилипли к стене. Бренда оказалась напротив меня, обоими руками сжимая черный вороненый "Глок". Я мужественно таращился из-за широкой спины номера три.

Помедлив, мы вошли.

Длинный коридор заканчивался открытой настежь комнатой, из которой и лилась музыка. Осторожно ступая, мы двинулись вперед. На полпути Бренда замерла и подняла руку. Отсюда был виден стол. На столе громоздилась огромная снайперская винтовка, одной из последних моделей.  На прикладе небрежно висел яркий оранжевый шарфик.

Никогда в жизни не видел таких засад.

Мы прошли чуть дальше и увидели тапочки. Тапочки были мягкие, розовые. Они торчали из кресла и дергались в такт музыке.

В самом кресле сидел снайпер. На вид ему было лет восемнадцать. Одет он был в коротенький топик и такую же коротенькую юбочку. Из-под юбочки торчали длинные стройные ноги, заканчивающиеся теми самыми тапочками. Смазливое личико украшали огромные черные очки. В одной руке снайпер держал розовый блестящий айфон, в другой кулечек орешков. При этом что-то невнятно мычал, дергал руками и головой и сексуально извивался. В общем, тащился.

Мы неслышно подошли и встали около кресла полукругом.

Потом лысый кончиком ствола легко поддел розовый тапочек за пятку.

Девчонка открыла глаза и уставилась на нас в изумлении.

— Вставай, — коротко сказала Бренда.

— Время, — пояснил лысый.

— Стрелять пора, — добавил я.

Через полчаса мы, все вчетвером, сидели в том же самом кафе. Я сидел около Бренды, с удовольствием ощущая ее бедро. Напротив нас сидел лысый, около него, утирая сопли и размазанную по щекам тушь — номер четыре. Люси Морено. Восемнадцатилетний киллер-недоучка. Дебилка.

Мы с Брендой разглядывали ее с интересом. Лысый был мрачен. Я его понимаю.

Неприятно, когда тебя, опытного стрелка собирается пришибить такая вот козявка.

Узнать от нее мы смогли немного. Ее дружок работает на Гарри Моргана. Он уговорил ее сделать выстрел. Хорошо заплатил. Больше ничего не сказал.

— И как ты собиралась в меня стрелять? — с отвращением спросил  лысый.

— Я экс-чемпионка штата по пулевой стрельбе, — хлюпнула носом Люси и робко покосилась на него. — Уж попала бы как-нибудь.

Мы сидели и переглядывались. Надо было что-то делать. О чем-то договориться, выработать какой-то план. А Люси тем временем чуть пришла в себя и вошла в раж. Она заказала милк-шейк и посасывала его через трубочку.

— Я с детства мечтала стать киллершей, — гордо говорила она. — Все о них знаю. Особенно о снайперах. Это ж какой кайф! Сидишь, смотришь, потом ба-бах! Крики, шум, а тебя уже нет! Бесшумный призрак ночи!

На лысого было жалко смотреть. Не будь вокруг людей, он бы  давно уже утопил Люси в ее собственном стакане. Пару раз он пихнул ее локтем, потом сдался и махнул рукой.

— Особенно, — продолжала недоделанная убийца, — я люблю слушать о Черном Лучнике! О!! Какой это был герой!! Я бы все отдала, что бы познакомиться с ним!

Я поднял бровь. Бренда конечно не в курсе, а вот у нас тут,  о Черном Лучнике, профессионале экстра-класса, ходило немало легенд. О его необычайной меткости, хитрости и умении незаметно исчезать. Некоторые из его дел, нам, по первости, даже ставили в пример. Потом он куда-то пропал. Говорили — ушел на покой. Но я в это не верю. Скорее всего, все это сказки.

Бренда стала подавать признаки нетерпения. Лысый безразлично уткнулся в кофе, изредка поглядывая на свою соседку.

— А еще он был красавец! — завелась Люси не на шутку.

Господи, до чего же похожи все неразумные молодые девчонки. И неважно, или ты киллерша, или студентка колледжа.

— Правда потом, говорят, полысел, — она хрюкнула в свой стакан и зашлась краской.

Мы деланно улыбнулись. Пора было сваливать. И тут я заметил, что Бренда, выпучив глаза и, не отрываясь, глядит на лысого. Люси, перехватив ее взгляд, озабоченно нахмурилась. Потом глаза ее широко раскрылись и она сказала: "Ой"...

«В чем дело?» — хотел спросить я, как вдруг увидел, что лысый улыбается. Ну, не то, что бы улыбается. Лицо его подернулось, морщины чуть разгладились, бледные щеки слабо дрогнули. В нем даже на миг проявилось что-то человеческое. Левой рукой он поглаживал себя по гладкой лысой голове.

— Лучник... — выдохнула Бренда.

— А? — не понял я.

— Лучник... — прошептала Люси, — ой, мамочки...

— Что лучник? — я недоуменно переводил взгляд с одной на другую. Потом посмотрел на лысого. Тот теперь по-настоящему улыбался. И даже как-то смущенно. И тут я понял.

— Лучник! — воскликнул я.

— Т-с-с! — Бренда больно стукнула меня по коленке.

— Блин. Да это ж Лучник! — я схватил Люси за руку. — Люси, Лучник!!

Та посмотрела на меня, как на идиота.

— Ух, ты, — я, да не только я, все мы, не отрываясь, глядели во все глаза на легендарного стрелка, нашего кумира. Настала благоговейная тишина.

Но всех превзошла Люси. Она вдруг обхватила своими руками его руку, обтянутую простой синей рубашкой, и по-детски уткнулась в нее мордашкой.

Лицо старого киллера дрогнуло. Он ошеломленно оглядел нас, потом протянул дрожащую руку и неловко погладил Люси по голове.

— Ты, это, хм... — сказал он и закашлялся.

Люси яростно затрясла головой, не отрываясь. Лучник беспомощно замялся.

Люси подняла голову и красные, заплаканные глаза.

— Лучник! — жарко прошептала она, — возьмите меня с собой! Я так мечтала...! Я всю жизнь...! Я буду только ваша, навек! Навсегда!

Бренда отвернулась и вытерла щеку ребром ладони.

Лучник хотел что-то сказать, но губы его предательски задрожали. Он отвернулся и залпом допил ее милк-шейк. Потом встал и подхватил обмякшую Люси под руку.

— Прощайте, друзья, — глухо сказал он. — Думал я, вот последнее дело, перед уходом, а тут... — и нежно поглядел на счастливую девчонку.

Я озадаченно заерзал на стуле. Да, любовь, красиво и все такое. Но надо бы и о делах подумать. Лучник бросил на меня быстрый взгляд, и лицо его снова стало твердым и непроницаемым.

— Гарри Морган, — произнес он. — Пойдем, — сказал, обращаясь к Люси, — это будет твой первый урок.

Они вышли, не глядя на нас. Он — кряжистый надежный дубок, и она — приткнувшаяся к нему тонкая веточка. Ах, ах, ах...

Я посмотрел на Бренду. Мы остались одни. Настроение у меня почему-то испортилось. Я допил кофе. Все кончилось. Гарри Морган не жилец, это ясно. Вероятно, и о Лучнике с Люси мы больше никогда ничего не услышим.

— Ну что, — сказал я, глядя вбок, — разбегаемся?

Бренда смотрела на меня и улыбалась.

— Разбежимся, — сказала она, — завтра утром.

— Что-о? — я изумленно вылупился на нее. Никогда в жизни мне еще не говорили это вот так, прямым текстом.

— Да ладно, — ухмыльнулась Бренда, — я же видела, как ты на меня смотришь. — Нет, если хочешь, давай еще попьем пива, сходим в кино, погуляем в парке. За ручки подержимся.

— Ну, нет, — быстро сказал я.

Она встала и взяла меня за руку. Мы расплатились и вышли. На улице гуляла весна. Теплый ветерок шевелил волосы и оглаживал щеки.

— Надо пойти, собраться, — сказал я.

— Кстати, а какая у тебя пушка? — заинтересовалась Бренда.

— Не знаю, — я озадаченно посмотрел в область штанов. — Я так не мерил, но думаю...

— Да я не о том! — захохотала Бренда, хлопая меня по плечу, — я про оружие!

— Ты не представляешь, — сказал я, обнимая ее за плечи. — Это самое смертельное мое оружие, ибо им я ражу особенно точно. И наповал.

© Крош Виталий, 2014

<<<Другие произведения автора
 
 (2) 
 Комментарии к произведению (1)
 
 
 
Чудо исчезло, мечта – тоже.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2017 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru