Септик астра 5 спб смотрите на сайте.  
   
 
Евстигнеев Алексей  Средняя сестра

Евстигнеев Алексей
Евстигнеев
Алексей

Актриса народного театра Оля Алексеева получила новую роль. Кстати, читатель, а вспомните-ка произведение из классической литературы, где автор мог называть свою героиню, которой «за сорок», уменьшительно-ласкательным именем? Я не смог вспомнить. И вот я называю, и меня при этом никак не коробит. Правда, мне самому «за пятьдесят». Но это нормально в нынешние времена. Не то нормально, что можно дожить до «за пятьдесят», а то, что при этом можно жить нормально, то есть, интересно.

Так вот, Оля получила роль. Ей предстояло исполнить одну из трёх сестёр. Нет-нет, спектакль не по Чехову. На такие высоты режиссёр спектакля Лидия Михайловна Свистоплясова пока не решалась замахнуться. Она считала, что надо сначала отточить мастерство актёров, их умение схватывать масштабность режиссёрского замысла.

Бывало, как прикрикнет на актёров:

— Ну-ка быстренько всем схватывать масштабность режиссёрского замысла!

И актёры стараются, схватывают масштабность, оттачивают мастерство.

Пьеса, в которой Оля получила новую роль, была написана самой Лидией Михайловной. По сюжету в деревне живёт семья: мельник, его жена, и у них две дочери. Пришла пора дочерей выдавать замуж, и об этом все лирические переживания мельника, его жены и дочерей. Неизвестно, кто больше переживает, но к этой теме вся семья относится неравнодушно.

Роли поделили согласно имеющемуся в наличии актёрскому составу. Мельник — Александр Иванович, полный мужчина с тройным подбородком. Мельничиха — Светлана Вениаминовна, полная жизнерадостная блондинка с короткой стрижкой. Старшая дочь — Валентина Николаевна, полная брюнетка с грустными глазами и длинной косой, и младшая дочь — Оля Алексеева, миниатюрная женщина.

Читатель помнит, что автор упомянул, что Ольга получила роль одной из трёх сестёр, а в пьесе их две. Автор не запутался в сюжете, и обещает обязательно объяснить всё чуть позднее.

Репетиция. Актёры ходят по сцене туда-сюда, говорят свои реплики. Режиссёр делает нужные замечания. Творческий процесс в разгаре.

Уборщица Астра Шарафутдиненко, работавшая в центре народного творчества, при котором существовал театр, любила зайти в зал, где происходила репетиция, сесть в заднем ряду в уголке и немного понаблюдать за происходящим. И в этот раз она вошла в зал во время первой репетиции и сразу во всём разобралась. Вон — мельник, вон — мельничиха, вон — старшая дочь, а вон — младшая, потому что маленькая да худенькая. Астра знала Ольгу Алексееву. Они всегда здоровались в фойе. И Астра прекрасно знала, что Оле не пятнадцать лет, и даже не тридцать пять, а немного больше. Но ведь Астра работала при театре и прекрасно разбиралась в таких делах. Театр — искусство условностей. Оля — маленькая стройная, и зритель прекрасно воспринимает её как девушку-подростка, которая ещё не вошла в формы, к которым склонно всё её семейство на сцене. Но постепенно из реплик актёров Астра начала понимать, что героиня, которую играет Оля, не такая уж маленькая, и её, как и старшую дочь, собираются выдавать замуж.

— Изверги, — шептала Астра, сетуя на мельника и его жену. — Ей ещё рано замуж!

Таков эффект зрительного восприятия, и ничего с этим не поделаешь.

Руководителю творческого центра, молодой девушке, недавно окончившей институт культуры, Арине Викторовне, так понравилось то, что творилось на сцене в первую репетицию, что она попросила режиссёра:

— Ой, а возьмите меня! Я тоже хочу принять участи в спектакле. Это возможно?

— Конечно, — отвечала режиссёр Свистоплясова.

Лидия Михайловна была женщиной опытной и с начальством, пусть и молодым, хотела жить в дружбе и согласии. За вечер она вписала в пьесу ещё один персонаж, ещё одну сестру, младшую. Вот так, читатель, мы и пришли к тому, что сестёр стало по всем чеховским канонам — три. Ольга, стало быть, стала средней сестрой. В первом варианте пьесы в переживаниях о будущих женихах младшая сестра прибегала к старшей, и Валентина Николаевна, та, которая с грустными глазами, гладила Олю по голове и приговаривала:

— Не плачь, моя маленькая. Всё образуется.

Теперь же двадцатипятилетняя Арина в образе своей героини прибегала к Ольге, как к средней сестре, обнимала её, а та в ответ говорила:

— Не плачь, моя маленькая. Всё образуется.

Мы, будущие зрители, конечно, поверим режиссёру и актёрам, что всё образуется, но дело в том, что Арина Викторовна — девушка высокая и носит одежду пятьдесят шестого размера. Ну, бывают такие развитые девушки! Она молода, и красива, и на диете, и скоро обязательно сбросит несколько килограммов, и будет носить одежду нормального пятьдесят четвёртого размера.

Стоит на сцене средняя сестра, то есть худенькая Оля в метр пятьдесят пять сантиметров ростом. Вбегает здоровенная младшенькая и кидается ей на шею. Оля не выдерживает напора и опрокидывается. Она кое-как выбирается из-под Арины, но тут же попадает в мощные объятия «младшей сестры». Из этих объятий чуть виднеется маленькая голова Оли с растрёпанной причёской.

— О-ой! — рыдает Арина.

Оля вытягивает руку во всю длину, достаёт до головы Арины и гладит её по волосам:

— Не плачь, моя маленькая!

Во время репетиции как всегда в зал заглянула уборщица Астра. Увидев сцену плача одной сестры на груди у другой, Астра выпустила из рук ведро с водой и охнула. Режиссёр повернулась к ней и погрозила кулаком. Астра удалилась, но долго ещё намывая полы в коридоре, размышляла. Откуда успела появиться третья сестра? Наверное, младшая дочь воспитывалась у чужих людей, и вот, наконец, семья мельника нашла младшую дочь и справедливость восторжествовала. Астра любила сериалы, и такой сюжетных ход, как воссоединение семьи через много лет, воспринимался ей «на ура». И теперь Астра раздумывала, какой ещё сюрприз в сюжете подкинут ей авторы спектакля. Она даже предполагала, что может быть найдутся какие-нибудь документы и окажется, что большая Арина — это средняя сестра, а маленькая Оля — младшая. Иначе зрительное восприятие Астры Шарафутдиненко сильно страдало.

Тем временем к репетициям в пьесе приступил ещё один персонаж. По сюжету к мельничихе «похаживал» тайный ухажёр, когда мельник отсутствовал. Ухажёра играл шустрый худой жилистый Павел Зиновьевич Вертихвостов.

Как-то Астра зашла на репетицию и села в свой последний ряд в зрительном зале. Она быстро разобралась, кого играет Павел Зиновьевич. Да и невозможно было не разобраться. Вертихвостов лихо подкручивал усы, хватал бойкую мельничиху за бока с разных сторон, что приносило актрисе Светлане Вениаминовне ничуть не скрываемое удовольствие. В конце сцены прожжённый Вертихвостов уводит жену мельника в бутафорскую дверь, над которой приклеен листок бумаги с надписью красным фломастером «СПАЛЬНЯ».

И Астре сразу всё стало ясно. Средняя сестра не дочь мельника, а дочь вот этого кадра, которого играет «дохлый» Вертихвостов. Вон, вся семья — крупные, полные, а одна средненькая – худышка. Астра всегда придерживалась серьёзных взглядов на семейные отношения и ни при каких обстоятельствах не оправдывала адюльтер. Давно это, стало быть, у них, подумала Астра о мельничихе и её ухажёре.

— У-у, бесстыжие! — Астра погрозила пальцем всем бесстыжим и пошла домывать коридор.

© Евстигнеев Алексей, 2014

<<<Другие произведения автора
 
 
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2018 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru