Холин Евгений  Бросай жребий

Холин Евгений
Холин
Евгений

Антонио приближается и обнимает Лусию сзади за плечи. Стройное тело вздрагивает от прикосновения, и Лусия прижимается спиной. Черная копна волос обволакивает загорелое лицо, щекочет нос. Антонио изворачивается, склоняет голову и целует нежную шею. Тело Лусии отвечает мгновенно, спина выгибается, обдавая жаром, голова прижимается к лицу, и волосы вновь окутывают Антонио. Левая рука спускается по алому шелку и останавливается на талии. Лусия стонет и накрывает его ладонь своей...

Антонио мотает головой, избавляясь от наваждения. Оно преследует десять лет, десять долгих лет. Как только приезжает в казино «Дель Кариньо», наваждение становится настолько осязаемым, что грань реальности поддергивается рябью и непонятно, где настоящее, а где прошлое. Лусия преследует ежедневно, ежечасно. Но здесь, у входа казино, это невыносимо. Антонио закрывает ладонью глаза, виски стучат болью, ладонь проходится по лицу и беспомощно падает на крышу «Ягуара». Он стоит, прижавшись к машине, руки сложены перед собой на крыше, а в глянцевой краске отражаются ночные огни Мадрида. Город дышит сентябрем, его ночной прохладой и свежестью. Антонио поднимает взгляд, ему скалится темный силуэт казино. Играя огнями, здание уходит вверх, в черный бархат неба, а внизу манит неоновый оскал входа. Он злорадно чернеет, контрастируя с бриллиантовой вывеской Casino del Carino. Антонио роняет голову на руки и плачет.

Они знакомятся с Люсией в этом казино десять лет назад. Она — юная супруга влиятельного политика, убивающая время за рулеткой, он — жених по расчету в предстоящей сделке родителей. У них не закрутился роман с первой встречи, их не обуяла любовь с первого взгляда. Антонио замечает Лусию в пряном полумраке бара и жаждет ее. Она сидит за стойкой в темном блестящем платье. Прямая открытая спина, дразнящий разрез на боку слегка обнажает длинные ровные ноги, высокая упругая грудь, подчеркнутая глубоким декольте, и роскошная копна черных, как смоль, волос. Он пожирает ее взглядом, не в силах остановиться и отвести глаза. Наконец скучающий, блуждающий по залу взгляд встречается с его. В ее зеленых глазах он читает все ответы на еще не заданные вопросы, а все остальное лишь формальность. Их кружит и поглощает страсть на долгие две недели. Номер в гостинице, жгучие ночи, завтрак в постель, поцелуи, обеды в дорогих ресторанах, прогулки по уютным улочкам и паркам, ужин на природе и снова поцелуи, объятия в ночи, объятия полные нежности и страсти.

Любовь подкрадывается к ним романтикой лунных ночей и защемляет сердце в день разлуки. Антонио стоит у трапа самолета, Лусия обвивает ему шею руками и молча смотрит в его карие глаза. Антонио тоже молчит. Зачем слова, и так все ясно: она уезжает, уезжает к мужу в Лондон. А он остается в Мадриде, и уговоры здесь не помогут. Он пробовал этой ночью и уговоры, и скандалы, и слезы, и угрозы — нет. Лусия привстает на цыпочки и дарит короткий прощальный поцелуй, затем резко разворачивается и, не оглядываясь, поднимается по трапу. Вкус помады на губах растворяется в безнадежности и отчаянии, жить без нее нет смысла.

Антонио возвращается к привычной жизни не сразу. Ему потребовалось восемь недель беспробудных пьянок, десятки доступных женщин, чтобы хоть как-то заглушить боль. Он женится по расчету, как хотели его родители. И волею судеб ему достается то самое казино Del Carino, где впервые увидел Лусию. Антонио решает его продать, избавиться от него раз и навсегда, но вся семья против такого глупого решения. И он смиряется. Жизнь течет неспешно и праздно. Его супружество по расчету во всех смыслах фиктивно. По обоюдному согласию никто не мешает друг другу жить и не лезет в личные дела. Два-три раза в месяц совместные посещения светских раутов, общее казино в Мадриде и две гостиницы в Барселоне — вот и все, что их связывает. Антонио не отказывает себе в маленьких радостях: роскошные машины, девушки модельной внешности, игра в рулетку. Рулетка становится для него настоящим наркотиком, он проигрывает в нее все до последнего песете несколько раз в неделю. Спасает лишь то, что выручка от казино идет ему, хоть и не полностью. Антонио подбирает комбинации, разрабатывает схемы, но все бесполезно. Обыграть казино возможно, но только если этого захочет капризная и гордая госпожа Удача.

Семь лет пролетают как во сне: одинаковые дни складываются в одинаковые недели, недели складываются в месяцы, а месяцы в годы. Но он снова встречает ее в казино, как тогда, семь лет назад. Годы не оставили на ней свой отпечаток, наоборот, Лусия стала еще женственней, стройней, желанней. Она плывет по залу в ослепительном жемчужном платье, волосы черным водопадом струятся по обнаженным плечам. Мерное покачивание бедер гипнозом приковывает мужские взгляды. Но Лусия на этот раз не одна, она формально держит под руку тучного пожилого сеньора. Они шествуют мимо, и лишь на мгновение ее взгляд падает на Антонио, но в нем нет ни радости, ни даже узнавания. Скупой хлесткий взгляд по незнакомому человеку, и все. В груди Антонио клокочет такая обида и злость, что он рывком встает и выходит на улицу. Звездное небо Мадрида, как тогда, при первой встрече, треплет волосы сентябрем. Антонио закрывает глаза и набирает полную грудь прохладного воздуха.

— Сеньор Фернандес, простите.

— Что? — Антонио оглядывается, за ним стоит бармен из казино. — Что опять?

— Нет, нет, ничего серьезного, просто меня попросили передать вам записку, — бармен протягивает Антонио сложенную салфетку.

Антонио дожидается, пока бармен скроется в темном входе казино, и разворачивает дрожащими руками записку: «Антонио, прости меня. Я тебя люблю! Я хочу встретиться. Жду тебя сегодня в пять на нашем месте в парке, приходи. Твоя Лусия». Антонио сминает салфетку и судорожно вытирает взмокший лоб — все-таки она не забыла о нем, Лусия любит его.

И опять их кружит страсть в тайных встречах гостиничных номеров, жаркие поцелуи, объятия и нежность. Снова они наслаждаются друг другом в короткие часы свиданий, которые Лусия урывает втайне от мужа. Антонио вновь влюбляется, вернее, вспоминает о своей любви, Лусия опять с ним, и жизнь снова обретает смысл.

— Антонио, давай убежим. Давай все бросим и убежим на край света, — Лусия лежит на кровати и смотрит в потолок, ее роскошное обнаженное тело лишь слегка прикрывает простынь.

— Ты это серьезно говоришь? А как же твой муж? Ты правда хочешь все бросить ради меня? — Антонио переворачивается на бок и смотрит на любимую.

— Да, я хочу все бросить. Я тебя люблю, Антонио. А Алан пусть идет к черту со своими деньгами, — Лусия обнимает Антонио и целует. — Встречай меня завтра у казино в девять, мы убежим с тобой. Обещай!

— Обещаю, любимая.

Антонио подгоняет свой «Ягуар» к парадному входу, в багажнике лишь один чемодан с самыми необходимыми вещами. Все остальное можно купить потом, были бы деньги. А деньги есть, точнее, будут. Он продаст свою долю в казино и гостиницу жене, и они с Лусией заживут безбедно где-нибудь на побережье, в тихом маленьком городке. Ах, как это будет прекрасно, он откроет там маленький ресторанчик и будет наслаждаться жизнью, просто наслаждаться Лусией...

— Мистер Антонио Фернандес? — Антонио очнулся от грез. Перед ним возвышался громила в черном костюме и белой рубашке без галстука.

— Да, с кем имею честь разговаривать? — Антонио складывает руки на груди и прислоняется спиной к машине.

— С вами хотел бы побеседовать мистер Морган, он ждет в вашем казино, — громила с трудом выдавливает улыбку и жестом приглашает пройти.

Антонио вздрагивает от неожиданности, по телу пробегает дрожь дурного предчувствия.

— Но мое казино откроется только в два, сейчас оно закрыто для посетителей, — он шумно глотает и опускает руки.

— У мистера Моргана свои привилегии, пройдемте, — громила берет под локоть и волочет через парадный вход в пьяный полумрак.

В игровом зале царит темнота, окна в таких заведениях отсутствуют, чтобы посетители теряли счет времени. Лишь над одним игровым столом горит желтым светом одинокая люстра. Мистер Морган курит сигару, периодически запивая шотландским скотчем, за ним стоит такой же громила, что держит Фернандеса за локоть.

— Сеньор Фернандес, присаживайтесь за стол, — Морган указывает бокалом на стул на другой стороне. — Сеньор, вы знаете, с кем разговариваете?

— Не имею ни малейшего представления, — Антонио садится на стул. Морган улыбается уголками губ.

— Сеньор Антонио, давайте не будем играть в кошки-мышки. Вы любовник моей жены, местный ловелас и повеса Антонио Фернандес, — Морган делает глубокую затяжку, кашляет и запивает скотчем. Антонио опускает взгляд.

— Хорошо. Я знаю вас, вы Алан Морган, мистер Алан Морган, английский магнат и политик, больше мне ничего неизвестно, — Фернандес украдкой смотрит на тучного мужчину напротив и опять опускает взгляд.

— Уже лучше. А вам известно, сеньор, как я решаю свои проблемы? — Антонио неуверенно мотает головой. — Зря, у меня нет врагов и конкурентов. Знаете почему?

— Нет.

— Потому что они все мертвы, вы понимаете, о чем я говорю?

Антонио вздрагивает и смотрит на Моргана.

— Я понимаю…

— Вот и хорошо. Теперь к делу. Я многое позволяю Лусии, терплю ее любовников, потакаю ее капризам, но теперь, когда она собирается убежать… МОЕ НИКТО НЕ МОЖЕТ БРАТЬ! ВАМ ЯСНО? — Морган с такой силой бьет стаканом по столу, что вздрагивают даже его близнецы-охранники. Антонио лишь безвольно кивает. — Очень хорошо, что вы все понимаете. Я вам предлагаю бросить жребий, сыграть.

— Что? — Антонио непонимающе разглядывает собеседника. Морган делает глубокую затяжку и продолжает.

— Вы не ослышались. Я предлагаю вам сыграть. Вы же азартный человек, ведь так?

— Но я…

— Нет, не надо ничего отрицать, я все о вас выяснил. Я хочу поставить на кон Лусию. Как вам?

— Как это?

— Вы что, действительно идиот? Я ставлю на кон вашу любовь, Лусию.

— Если я выиграю, я получу Лусию?

— Да, вы получите свою любовь.

— А если я проиграю? Что тогда?

— Тогда она умрет. Вот и все.

— Как так? А если я откажусь?

— Тогда вы умрете оба.

— Я понимаю, мистер Алан, выбора у меня нет?

— Почему? Выбор есть у каждого. Колин, дай этому джентльмену револьвер. Мистер Фернандес, вы можете спасти свою любимую и застрелиться прямо сейчас. Вы играете или нет?

Антонио испуганно смотрит на револьвер в руках охранника.

— Нет, мистер Морган, я буду играть в рулетку.

Морган откидывается на кресло и расплывается в улыбке.

— Так я и думал. Давайте играть, мистер Фернандес, — Морган ставит бокал, кряхтя, встает с кресла и протягивает шарик. — На какой цвет ставите, сеньор?

— Красное, я ставлю на красное. А если будет зеро? — Антонио осторожно берет шарик.

— Если будет зеро, то мы все останемся при своем. Не тяни, крути рулетку.

Антонио пристально смотрит на Моргана и, не опуская глаз, крутит рулетку судьбы. Разноцветные цифры сливаются в одну полосу. Антонио подносит к губам руку, целует шарик и пускает по бортику. Секунды начинают тянуться, теперь можно различать отдельные цифры на вращающейся рулетке, шарик делает несколько кругов по бортику и скатывается на барабан. Шарик прыгает по секторам, перебирая все числа от 0 до 36, цвета мелькают в бешеном каскаде. Антонио сжимает кулаки и зажмуривается. Шарик прекращает стучать, Антонио молится, чтобы он остановился на красном. Он в нерешимости открывает глаза и смотрит на стол… Боже, девятнадцать красное, О боже, победа! Антонио смотрит на Моргана, лицо магната напоминает спелый томат.

— Мистер Алан, я выиграл?

— Да.

— Я могу идти и взять с собой Лусию?

— Да, — Морган раздувает ноздри и сжимает кулаки.

— Тогда я пошел?

— Иди…

Фернандес выбегает через длинный коридор на улицу, Лусия стоит у машины. Антонио приближается и обнимает ее сзади за плечи. Стройное тело вздрагивает от прикосновения, и Лусия прижимается спиной. Черная копна волос обволакивает загорелое лицо, щекочет нос, Антонио изворачивается, склоняет голову и целует нежную шею. Тело Лусии отвечает мгновенно, спина выгибается, обдавая жаром, голова прижимается к лицу, и волосы вновь окутывают Антонио. Левая рука спускается по алому шелку и останавливается на талии. Лусия стонет и накрывает его ладонь своей.

Алан Морган смотрит на влюбленную пару через окно второго этажа.

— Она не должна достаться ему, вам понятно? — Морган сжимает кулаки за спиной.

— Мистер Алан, мы вас правильно поняли? — телохранители переглядываются.

— ДА! Убейте ее, а его не трогайте, пусть этот ублюдок проклянет Бога, что остался жив. Но все должно выглядеть как несчастный случай. Моя репутация не должна пострадать. ВАМ ВСЕ ЯСНО?

© Холин Евгений, 2014

<<<Другие произведения автора
 
 

 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2019 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru