Ройтих Алла  Попутчик

Ройтих Алла
Ройтих
Алла

Будильник провизжал в девять ноль-ноль, но встала я лишь в одиннадцать: не было сил. Всю неделю — на двух работах, еле доползла до выходных…

Тройка верных спасателей: холодный душ, огромная чашка кофе и 10 минут йоги. К полудню ожила.

Еще одна тихая, мертвая пятница, “гав-бетен", как говорят израильтяне (спина-живот). Пассивный отдых, когда даже телевизор смотреть— усилие. Впрочем, не совсем и пассивный! Сегодня я настроилась разгрести давний “завал“: перебрать несимметричную гору старых бумаг на  журнальном столике. Стартую…

Счета, банковские распечатки, старые списки: что купить и сделать, кому позвонить. Квитанции, поздравительные открытки, письма,  приглашения... Черт!.. Вовремя спохватилась; Бог и в самом деле есть! Отложи я разбор этого хлама на пару часов, — лишилась бы подруги!.. Приглашение на свадьбу. Cегодня в восемь вечера, в Бер-Шеве, в зале торжеств "Тулип". Моя Анжелка, с которой я десять лет просидела  за одной школьной партой, выдает замуж дочь. Как я могла забыть?!

Покидала в большущую сумку "дорожный вариант": вечернее платье  из немнущейся ткани и туфли к нему, косметику, парфюм и изящный перламутровый клатч. Посмотрелась в зеркало в ванной — не понравилось лицо. Еще одна попытка — в спальне — тоже не увенчалась успехом: не понравилась фигура. Но нет времени сокрушаться, и, расчесавшись, натянув майку, джинсы и кроссовки, я позвонила Анжелке, как договорились. Ее сын заберет меня  с бер- шевской автостанции. Раз, два, три! Все моторы заведены, вылетаю!

Сентябрьская жара кусает особенно больно. Это солнце злится, не хочет переходить на осенний щадящий режим. Бегу семимильными шагами: надо успеть на автобусы — местный, а потом междугородний. B пятницу они ходят только до трех часов: к четырем уже заходит шабат. Израильские реалии!..  Денег на такси нет: в последнее время цены у нас резко подскочили, а зарплаты стоят на месте. Из-за этого маленького несоответствия еле заканчиваю месяц. Хорошо еще, что деньги на эту свадьбу отложила  заранее!

Вот я уже на центральной автостанции Тель-Авива. На иврите звучит “Тахана  мерказит”.  Все тут изрядно заплевано и обшарпано — магазины, кафе, киоски, офисы, эскалаторы, лифты, маленькие и большие лестницы и переходы. Полно всяких ненормативных личностей. По ночам –  вообще мрак: если подпадешь  под их плохое настроение,  эти бездомные, наркоманы и продавцы запретного зелья, пьяницы, уголовники, искатели приключений и всяческие маньяки оставят тебя без глаза, без зуба, вообще без жизни! Поэтому местные острословы назвали это место “Тахана омерзит ”. Да уж, отнюдь не Пикадилли…

Пожилой водитель с утомленным лицом с терпением Матери Терезы отвечает на умные вопросы, вроде: «А вы можете сделать мне скидку на билет?»или «А вы точно в Бер-Шеву едете? А  может, в Кирьят-Гат?»

Успела! Плюхнулась в кресло у окна, направила на себя кондиционер, расставила по местам сумки. Теперь можно расслабиться. На минуту закрыла глаза и, кажется, задремала...

— Это место свободно? — я вздрогнула. Ну и голос! Гулкий и страшный, как со дна колодца. Может, я еще сплю? Да нет, вполне реальная огромная улыбка… Не мужик, а злой  ляпсус природы! Длиннющие зубы и уши — лопухи были рассчитаны  Творцом на человека в три раза выше и шире в плечах, но, вероятно, Всевышний перепутал, и теперь незнакомец выглядит, как странная смесь Гуинплена и Квазимодо. К тому же, за  этими зубами, несмотря на их мега- размер,  зияют пустоты, наводящие ужас…

— Да, конечно, садитесь. — А что, я скажу ему "нет"?!

Главное, не воняет. Парфюм его даже приятен, да и вообще ушастый явно не безразличен к своей внешности. Весь в золоте: массивные цепи на шее и запястье, два увесистых перстня на узловатых пальчиках. Это шик многих “русских” тут, претендующих на почетное звание ”новых“. Правда, несоответствие: зубы не в порядке, одежда "юрского периода": жуткая рубаха, брюки с  позапрошлогодней распродажи,  старые стоптанные кроссовки. Не смогла сдержаться, удивленно вытаращилась. Он в секунду перехватил мой взгляд и выдал:

— В наше время мужчинам осталось не много аксессуаров. А раньше были и элегантные трости, и изящные запонки, и курительные трубки...

«Внимателен, как хирург на операции», — пронеслось в голове.

— Трубку и сейчас можно покурить...

— Курить я  бросил. — Лопухи ушей воинственно шевельнулись. Мне стало не по себе, но  на всякий случай улыбнулась.

С полчаса ехали молча, смотрели  в окно. Солнце затягивалось в  облака, как в гигантский дымчатый кокон.

— Тучи сгущаются. — Мой попутчик подозрительно оживился.

— Вы думаете, будет дождь?

— Да не в этом дело... — Он наклонился ко мне и доверительно перешел на “ты". — Видишь что-нибудь особенное?

— Нет... — Вздрогнула я.

— Да, это не всем дано! — Он посмотрел с пренебрежительным сочувствием. — Только тем, кто прошел семь кругов ада, и они его очистили.

— И что вы видите? — Мои глаза прыгнули на лоб. Белая горячка, горячка белая (а может, и другого цвета…) Только этого мне не хватало!

— Поединок добра со злом! — Он изменился в лице, погрознел…

— Вы перепутали, это было на горе Армагеддон, она в северной части Израиля, —  заголосила я почему-то  шепотом.

— Да не об этом речь! Борьба идет за мою бренную душу!.. —Он вскипал, как лава опасного Везувия. Это слуховая галлюцинация? Очень надеюсь…

— Разреши представиться, Серафим Шестикрылов! — между тем  дружелюбно мурлыкнул Гуинплен.

— Анна Гринберг, — оторопело пролепетала  я.

— Враги — это муки совести. А справляться с ними помогают  ангелы. Спасибо им! Шестикрылов поедал меня мутными, но счастливыми глазами. — Я пришел к праведной жизни, как приходят через тернии к звездам. Я на пути к духовному просветлению, и никакая сила меня не свернет!

Я успокоилась. Это не горячка, это человек, вероятно, “хазар ба тшува”. Буквальный перевод с иврита — вернулся к ответу, а на самом деле означает полное и бесповоротное принятие Бога, соблюдение не только заповедей, но и традиций и обрядов. Я на такое не решаюсь: слишком подвержена коварным мирским искушениям. Но в Бога верю, хоть с возрастом и  отошла от таких разговоров: поднимешь тему, но  через пару минут  собеседники вдруг начинают торопиться, многозначительно переглядываясь, или переводят беседу на  идущие на ура темы о шмотках, поездках, еде и подробностях ее переваривания … Поэтому я очень обрадовалась возможности поговорить на духовные темы, сравнить свое отношение к Творцу с позицией собеседника. Да, тут я обогатилась! Попутчик разразился философским монологом о жизни. Он уместно вкраплял в спич элементы своей цветастой биографии и неуместно скрипел зубами. Нет, он не “хазар ба тшува”. Но в течение жизни, проанализировав свои ошибки, пришел к свету! И в тюрьме побывал, и к женам своим и детям относился плохо, и совсем не помогал престарелым больным родителям, и разругался с родственниками... Через пару лет после приезда в Израиль попал в тяжелую аварию, была клиническая смерть, видел ТОТ мир, где   убедился в существовании  Бога…

Голос из колодца звучал завораживающе. Попутчик интересно высказывал интересные мысли. А кое-что запомнилось на всю жизнь! Вот, к примеру.

Бог всех хлещет своим жестким кнутом, но с разной частотой и силой. Кто-то от этого кайфует, кто-то страдает; кто-то глупо сопротивляется. А кого-то это тонизирует...

Жизнь настолько сложна и непредсказуема, что участвовать в ней опасно; лучше лишь наблюдать…

Принятие несовершенства мира как данности — признак зрелости ума. И оно существенно облегчает жизнь. Наш первый враг - выстраивание системы приоритетов. Все должно быть одинаково важным и одинаково второстепенным.

Слишком уж мы в последнее время духовно зажирели и заплыли!

В каких-то вещах мы впервые в этой жизни, а в каких-то — в сто первый раз.

Впечатление, что человечество стало для планеты ЗЕМЛЯ инородным телом: слишком много войн и катастроф!

Новизна подхода, необычность трактовок — ну как тут не проникнуться? Человек  проделал над собой воистину колоссальную работу! В иудаизме раскаявшийся грешник почитаем больше, чем перманентный праведник. Значит, ему должно больше в жизни повезти. Или не должно? На эту волнующую всех и всегда тему - однообразии райских кущ и интересности адовых сковородок - куча анекдотов и всякой другой литературы…  Я так расчувствовалась, что рассказала ему свою теорию человеческих судеб; синтез всего прочитанного и продуманного. Мол, все состоит из потоков энергии, разных по силе заряда, направлению и составу. И эти потоки как-то переплетаются, а каждому из нас предопределена какая-то функция и мы на каком-то этапе жизни должны излучать то-то и то-то. А для этого нужны определенные обстоятельства. Каждому конкретному человеку подходит разное, и  от него ничего не зависит.

— Интересно, а как с родовыми, семейными связями? — он  приблизился и вонзил в меня умный взгляд.

— Я думаю так: поколение воспринимается как одна сплошная энергетическая цепочка, тянущаяся к ГЛАВНОМУ, зависящая от него… — Я  в тысячный раз прочувствовала  сказанное сердцем и каждой клеточкой. Здорово, что он всколыхнул во мне эти чувства!

Пришлось прерваться: несколько сот метров полумертвого замызганного ландшафта — и автобус плавно въехал на автостанцию Бер-Шевы. Позвонили, я полезла за мобильником, замешкалась, вышла из салона последняя. Серафим уже испарился, как и положено настоящему Шестикрылову. Жаль, даже не попрощались...

Анжелка напала на меня уже на пороге:

— Гони письмо! У нас есть максимум 40 минут! Потом убегаю,  куча дел!

Наши родители много лет дружат. Они остались в Ташкенте и пишут нам коллективные письма, посылают  фотографии — не по электронной почте, а живые, в  конверте, со следами слез  и помадными поцелуями…Я везла в кошельке последнее послание.

— Момент! — полезла в сумку.

Кошелька нигде не было…

Никто не шел за мной ни в салоне, ни на станции, а сын Анжелы подрулил к автобусу вплотную. Серафим, сволочь шестикрылая!!! Обида перекрыла горло. Не зря он прислонялся ко мне и глубокомысленно заглядывал в глаза!

Как там было в анекдоте? "Ужас, да. Но не ужас, ужас!" Я выкрутилась: одолжила деньги у Димы, нашего одноклассника из Нетании. Но разве дело — в деньгах? Моральный аспект, Серафимовы проникновенные речи…

Я вспомнила его последнюю фразу: "Жизнь — это цепь знаковых встреч, делающих нас мудрее". Кого-то — мудрее, кого-то — богаче… на один кошелек…

Уважаемый гражданин Шестикрылов! Если проказница-судьба еще когда-нибудь пересечет наши пути, прошу: ничего у меня не крадите! Просто попросите, и я дам сама. Я добрая и, в отличие от Вас, к Богу отношусь серьезно. У меня для встречи с Вами всегда лежат в кошельке триста неприкосновенных шекелей. Я так их и называю: " Фонд Серафима".

© Ройтих Алла, 2014

<<<Другие произведения автора
 
 (1) 

 
 
Летом диван был липкий, зимой холодный, но кто такие мелочи замечал. Гуманитарная дама читала "Новый мир" над собственноручно вышитыми платочками.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
Чёрный список 
   
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2019 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru