Конкурс стартует
через:

78

дней.

2018-02-10


Подать заявку на участие в конкурсе современной новеллы "СерНа - 3"

   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Брилёв Анатолий  Что наша жизнь? Игра …

Брилёв Анатолий
Брилёв
Анатолий

Владислав Евгеньевич Домбровский, российский олигарх ещё из первой волны,  никак не мог привыкнуть к невесомости. Ничего болезненного или неприятного. Просто назойливые ощущения какой-то обнажённости и детской беспомощности. В последние годы космический туризм приобрёл просто сумасшедшую популярность. Домбровский должен был стать первым туристом, вышедшим в открытый космос. Для этого был заказан и изготовлен специальный скафандр. Чиновники Роскосмоса,  занимающиеся доставкой туристов, уже давно не обращали внимания на причуды толстосумов. Влад  взглянул на часы. Страха не было абсолютно. Решение было принято,  а от своих принятых решений олигарх не отказывался никогда. Несомненно, что решения порою принимались долго, тяжело, но принятым решениям дороги назад уже не было. Даже в отношениях с близкими.  Даже с Алёной.

Влад  расстегнул ворот комбинезона, снял с шеи массивный золотой медальон и открыл. Алёнушка…  Домбровский нежно провёл пальцем по фотографии. Улыбающаяся, красивая и счастливая Алёнка в свадебной цветочной диадеме, казалось, смотрела не с фотографии, а в маленькое окошко.  Домбровский  вытащил из нагрудного кармана другое фото и в который уже раз, сравнил. На этом фото тоже счастливая и улыбающаяся. Только диадема уже бриллиантовая и … не Алёна, а Жанна. Влад вновь подивился просто поразительному сходству молодых женщин. Одно лицо, если бы не разница в 40 лет между фотографиями.

В Алёнку Домбровский, в те далёкие 70-е влюбился без ума и сразу. Блестящий  студент одного из старейших сибирских ВУЗов,  Влад  был к тому же  член бюро ВЛКСМ института. Однажды весной   произошло ЧП.  Группа студентов  институтского клуба горного туризма на майские праздники отправилась в Саяны. Трагедия произошла под утро пятого мая. Рядом с разбитым на ночёвку лагерем неожиданно сошла лавина и крайнюю палатку, с двумя спавшими девчонками, снесло. Нашли и откопали их лишь на третий  день.  Организацией похорон занимался Влад.  Несколько раз, заходивший в актовый зал, где проходило прощание, Влад сразу обратил внимание на хрупкую девушку, стоявшую в изголовье. Траурный платок сполз на хрупкие плечи, но распущенные чёрные волосы, казалось, полностью его заменяли. Из огромных замерших карих глаз непрерывно скатывались по щекам слезинки и казалось, что девушка видит что-то другое, потустороннее, недоступное всем остальным. Люди шли, а она всё стояла и стояла.  Глядя на неё, Влад вдруг ощутил такую тоску, сердце сжалось, захотелось тут же при всех подойти, оградить, защитить, прижать её к груди и больше никогда и никуда  не отпускать….

Поженились они через полгода.  Дальше всё как у всех. Окончание института. Распределение на Урал. Работа на заводе мастерами. Интересная и любимая для Алёнки и «каторга» для Влада. Но вскоре Влад сдружился с секретарём комсомола завода Серёгой со смешной украинской фамилией Макуха. Поэтому, когда  Серёгу забрали первым секретарём райкома и тот позвал его к себе, он не сомневался ни минуты. Алёнка и Влад были молоды и счастливы. Но наступил 1985 год и на страну уже надвигалась чёрная тень «перестройки и гласности».

Новые веяния и новое мЫшление Влад принял сразу и безоговорочно, нырнув в них, как рыба в воду. Алёнка не приняла перестройку категорически и навсегда. Видимо тогда и возникла первая трещинка непонимания между ними. Под крышей райкома Серёга и Влад ковали деньги по-стахановски: быстро и много. Немного погодя Влад перетащил из Сибири друга детства Мишку Васина, и дела пошли ещё успешней. Денег становилось всё больше и больше. Любовь же медленно  умирала.

Однажды вечером,  изрядно выпивший Влад показал Алёне документы, согласно которым он становился крупным совладельцем завода. Её завода, ставшего родным. Пьяный Влад сидел и разглагольствовал:

— Алёнка! Я хозяин! Я тебя завтра увольняю. Я дарю тебе твой цех. Ты тоже будешь хозяйкой.  А скоро я брошу к твоим ногам весь мир.

— А ты меня спросил, нужен ли он мне? Твой мир…

— Как же не нужен. Всем нужен мир у ног. Я зна-аю….  Люди все одинаковые. Людям всегда нужны деньги.  Много денег и мир у ног. Желательно «на халяву», — Влад попытался встать с кресла и рухнул на пол. Ещё раз попытался встать, но ковёр под щекой был такой мягкий…. Утром Алёнка ушла. Как, оказалось, ушла навсегда.

Жизнь шла своим чередом. Год проходил за годом. Состояние росло. Количество жён тоже.  Жанну Влад встретил случайно на одном из спонсируемых им  конкурсов красоты. После первого тура, случайно зайдя за кулисы, Влад остановился, как поражённый громом. В небольшом коридоре, глядя в никуда, стояла девушка. Чёрные волосы раскидались по плечам, из огромных карих глаз по щекам беспрерывно бежали слезинки. На груди блестел кругляш конкурсантки с цифрой пять. Вернувшись в ложу жюри, Влад хлопнул Васина  по плечу:

— Мишка. Я не знаю, как ты будешь выкручиваться и чем ты убедишь жюри, но победительницей должна стать девушка под пятым номером.

Поженились они через месяц и три года у Влада пролетели в какой-то эйфории. Он видел её, он обнимал её, он целовал её, он любил её, он таскал её по всему миру и бросал к её ногам весь этот мир. И эта Алёнка соглашалась со всем. Она смотрела на мир его глазами. Она радовалась всему, чему радовался он. Она любила всё, что любил он. Он попросил один раз, и она называла его только Славой, и никак иначе. А вот Влад иногда ошибался. Особенно по ночам. А потом пришло известие о гибели Алёнки в горах и оно словно открыло у Влада третий глаз. Два глаза видели перед собой Алёну, ту, прежнюю из конца семидесятых, а третий глаз настойчиво показывал всё несоответствие  новой оболочки и содержания. Вот тогда и пришло решение слетать в космос. При подготовке к полёту врачи обнаружили у Домбровского раковую опухоль. Связи и деньги позволили замять и сохранить в тайне неприятное открытие, но полёт приобрёл совершенно иную окраску.                  


***

Шарик, крутнувшись, последний раз, замер лунке.

— 17 чёрное, — буднично объявил крупье и сгрёб стоявшие фишки лопаткой.

Жанка, поставившая последние три фишки на красное, мысленно от всей души, ругнулась матом, но на красивом лице с приклеенной дежурной «американской» улыбкой это никак не отразилось. Взяв недопитый бокал с шампанским, она медленно отвернулась от стола и направилась к Стиву, который неотрывно наблюдал за ней от барной стойки. Этот, по щенячьи восторженный взгляд, Жанка, казалось физически, ощущала на своей фигуре последние полчаса. Даже лопатка зачесалась. Стив в рулетку не играл никогда. Он предпочитал ей покер, но последние три вечера даже не садился за стол, предпочитая смотреть, как играет «миссис Домбровски». К себе во время игры Жанка его не подпускала, поэтому Стив монументально усаживался к барной стойке, заказывал свой «дринк» и больше не спускал с Жанки восхищённых глаз.

— Опять не повезло, миссис Домбровски?

— А-а…., — Жанка, легкомысленно крутанула в воздухе свободной от бокала ладошкой, — Не мой день сегодня.

Проигрывать Жанка не любила страшно. Ни в чём и ни во что. Играть, хоть за игорным столом, хоть на теннисном корте, хоть просто в жизни, обожала. Но проигрыш всегда доставлял ей, чуть ли не физические муки, вызывал внутри целый ураган эмоций, что впрочем, никак не отражалось внешне. Миссис Домбровская была отличным игроком в этой жизни.

— Зато повезёт в любви?  Кажется, так всегда говорят русские? — Стив, как бы чокаясь, приподнял свой бокал.

— А ещё у нас говорят: поживём – увидим, — усмехнулась Жанка. — Отвезёшь меня в отель?

— Конечно, конечно, — засуетился Стив. — Может быть,  прогулка по ночному Лас-Вегасу, миссис Жанна?

— А почему бы и нет, мистер Бергер? — Жанка лукаво взглянула на Стива, — Если мистер сумеет подождать пару минут…

— О’кей, о’кей, — быстро закивал Стив. Он был готов ждать, хоть сутки. Жанка, понимающе про себя усмехнулась, и направилась в дамскую комнату.

В туалете было пустынно и несколько холодновато. Жанка подошла к зеркалу, грациозно изогнулась так, что натянувшееся на груди шикарное красное вечернее платье, казалось, не выдержав напора, лопнет,  и, наконец-то, с облегчением почесала зудевшую лопатку. Достав из сумочки помаду, быстрым привычным движением подправила губы и внимательно всмотрелась в отражение. Надула губки, потом скорчила капризную рожицу, обворожительно улыбнулась, затем нахмурила брови и изобразила «строгую леди». Оставшись довольна увиденным, Жанка  послала отражению воздушный поцелуй.

- Вот так, Славочка. Ты сам во всём виноват. Нельзя так долго оставлять красивую жену без присмотра. — И «миссис Домровски», гордо направилась к выходу.

Муж Жанны,  пропал чуть больше трёх месяцев назад. И повод-то был пустяшный.  Ну, подумаешь, пококетничала с каким-то молодым сыночком олигарха на очередном деловом приёме. Но, вернувшись, домой, Жанна получила скандал по полной программе. После громогласных обвинений и разбивания пары дорогих ваз, Влад сбросал какую-то одежду в чемодан и хлопнул дверью. Пару недель Женка выдерживала паузу, прежде чем позвонить главному юристу фирмы и по совместительству семейному адвокату Моисею Вайсбейну.

— Жанночка. Ну, конечно я таки знаю, где сейчас обитает наш уважаемый друг Владик. Вот только рассказать об этом вам я не имею никаких возможностей.

Моисей Соломонович Вайсбейн,  до переезда в Нью-Йорк в начале нулевых, был закадычным другом Влада ещё с детства  и прозывался тогда просто Мишкой Васиным. Поселившись в Нью-Йорке, Мишка стал именоваться Моисеем и всегда нарочито грассировал в разговоре с бывшими соотечественниками.

— Моисей Соломонович. Передайте Славику, пусть не дурит и возвращается домой. Я соскучилась.

Жанка старательно изобразила маленькую капризную девочку.

— Жанночка, деточка.… Боюсь, что ви недооцениваете сложившейся ситуации. Уже поверьте-таки наслово  стареющему еврею, хотя кто в наше время верит еврею наслово? Я, конечно, знаю где  Владик, но я не могу с ним разговаривать. Он категорически не соглашается ни с кем разговаривать. Ви таки сумели сделать ему очень больно.

— Моисей Соломонович! Да ничего такого я не сделала! Как же мне быть? У меня деньги заканчиваются.

— Деточка. Финансовый вопрос, это не та проблема, на которой нужно рвать волосы и заламывать руки. Наш друг Владик оставил на этот случай некоторые распоряжения. Завтра я переведу вам на счёт сто тысяч. Постарайтесь не шиковать. Я  абсолютно не знаю, когда Владик выйдет из своего затворничества.

Жанка с силой отшвырнула трубку на диван.

— Вот старый козёл! Чего же теперь делать? Неужели разводиться задумал? А что… Ему не привыкать. Какая я у него по счёту? Пятая? Шестая? Где же я прокололась-то так.

Глаза прямо защипало от закипавших злых слёз. Жанка сделала несколько глубоких вдохов. Отпустило. Сто тысяч…. Для неё это такая мелочь…

Прошло ещё два месяца. Деньги таяли, и Жанка решила попытать счастье в казино. Значит в Лас-Вегас. А там, как карта ляжет…

***

Выход в космос прошёл как-то буднично. Воздух откачали полностью и на выходном люке щелкнули автоматические задвижки. Сергей, космонавт МКС, сопровождавший олигарха,  прищёлкнул карабином к поясу тонкий прочный леер, жестом показав Домбровскому сделать то же самое, и открыл люк.  От вида открывшейся планеты захватило дух. Страх и восторг, счастье и внезапная боль в груди. Всё настолько резко смешалось в сознании и ошеломило, что Влад иступлёно закашлялся.

— Что с вами, господин Домбровский? — в голосе кэпа отчётливо прозвучала тревога.

— Всё нормально, — прохрипел Влад, справившись, наконец, с приступом кашля, — Это нервное. Либо от неожиданности, либо с перепугу.

—  О’кей. У вас 10 минут. Наслаждайтесь.

Леер, тонкой ниточкой связывающий Домбровского со станцией не позволил ему отдалиться от неё далее 20 метров. Влад почувствовал, как он натянулся.

— Сергей, на базу. Владислав Евгеньевич, у вас одна минута, — прозвучала команда командира МКС.

Домбровский подождал, пока Крылов не начал исчезать в проёме люка.

— Кэп, вы записываете переговоры?

— Конечно. Хотите произнести речь человечеству в роли Бога?

Владислав Евгеньевич усмехнулся. И привычным движением, которое за последние полгода он сотни раз проделывал наяву и тысячу раз мысленно,  отстегнул карабин леера и зажал в кулаке.

— Нет, кэп. Хочу прикрыть вашу задницу перед начальством. В общем, в моём ранце вмонтированы несколько реактивных движителей. Из этого, надеюсь, всем будет понятно, что решение мною принято давно. Оно окончательно и обжалованию не подлежит. Я возвращаюсь на Землю самостоятельно. Удачи вам ребята….

—  Вы сошли с ума!!! — и тут же истошный вопль, — Серёга, тяни!!!

Влад выпустил леер из рук, и карабин стремглав  полетел к станции. Видимо Сергей дёрнул от души. Он выключил связь, включил средний движитель ранца, и МКС стала быстро удаляться.
— Не обманули китаёзы, — пробормотал Влад.

До плотных слоёв атмосферы лететь предстояло несколько часов. В своё время Домбровский по минутам изучил хронику затопления станции «МИР». Влад одновременно включил ещё два крайних противоположных движителя. Перегрузка возрастала. Боль тоже. Казалось, что все раковые клетки, осознав угрожающую им опасность, стремительно начали размножаться, выпуская новые корни,  новые усы, как земляника,  усиливая страдания и боль по всему телу. Сознание мутилось и Владу казалось, что он явственно видит за собой огромный, как у кометы, но огненный хвост. Земля начала постепенно закрывать собою солнце и в короткий миг просветления, Влад осознал, что входит на ночную сторону Земли. Пот градом катился по лицу.

— Финита ля комедия, — прошептали мертвеющие губы, — Прощай, Жанна. Здравствуй, Алёнушка. Я так мечтаю сказать тебе: Прости, родная!

***

Стив Бергер ждал обожаемую «миссис Домбровски» на выходе. Жанна под руку с кавалером спустилась по ступенькам вниз. Стоянка была  за большой живой изгородью в стороне от казино. К ней вела небольшая тёмная аллея. Рекламные огни скрылись за пальмами, и яркие южные звёзды отчётливо выступили на бархатном чёрном небе. Жанка остановилась, невольно залюбовавшись величием Вселенной.

— Красиво!

— Да. Здесь почти не бывает дождей.

Внезапно небольшой огненный штрих чиркнул черноту неба.

— Ой!!! Звезда упала. Я успела, я успела! — Жанка подпрыгнула на месте и захлопала в ладоши. Стив с недоумением уставился на Жанну.

— Ты в порядке?

Жанка  весело засмеялась и, повернувшись спиной, снова поглядела на небо. Рука Стива легла на талию женщины.

— У нас в России говорят, что если успеешь загадать желание на падающую звезду, то оно обязательно сбудется.

Жанка подняла подбородок ещё выше, и её голова легла на плечо Стива. Рука американца медленно сползла на бёдро и он, чуть наклонившись, прошептал:

— Мне нравятся русские традиции. Я тоже хочу загадать желание.

« Ну, что ж, дурачок.… Надеюсь, что они совпадут», - подумала Жанка и легонько вздохнув, обвила левой рукой шею Стива. Пухлые губки приоткрылись в ожидании поцелуя….

© Брилёв Анатолий, 2014

<<<Другие произведения автора
 
 (4) 
 Комментарии к произведению (3)
 
 
 
– Постой, постой, как это посмертный? Умер, а потом сочинил, что ли?
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2017 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru