24 Августа родился:Фолбен Фил
 
   
 Новости конкурса
 Правила конкурса
 График конкурса
 Конкурсное задание
 Жюри конкурса
 Жеребьевка
 Турнирная сетка
 Участники конкурса
 Конкурсные произведения
 Литобзоры
 Групповой этап
 Одна восьмая финала
 Четвертьфинал
 Полуфинал
 Финал
   
 Спонсоры и партнеры
 Помощь сайту
 Каталог сайтов
   
 Администрация конкурса
 Новости сайта
 Отзывы и предложения
 Подписка
 Обратная связь
   
 
 
Сороковик Александр  Новогодняя квартира

Сороковик Александр
Сороковик
Александр

— А я вот когда-то давно одного чудака в новую квартиру прям под Новый год заселил! — Пашка аккуратно резал на ломтики аппетитный кусок сала с тонкими мясными прожилками.

— И что? — невнимательно спросил Андрюха, очищая варёные яйца.

— И то! — раздражённо буркнул Пашка. — Тридцать первого декабря, в одиннадцать вечера заселил!

— А-а, понятно, — Андрюха уже взялся резать хлеб и колбасу. Пластает быстро, неровно, суетливо.

— Да что тебе понятно? — ещё больше раздражается Пашка. — Куда ты спешишь, как голый в баню? Ну что ты колбасу-то накромсал такими кусищами?

— А ты чего, словно в ресторане, полчаса кусок сала нарезаешь! Давай быстрей уже! — длинный, худой Андрюха суетливо перекладывает закусь, разложенную на столике, аккуратно застеленном газетой, косится на запечатанную поллитру. Его густые, чёрные с проседью, усы неодобрительно шевелятся: что за манера у Пашки — ещё не выпито, а он уже с разговорами лезет! Конечно, «посвистеть» после выпивки — дело святое, но ведь после, а не до!

А Пашка, словно нарочно издевается. Он в противоположность своему товарищу невысок, лысоват, неспешен. Аккуратно дорезает сало, принимается за солёные огурчики — не торопясь отсекает «попки», полосует вдоль на четыре части. На круглом лице — блаженная улыбка: его восхищает сам процесс, предвкушение выпивки.

Андрюха не любит все эти «китайские церемонии». Куда как лучше — быстренько выпить по первой, закусить, потом по второй. А после уже выпендриваться с нарезанием, если уже так ему хочется. Он злится, но на рожон не лезет: знает, что обстоятельного, медлительного Пашку даже под угрозой расстрела не заставишь накрывать поляну кое-как. Даже водку определить по стаканчикам Андрюха не имеет права, у него «тяжёлая рука», проверено неоднократно, поэтому и разливает всегда тоже Пашка.

Наконец, ритуал закончен, Пашка окидывает импровизированный стол критическим взглядом: рядом с его ровными дольками сала и огурцов высится горка из угловатых колбасных кусков и ломтей крошащегося хлеба. Он неторопливо сковыривает пробку с бутылки, наливает по половинке в пластиковые стаканчики.

Аккуратно ставит бутылку в центр стола, берёт стаканчик, чинно приподнимает, хочет произнести значительный, неспешный тост, но Андрюха опережает его. Хватает свою посуду, торопливо чокается с Пашкой и, невнятно буркнув: «Ну, со свиданьицем!», — быстро опрокидывает в рот.

Закашливается, поперхнувшись, машет рукой, хватает минералку, льёт в стаканчик, расплескивая по столу. Пашка смотрит на всё это с большим неодобрением, качает головой. Он медленно выцеживает свою водку, чинно закусывает хлебом с салом и солёным огурчиком.

Проходит минут пять, они выпивают по второй. Андрюха, наконец, расслабляется, откидывается назад, закуривает дешёвую «Приму», прикрывает блаженно глаза. Его движения утрачивают суетливость, теперь он готов слушать. Его друг, что ни говори, много чего в жизни повидал, да и рассказывает об этом интересно. Пашка тоже закуривает, но хорошую, дорогую сигарету и неспешно начинает свой рассказ.

— Ты же знаешь, Андрюха, не всегда я по гаражам водку пил, — он обводит презрительным взглядом убогую обстановку их застолья: покосившийся ящик вместо стола, замасленные чурбачки в качестве скамеек, тусклую переноску под потолком, капот старенькой праворульной «Мазды». Здесь они собираются на выпивки с соседом по гаражному кооперативу и владельцем ещё более древней ржавой «копейки», — рассказывал я тебе, что имел вначале девяностых агентство недвижимости. Маленькое, зато своё.

Он разливает по третьей и неспешно продолжает.

— Заканчивался, помню 1994-й год. 31 декабря, полдень, я с несколькими сотрудниками сижу в нашем офисе — не то, чтобы мы работаем, просто сидим, дурака валяем: все дела сделаны, продукты закуплены, вот-вот разойдёмся к празднику готовиться.

Вдруг открывается дверь и вваливается к нам мужик — не «новый русский», конечно, но одет неплохо и цепура золотая на шее имеется. «Наконец-то, нашёл работающую контору! А то все позакрывались, блин, а у меня горит! Я, пацаны, немного бабла срубил и желаю сегодня вселиться в новую квартиру, Новый год в собственной хате встретить! Сможете мне это устроить?»

Я попытался выяснить, что ему нужно, да хватит ли у него денег. В те годы небольшая квартирка в «хрущобе» стоила до пяти тысяч, если помнишь. Долларов, конечно. А он вытаскивает из кармана пачку стодолларовых банкнот, толстую, тыщ на десять, суёт мне под нос и кричит: «Братан, мне по фигу, какая хата, лишь бы была с ремонтом, и оформить всё и вселиться до полуночи! У меня вон в багажнике и ёлка и жратва и выпивка, гулять сегодня хочу в новой хате!».

Тут он тащит нас на улицу, где стоит его машина — новенький, как тогда говорили «Джип широкий»1. Открывает заднюю дверцу, а внутри — действительно, и ёлка и коробки с провизией и выпивкой. Он вынимает несколько коробок, велит нести их в наш офис.

Я не успеваю ничего сказать, как мои орлы уже выгружают из коробок коньяк, шампанское, сухую колбасу, какие-то консервы. Мужик явно обладает организаторским талантом: через пять минут все задействованы — девчонки, хихикая, накрывают стол, нарезают колбасу, кто-то из ребят уже бежит за минералкой и хлебом, остальные успевают разлить коньяк, а клиент кричит, что создаёт штаб по вселению его в новую квартиру. И что никуда он отсюда не уйдёт, пока не въедет в оную.

И пошла у нас работа! Кинулись обзванивать хозяев продающихся квартир — облом! Новый год на носу, все отмахиваются от нас: «После праздников давайте!». Какой «после праздников», нам сейчас надо!

Кто уехал, у кого документы не готовы, кто вообще, «подставы» боится. Но мы опутали, так сказать, сетью весь город, всех знакомых коллег-конкурентов обзвонили. А ведь тогда мобильников практически не было! Вернее, были, но только у самых «крутых». Так что, только часа в два начали поступать кое-какие предложения.

Один дядька сильно хотел свою квартиру продать! И документы все были готовы, и цена хорошая, но вот загвоздка: он жил там с женой и тёщей, а те ни в какую выезжать перед Новым годом не желали, да и некуда им было, они хотели более просторную хату купить. И то сказать, даже если бы было куда, как собрать вещи за пару часов, и найти перевозчика с грузчиками? Да ещё перед самым Новым годом…

Костик наш (клиент, то есть), уже на взводе — орёт, квартиру с нас требует, совсем по Высоцкому: «Зря, что ль, поили?». Он-то думал, что за бабки ему тут же всё преподнесут на блюдечке, а здесь такой облом…

В общем, дело к четырём часам, я уже чувствую, что наша затея срывается и хорошего заработка на праздник не будет. Представляю себе разочарование Костика, его эпитеты в наш адрес, испорченное настроение… Тут раздаётся звонок от Инны — начинающего, неопытного маклера. У неё есть то, что нам нужно! Хозяева живут в другом месте, квартира свободная, все документы готовы. Правда, цену заломили… Поэтому и не знал никто об этой квартире, стеснялась Инна её рекламировать.

Ну, тут уж мы не сплоховали — загрузились в Костин «Джип» и помчались на один конец города за хозяином, потом на другой конец, квартиру смотреть. Документы все в порядке, цену Костик сразу принял – не торговался даже, квартира стоит свободная — хоть сейчас вселяйся, даже мебель кое-какая есть на первое время. Вроде, всё в порядке, как говорится — наливай да пей, но ведь сделку купли-продажи надо ещё оформить!

Никакие нотариусы, конечно, уже не работают — шутка ли, 31 декабря, пять часов вечера! Оставалась товарная биржа, которая в те времена имела право регистрировать такие сделки. Мчимся мы на эту биржу, а я всю дорогу молюсь, чтобы там кто-то был. Приезжаем, бежим внутрь — успели! Девочки-эксперты сидят за столом — закончили все дела, собираются по домам, а пока быстренько отмечают праздник в коллективе.

Тут мы и заявляемся — здравствуйте-пожалуйста, с Новым годом! Никто, конечно, работать не хочет, от нас отмахиваются. Дома мужья-дети ждут, столы пора накрывать! Но мы всё же зацепили одну Танечку, самую молодую — её парень тут же рядом сидел, ждал. Ну, тут уж Костик не поскупился! Что он там им посулил, не знаю, но отвёл в сторонку, три минуты поговорил — и готово: наша Танечка расчехляет свой компьютер, берёт документы, паспорта и начинает составлять договор.

Всё прекрасно, дело на мази, договор почти готов, Костик уже рассчитался с хозяином. И вдруг выясняется одна интересная деталь. Танечка договор распечатает, оформит, подпишет, как эксперт биржи. Но вот печать, заверяющая сделку, находится в сейфе у директора биржи, который на данный момент давно уехал домой. И только он может её достать и «шлёпнуть» на договор!

Можно, конечно, принять сделку, как есть и директорскую подпись с печатью поставить сразу после праздника, но неугомонный Костик седлает свой верный «Джип» и мы мчимся домой к директору биржи. Милая Танечка предварительно позвонила ему и попросила разрешения приехать. Мама дорогая! Предновогодняя ночь, девять вечера!

Хорошо, что директор — довольно молодой парень, чётко понимающий принцип капитализма: «Любой каприз за ваши деньги». Костик снова тревожит свою уже изрядно похудевшую пачку, и мы везём директора в его кабинет. Там и происходит окончательное действо превращения Костика во владельца собственной квартиры.

В общем, мечта его сбылась. Развёз он по домам да по гостям директора, Танечку с её парнем, и меня. Костик звал всех с собой, отмечать и праздновать, но с ним поехали только трое наших сотрудников — двое девчат и парень. А что им, молодым не погулять, не встретить Новый год в компании щедрого клиента? Потом говорили, что одна из девчонок у него даже на пару дней задержалась…

А я приехал домой почти в одиннадцать часов. Ирка моя, конечно, ругалась, но когда я показал ей свою сегодняшнюю зарплату, намекнув при этом на золотые серёжки, быстро успокоилась. Мы вызвали такси и успели к друзьям как раз вовремя.

* * *

Бутылка почти опустела. Пашка разлил остатки, поставил порожнюю тару в угол. Они выпили, закусили остатками колбасы. Андрюха снова закурил свою «Приму» и вдруг спросил, уже нетвёрдо выговаривая слова:

— А квартирку этому Костику купили на улице Филатова? Двухкомнатную, на третьем этаже?

— Оп-па! А ты откуда знаешь? — удивился Паша. — Я же тебе эту историю никогда не рассказывал?

— Откуда, откуда… От верблюда! — сердито буркнул Андрюха. — Ты вот лучше скажи мне, бизнесмен хренов, как же ты своё агентство прогадил? Почему теперь водку по гаражам трескаешь с такими, как я, пролетариями? От слова «пролетать»!

— Что там говорить, — устало махнул рукой Пашка, — добрые люди в своё время помогли…

— Ну, понятно… Добрых людей на наш век хватит. Мне тоже в своё время добрый человек пришёл на помощь. Чтоб не мучился я вопросом, куда деньги девать…

— А у тебя что, были большие деньги? — удивился Пашка

— Один раз были, — кивнул Андрюха, — случайно. Провернули с типом одним гешефт, продали огро-омную партию цветного металла, покупатель случайно подвернулся. Получили по десятке зелени2, сумасшедшие бабки по тем временам.

— Ни хрена себе… — Паша ошарашено покрутил головой, - никогда не думал, что ты… — он полез в свою «Мазду», достал откуда-то из-под сиденья «чекушку», открыл и разлил, — нельзя это дело на сухую…

— Верно, нельзя. Вот и хватило меня только на полгода, а потом всего лишился, спасибо, что живой остался.

Они молча чокнулись, выпили. Пашка спросил:

— Но откуда же, ты всё-таки, про квартиру эту узнал?

— А! Чего там узнавать, — буркнул Андрюха, — тот тип сейчас большой человек, депутат в Киеве. А тогда мы с ним этот металл продали, и стали бизнес дальше развивать. Только он умный был, на свои деньги купил себе хату и машину, а бизнес раскручивали на мою долю…

Он помолчал, протянул Пашке пустой стаканчик, чтоб наполнил. Они сосредоточенно выпили и Андрюха продолжил:

— А потом он наш с ним бизнес ликвидировал, мне сказал, что мы прогорели, а сам втихаря все бабки в другой бизнес вложил, но уже без меня, дурака, — Андрюха пьяненько рассмеялся и закончил, — и квартирку потом себе трёхкомнатную взял, в центре. А ту, на Филатова, где мы с ним собирались иногда, и про покупку которой в новогоднюю ночь он мне рассказывал, продал…

Примечания:

1 - Искажённое «Джип Чероки»
2 - Десять тысяч долларов

© Сороковик Александр, 2014

<<<Другие произведения автора
 
 (2) 
 
 
 
На «бесповоротно» его тенор все-таки предательски скакнул на фальцет.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
   
  
 
 

 
  
  
 Социальные сети:
 Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"
   
   Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2017 г.г.   
   
 Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter  
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru