Шацких Елена  Знойное лето

Шацких Елена
Шацких
Елена

Марион грустно посмотрела на себя в зеркало. Большие глаза с  профессионально растушеванными тенями и аккуратной подводкой, удлиненные тушью и без того необыкновенно длинные ресницы и четкая линия немного приподнятых от природы бровей делали ее лицо необычайно привлекательным. Казалось, она удивляется тому, что происходит вокруг, но уже не по-детски со всей чистотой и открытостью ребенка, а как женщина, знающая цену своей красоте, женщина, которая если и удивляется, то только тому, что кто-то не оценил все это в полной мере по совершенно непонятным для нее причинам. Ее величество Марион -  другого титула она не признавала.

Из окна, перед которым она сидела, виднелось несколько помпезное здание казино в розовато-сиреневатых ночных огнях, из которого мягко доносилась джазовая музыка. Луи Армстронг словно передавал эстафету магических звуков своей темнокожей соотечественнице первой леди джаза Элле Фицджеральд, и ее голос диапазоном в три октавы заполнял все пространство, нет-нет да и заставляя окружающих задуматься о чем-то вечном, не имеющем никакого отношения к жестокому и хищному миру казино, временами граничащему с безумием.

Лето в этом году было особенно знойным. Даже ночь не приносила своей обычной прохлады, а многочисленные иллюминации и подсветки на улице действовали на нервы как никогда, мелькая все время перед глазами. Нестерпимая жара объединилась с духотой, облепляя все тело с ног до головы, и струйки бегущего вниз по спине пота насквозь пропитывали вечерние платья дам и дорогие рубашки их кавалеров.

Но не это огорчало прекрасную Марион. Причина в данный момент была банальна до невозможности. Мужчина. И что в ней не так, в сотый раз задавала она себе этот вопрос. Она точно знала о своей необыкновенной привлекательности и сексуальности, данной ей природой по счастью от рождения. Точеная фигура, длинные ноги, темные струящиеся вниз шелковистые волосы и взгляд … О, этот взгляд! Он не просто проникал в сердце, он вползал в сердце мужчины змеей, медленно, вдумчиво, выверяя каждое движение, так как здесь не было места ошибке. Все выверено до мелочей – поворот и наклон головы, слегка приоткрытый рот, немного задумчивое выражение на лице и в то же время неукротимая энергия страсти, живущая в каждой клеточке ее совершенного тела. Мужчин словно обдавало ударной волной с посттравматическим эффектом, когда полностью или частично теряется способность мыслить здраво или мыслить вообще. Самый естественный природный инстинкт заполнял все их существо, придавая уверенность каждой части их тела, и только прикосновение к этой восхитительной женщине могло вылечить поразившую их столь внезапно болезнь. Гремучая смесь испанской и португальской крови временами делала молодую женщину неуправляемой, как энергетическое торнадо, и мужчины мгновенно попадали в самый эпицентр этого вихря страстей и желаний, превращаясь в безвольных и послушных ее сексуальному зову животных.

Так было не всегда. К своей вершине женственности и уверенности в себе она шла долго, взбираясь по отвесным скалам жизненных трудностей, преодолевая обезвоженные пустыни непонимания и равнодушия, кусая губы до крови после предательства друзей и близких. Там наверху сияла и манила своим теплым и ясным светом звезда ее удачи, и она, стиснув зубы, преодолевала одно препятствие за другим, не теряя при этом ни  женского шарма, ни доброты душевной, ни веры в себя.

И вот теперь что-то дало сбой. Все прикосновения ее Патрика были вымучены и фальшивы, как будто он это делал механически, по привычке, со скучающим выражением лица и ровным дыханием, что особенно злило Марион. «Нет, все лживо! Все! Не верю ни одному его прикосновению!» - стучало в висках Марион. « Ну, что во мне не так???» - отчаянно звучало в ее голове.

А он уже махал ей с улицы, выйдя из своего шикарного  Бьюика, и его ослепительно белый костюм подчеркивал нежный загар на его и без того смуглой коже, а черные слегка вьющиеся волосы были тщательно уложены личным парикмахером. «До чего он хорош!» - невольно вырвалось у Марион, и она медленно двинулась на встречу с мужчиной.

На улице на нее обрушился весь жар летнего воздуха, и духота, и невозможность избежать всего этого дискомфорта. Патрик  улыбался своей голливудской улыбкой и, как обычно, распахнул объятия, приветствуя ее. Она подняла голову и кокетливо наклонила ее чуть-чуть набок, отвечая на его приветствие улыбкой ангела ада. Их разделяло не больше трех-четырех метров, когда  Марион почувствовала, что по ее коже бегут мурашки, и что в груди неожиданно защекотало, словно счастливая парочка бабочек беззаботно порхала где-то внутри. А Патрик уже протягивал ей руку, и как только она положила свои горячие пальцы в его ладонь, он немедля притянул ее к себе, развернув спиной, и поцеловал туда, где на виске неистово пульсировала  вена.  Марион физически почувствовала, как каждая его клеточка, каждый сосуд, медленно и уверенно вливается в ее разгоряченное тело, и они становятся одним целым до дрожи, до исступления, до потери рассудка.

«Стоп! Снято!» - с облегчением выдохнул из себя  магические слова режиссер и повернулся к ассистентке, держащей наготове крошечный поднос с чашкой дымящегося бразильского кофе.

© Шацких Елена, 2014

<<<Другие произведения автора
 
 (3) 
 Комментарии к произведению (1)
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2018 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru