Постникова Ольга / Helgasof /С тех пор прошло…

Постникова Ольга
Постникова
Ольга

Она лежала на спине, раскинув руки, а течение бережно несло на встречу с судьбой, которая – на всю жизнь, но пока не знала, ни о встрече, ни о судьбе. Судьба – знала? Может, ещё и не знала. Выходит, знала река? Она аккуратно поднесла вольно раскинутое тело, к плывущему брассом юноше.

Юноша, избегая столкновения, дёрнул легонько за косу: «Девушка! Утонуть не боитесь?»

Перевернувшись со спины на живот, увидела синие смеющиеся глаза.

Девушка… так к ней никто не обращался. По имени. Незнакомые - девочка.

Резкими, мальчишескими сажёнками, не оглядываясь, поплыла к берегу. Вышла из воды, отжала волосы, и села на лёгкое покрывало, обсохнуть.

Она выходила из воды, отжимала волосы – юноша смотрел на неё… как на будущую жену.

Сказал, когда были уже женаты:

-Смотрел на тебя и знал, что будешь моей женой. Наваждение.

Поженились ровно через три года после встречи. День в день. Получили нагоняй от родителей за выбор несуразной даты - день пришёлся на среду:

- Свадьба – в среду? Обычно – в пятницу, или в субботу.

Но выбор они оставили за собой. И заявление подали в понедельник, тринадцатого апреля. Испытывали судьбу? В ЗАГСе предложили прийти на следующий день, четырнадцатого, во вторник - улыбнулись, переглянувшись. Как могло вмешаться в их жизнь число тринадцать?

Только - по одной причине. Оказалось, за заявление нужно заплатить. Они не знали. Вскладчину, сдерживаясь, чтобы не расхохотаться, наскребли рубль семьдесят... может быть, таких несерьёзно-несостоятельных молодожёнов, в ЗАГСе видели в первый раз.

Но – через три года. Пока – первое июля тысяча девятьсот шестьдесят... года. В тот день ему исполнилось двадцать лет, а она уже неделю, как – не школьница. Дома, в новой сумочке лежит аттестат зрелости. Ещё - полученный полгода назад паспорт и кошелёк с двадцатью рублями, на поездку в Саратов.

Вечером начнётся, по – настоящему, взрослая жизнь. Теплоход, светящийся в ночи разноцветными огнями, перестанет быть мечтой, проплывающей мимо.

***

Лето было первым, когда она свободна от рыбалки. Подготовка, экзамены – один за другим. Перед каждым – точно не сдам. Сдавала и летела домой, успокоить родителей – хорошо… или – отлично.

Все каникулы, до этого лета, проводила с отцом на Волге. Он – заядлый рыбак. Уходили из дома затемно, когда город спал. До смены на комбинате оставалось два часа.

Горели фонари, она шла полусонной поначалу, просыпаясь на ходу. Постоянное место, где располагались со своими снастями - за городом. Когда подходили к узенькой тропке, по которой спускались с обрывистого берега к воде, небо заметно светлело. По воде, иссиня-чёрной, с востока скользили дорожкой алые блики. Сразу исчезала досада – разве нельзя дать ей выспаться, на отца. Сон растворялся бесследно в речной красоте. Просыпался азарт, в нём – обязанности. Отец доставал закидушки, она ставила-вбивала колышки с колокольчиками. На крючки поводков, разложенной аккуратными кольцами лески, насаживали червей. Дальше - работа отца. Забрасывать закидушки так и не научилась – плюхались около берега.

Зато научилась не бояться воды. И ныряла на глубину, когда крючки цеплялись за камни. Поначалу приходилось делать перед отцом бодрое лицо: «Сейчас, пап, отцеплю»,- смело ступать в воду и плыть, скользя рукой по леске.

От лета к лету, взрослела, страх давно пропал. Да, и река – ни разу не обидела, не испугала. Играя с ней, покачивала на волнах и расступалась, открывала глубины.

Отец управлялся с закидушками, она ловила удочкой. Каждый раз сердце волновалось при поклёвке. Крупной рыбы на удочку не поймаешь – мелочёвка. Бычки - для кошки, ерши, окуньки - для наживки на щуку, и вечерней ухи. Краснопёрки, густёрки, подлещики. У отца улов покрупнее: лещи, щуки, уклейки, крупная густера, иногда и стерлядь попадалась. Отец – расплывался в улыбке. Улов, каждого - в своём садке, плескался в воде.

Клёв прекращался – завтракали, не спеша. Отдыхали, каждый по – своему. Она купалась, загорала и читала, устроившись в тени валуна, передвигаясь вокруг него, в обратную от солнца сторону. К вечеру начинался клёв, до этого времени надо натаскать сушняка для костра на всю ночь, почистить рыбу на уху.

Наступал вечер, за ним – ночь. Иногда звонили все колокольчики разом, только успевай, вытаскивать рыбу. Отец не управлялся один, она научилась вытаскивать, складывая леску аккуратными кольцами. Не всегда получалось в темноте. Запутанную оставляли до рассвета. Еще – не получалось, когда попадался очень крупный сом. Он загибал хвост и тормозил. Разобраться с такой рыбиной мог только отец.

Наступала передышка – сидели у костра, подкладывали сушняк, ворошили угли. Иногда, для баловства, запекали картошку.

Смотрела на чёрную гладь воды, слушала тихий шёпот волн, накатывающих на камни. Камни, шипя, отталкивали. Обиженные волны уплывали, чтобы уступить место следующим.

Так - целую вечность, в вечном движении.

Один за другим, проплывали пароходы. Как, упавшие с небес, созвездия. Река доносила до берега музыку. Искажённая расстоянием она казалась фантастической. Иногда долетали обрывки смеха. Музыка и смех усиливали ощущение праздника в чужом ей мире.

Придёт время, и он впустит её. Пока – чужой. Это не огорчало. Ей хорошо было с мечтами, покорными самым затаённым мыслям.

Чем становилась старше, тем больше места в мечтах занимал Он.

***

Проходит всё. Школа, которая, казалось, будет всегда в её жизни, осталась позади. Куплен билет на теплоход. Один из тех, что столько лет проплывали мимо, ослепляя её сверкающими огнями и мечтами. Несколько часов - и блистающий мир распахнёт перед ней свои двери.

Юноша присел на песок рядом с ней.

-Девушка, как Вас зовут? Меня – Саша,- сердце ёкнуло два раза. Снова - девушка. И – Саша. Саня?!

-Лёля,- не военная же тайна, имя. Кокетничать – догадайтесь сами, она ещё не умела, да и потом… не научилась.

-Вы хорошо плаваете, - разве можно плохо плавать, если живёшь на Волге, но - поддерживая беседу:

-Вы тоже плаваете хорошо. Я таким стилем не умею.

-Хотите, научу?

-Нет, я уже ухожу. Вечером уезжаю в Саратов, - зачем-то добавила:

-На теплоходе «Узбекистан».

У Сани глаза заискрились смехом:

-Совпадение! Я еду на этом же теплоходе и тоже в Саратов. Значит, вечером встретимся. Я найду Вас.

Провожали родители. Мама всплакнула. Всё, что могло приключиться с ней в незнакомом городе, было предусмотрено, но мама находила новые эпизоды и подробно описывала выходы из возможных ситуаций. Из пассажиров на причале осталась только она. У матроса, приставленного к трапу, лопнуло терпение, поторопил. Начались поцелуи. Отец поцеловал:

-Будь умницей.

Мама целовала и целовала, пока слёзы, готовые перейти в безутешные рыдания, не потекли ручьём у обеих. Вмешался отец.

Она стояла на верхней палубе. Скрылась пристань, теплоход вышел из бухты Камышинки и повернул налево, навстречу течению. Всё еще текли из глаз слёзы. Вытирала платком, с вышитыми на нём мамой её инициалами в окружении васильков. Только что рассталась с родителями, а уже соскучилась о них. Ей страшно и хочется назад, домой. Чтобы всё, как всегда – пьют чай за круглым столом под оранжевым абажуром. Окно раскрыто, тюль слегка колеблется от ветерка. В окно залетает музыка с танцплощадки, что в парке через дорогу.

Вокруг всё чужое и все чужие. В полусумраке вечера, ощупью взгляда определила место, где они с отцом ловили рыбу. Там ярко горит костёр. На их месте обосновался другой рыбак. Кажется, что видит там себя. Девочку, зачем-то мечтающую о взрослой жизни.

-Лёля! Я давно за Вами наблюдаю. Что же Вы так горько плачете? Вас родители провожали?

Вздрогнула. Кто может назвать по имени, в толпе чужих ей людей?! Рядом стоял Саня.

О чём могут разговаривать малознакомые люди, целую ночь? Обо всём. Проживая разговором всё, что было до этой ночи, вместе.

В каюте, где было её место, спал в одиночестве чемодан. Она спускалась в трюм, где ехали однокурсники Сани. Знакомилась с ними. Выходили большой компанией на палубу, ребята пели под гитару. Впервые услышала - «Ты у меня одна».

Пока не знала, что песня станет их семейной на многие-многие годы.

Сколько же лет прошло с той ночи?

С тех пор прошло и много лет, и зим. И, порой, вплотную «подходили к горе Гевал, готовые расторгнуть завет». Но что-то удерживало. Судьба? Та, что сговорившись с рекой, вынесла их навстречу друг к другу?

© Постникова Ольга, 2014

<<<Другие произведения автора
 
 (2) 
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2018 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru