Пинская София  Женщина и смерть

Пинская София
Пинская
София

Женщина устала. Она устала бороться, устала прощаться, устала терять. Она была готова к покою зимы, так внезапно и неожиданно сменившей осень, казавшуюся вначале золотой и бесконечной – и тогда вдруг оказалось, что главная битва ещё впереди: битва за её собственную жизнь.

Когда врач произнёс приговор, она не очень даже поняла значения сказанного. Просто поднялась со стула и вышла. А потом, уже дома, долго лежала в темноте, уткнувшись носом в мокрую от слёз подушку. Той ночью она выплакала все слёзы. Тогда же приняла решение – бороться.

Потом была череда встреч со специалистами, обсуждение разных видов лечения, установка порта для химиотерапии, первый сеанс лечения...

К концу сеанса женщина почувствовала себя больной, действительно больной.

- Вас тошнит? – озабоченно спросил врач.

- Нет. Чуть-чуть. Пройдёт, - женщина не хотела мириться с очевидным.

- Возьмите эти таблетки с собой. Присядьте, Мери сделает укол. С вами кто-нибудь пришёл?

Нет, она приехала сама. Зачем детей тревожить раньше времени?

По-настоящему плохо ей стало уже дома, куда она еле добралась, из последних сил карабкаясь по ступенькам крыльца.

Сутки она пролежала на диване, кутаясь в плед, попеременно то обливаясь потом, то стуча зубами в ознобе.

К вечеру ей стало немного лучше, и она решила поесть.

Женщина сидела в темноте над тарелкой безвкусного бульона, когда вдруг ей померещилось, что у противоположной стены кто-то стоит. Она присмотрелась, посетовав, что очки оставила в сумке, до которой не дойти. Прищурилась и вдруг увидела тощую долговязую старуху. Седые нечёсаные патлы свисали почти до самого пояса. Одежда представляла из себя лохмотья, истончавшие не меньше, чем чахлая плоть под ними, и подпоясанные серой верёвкой, в тон нищенскому одеянию. Лица её было не разглядеть. Зато отчётливо круглел циферблат старинных часов, висящих на стене прямо за спиной незнакомки.

Женщина привстала и потянулась рукой в сторону жуткого видения, но то исчезло, растворилось в воздухе тонким дымом.

- Доктор, ваши пациенты часто жалуются на галлюцинации? – спросила она у врача, придя на следующий сеанс химиотерапии.

Тот оторвался от медицинской карты и посмотрел на женщину потемневшими вдруг глазами.

- Она уже навестила тебя? – голос звучал глухо и хрипло. Не дожидаясь ответа, он поднялся из-за стола, снял халат, рывком задрал рубашку: длинный шрам окружал зловещей дугой правую часть спины. – Видишь? Только ничего у неё не вышло.

Он сел за стол и замолчал. А когда заговорил, голос был прежним, мягким и спокойным:

- Полгода мне отвели, и я решил посвятить оставшееся время своему хобби. Видишь ли, в душе я художник. И способности даже кое-какие были. Только вот руки никогда не доходили, пока гром не грянул, - он обвёл рукой кабинет. – Здесь в офисе большинство картин – мои. Думаю, без них не одолеть бы мне патлатую. Искусство меня, можно сказать, с того света вытащило. Вдвоём боролись, - и он посмотрел на неё, словно подначивая. Она же только кивнула и ушла, не сказав ни слова.

А потом опять пришли тошнота, слабость, озноб, которые оказались ещё сильней и мучительней, чем в первый раз. Только на сей раз женщина была к этому готова. Рядом с диваном стояли бутылки с водой, соком, чаем. Лежали леденцы и баночки с яблочным пюре. А как только стало чуть получше, женщина поднялась в бывшую комнату сына и нашла там неиспользованную тетрадку, сохранившуюся с незапамятных времён. Она включила настольную лампу и села за стол, где он когда-то готовил уроки.

«Девочка шла по воде, которая, как обычно, была холодной, и пристально вглядывалась в застывшую рябь песка в поисках кусочков янтаря. Подходило к концу юрмальское лето. Блеклая голубизна северного неба всё чаще затягивалась серой накидкой плача, то и дело разражаясь мелкой моросью, которая была холодной совсем не по-летнему...» Женщина отложила ручку и задумалась. Как она соскучилось по тому морю, пляжу и... девочке!

А потом были недолгие сборы, продолжительная беседа с детьми, убедить которых помог врач, утомительный перелёт и – вот она, Юрмала.

Женщина шла по песку, который, как оказалось, был милее её сердцу, чем пески самых лучших пляжей мира, и, как когда-то, собирала янтарь. Сегодня ей везло, как никогда: не менее десятка разноцветных кусочков древней смолы сжимали пальцы. Вдруг что-то большое блеснуло матово прямо под ногами. Она нагнулась и извлекла из мокрого песка находку. Кусочек янтаря, лежащий у неё на ладони, формой походил на сердце. Женщина сбросила туфли и зашла в воду, чтобы сполоснуть его. Холод балтийских вод ожёг тонкую кожу, и женщина вздрогнула. Но не от ледяного прикосновения, нет: по воде навстречу ей шла та самая старуха. Длинные космы развевались по ветру, как и лохмотья убого одеяния. Скупое северное солнце освещало бледное лицо, и женщине стало жутко от пронзительно пустого взгляда бездонных глазниц и зловещего оскала леденящей кровь улыбки.

Женщина сжала кулаки и вдруг почувствовала тепло, исходящее от только что найденного янтаря. Она раскрыла ладонь – золотое сердце сияло в лучах полуденного солнца, словно жизнь тысячелетий, сохранившаяся в нём, пыталась вырваться за пределы твёрдого оплыва, взорваться многовольтовой энергией. Женщина прикрыла пальцами свою чудесную находку и улыбнулась чему-то, затем вызывающе вскинула подбородок и шагнула вперёд:

- Я не боюсь тебя! – закричала она голосом, прозвучавшим неожиданно молодо и звонко. – Убирайся прочь! Я не сдаюсь – и поэтому не боюсь тебя! Даже если жизнь мою заберёт болезнь – не ты, старая карга, а болезнь! – даже тогда победа не будет твоей: мой дух навечно останется с детьми и внуками памятью о моей жизни и людях в этой жизни.

Ты слышишь? Памятью о жизни! А не о тебе! Вон! Убирайся! Я не боюсь тебя! Я не боюсь тебя!! – и, широко размахнувшись, она швырнула в серую тень пригоршню янтаря.

Неожиданно воздух взорвался, рассыпался фейерверком золотых огней, в свете которых серая тень растаяла, растворилась без следа, как дым. Женщина с изумлением смотрела на свершившееся чудо, а потом перевела глаза на ладонь – там по-прежнему тускло поблескивал желтоватый кусочек в форме сердца. Что ж, подумала она, значит, так тому и быть.

Ей давно уже не спалось так сладко, как той ночью. Она проснулась далеко за полдень хорошо отдохнувшей и... проголодавшейся. Быстро собралась и пошла в магазин, где купила хлеб, какой можно найти только в прибалтийских пекарнях: чёрный, удивительно вкусный и ароматный настолько, что даже женщина могла почувствовать запах – нечто, ушедшее из её жизни вскоре после начала лечения. А ещё она купила тминный сыр и брусок домашнего масла. Вернувшись к себе, она сварила крепкий кофе и долго сидела за столом, наслаждаясь давно забытым вкусом хлеба с сыром, запитого крепким сладким кофе со сливками. К концу трапезы ей даже жарко стало и захотелось окунуться в вечно холодные прибалтийские воды, что она и сделала. А потом, выйдя на берег, долго сидела в шезлонге, завернувшись в толстое махровое полотенце и наблюдая за тем, как уставшее за день солнце опускается всё ниже и ниже, разбрасывая во все стороны алые руки-крылья, словно готовясь к финальному заплыву, пока полностью не ушло под воду, оставив за собой лишь багряный шлейф.

Тогда женщина пошла в дом. Она приняла горячий душ, и струи воды казались живительными – она чувствовала себя лучше с каждой минутой. А потом забралась с ногами на диван и открыла тетрадку, половина которой была уже исписана торопливыми строчками. «Я не боюсь тебя, смерть!» - так начиналась следующая глава.

© Пинская София, 2013

<<<Другие произведения автора
 
 (1) 

 
 
Неприхотливость — одна из главных добродетелей. Заметив за собой старуху, Игараси убыстрил шаг, почти побежал. Здесь подрабатывала сиделкой статный воин Света.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
Чёрный список 
   
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2022 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru