Димитрова Галина / Димитрова /Осеннее рандеву

Димитрова Галина
Димитрова
Галина

Анна Сергеевна извелась просто: что-то надо с этим делать. Позвонила подруге   поделиться своей бедой, долго в себе она держать боль не могла, хотелось выговориться.

- Лен, встретиться бы, – еле сдерживаясь, сказала она в трубку.

- Проблемы? Значит, по коктейлю и пицце, – резюмировала Елена, сразу же озвучив место и время.

Потягивая коктейль, подруга спросила:

- Что случилось-то?

- Милый, похоже, загулял. Не знаю, что делать? Приходит поздно, якобы по работе, а глаза отводит. Врет, я ж его за столько лет изучила. В мобильник его заглянуть, что ли?

- Меньше знаешь, лучше спишь. Ань, вот скажи, зачем тебе его уличать? Или ты развестись хочешь?

- Не, ты что? Только не это. Мы столько вместе прошли: ты же знаешь, по углам скитались, иногда впроголодь жили, я даже второго ребенка себе позволить не могла. А теперь, когда все наладилось, значит, кому-то его отдать? Да и люблю я этого козла безрогого.  Как сын женился и уехал, так и началось.

- Хм! Кризис среднего возраста. Стареющий мужчина хочет доказать в первую очередь себе, что он еще ого-го. Тут главное – самой не толкнуть его в чужие объятия. Терпи, Ань, делай вид, что ничего не замечаешь. Будь с ним поласковей, что-нибудь вкусненькое приготовь. Нагуляется, поймет, что лучше родной гавани ничего нет.

- Легко сказать. Да он дома и не ест сейчас. Так и хочется вцепиться и высказать все, что о нем думаю.

- Ань, вот этого не надо.

- Так внутри печет же, Ленка. Того и гляди  скандал закачу.

- Знаешь что? Говорят же, если кто-то не отдает супружеский долг, другой начинает искать кредиты на стороне. Вот ты и измени ему сама. У тебя возникнет чувство вины, и будет не так больно. Только осторожно, чтобы он ничего не узнал. Он ведь у тебя ревнивый. Они все собственники – им можно, а тебе ни-ни.

- Ха! С кем изменять-то? Тайных воздыхателей у меня нет. Друзей юности муженек всех разогнал. На сайт знакомств податься, что ли?

- Не, Ань, светиться не надо, вдруг твой там ходит. Да еще и нарваться на афериста какого можно. Что, у тебя на работе мужиков нет?

- Ты забыла, где я работаю? Откуда в школе мужики? У нас их всего три… нет, четыре штуки – директор, физрук, военрук и завхоз.

- И что, выбрать не из кого?

- Из директора песок сыплется, ему за семьдесят. Физрук, наоборот, мальчишка после института. Военрук действует на меня как удав на кролика – я как его увижу, хочется исполнить команду «кругом». Остается только Яцкин, завхоз. Хотя он совсем не в моем вкусе.

- Неужели хуже обезьяны?

- Да нет. Просто зуб у него золотой, плешь на голове и брюшко торчит. И женат он.

- Тебе что, детей с ним делать? А что женат, так даже и лучше. Как говорится, обручальное кольцо на пальце – знак качества. Так и решим: берем Яцкина.

- Лен, каким образом? Я к нему за тряпками и мелом хожу – других точек соприкосновения у нас нет.

- А ты фильм вспомни «Обаятельная и привлекательная». Возьми два билета в театр, скажи, что лишний. Потом на дачу пригласи.

- Скажешь тоже. Ладно, я подумаю.

Вечером забежал домой сияющий муж, переоделся в джинсовый костюм («Молодая, значит», - подумала Анна Сергеевна), махнул ей рукой и уже в дверях промямлил: «Извини, дорогая, бельгийцы приехали. Я тебе говорил. Вернусь поздно». Вернулся он рано. Утром. И тогда Анна Сергеевна решилась.

С двумя билетами в местный драматический театр она зашла в каптерку к Яцкину, якобы за мелом.

- Анна Сергевна, недавно же мел брали. Не напасешься на вас, - проворчал Яцкин.

- Петр Петрович, а вы любите театр?

На лице Яцкина отобразились потуги вспомнить, что же это за зверь такой, и нужно ли его любить. Вопрос так и повис в воздухе. Анна Сергеевна тихо сунула билеты в карман.

На следующий день женщина решила повторить попытку. Она не могла прямым текстом предложить Яцкину поехать на дачу и придумала ход конем.

Яцкин сидел в своей каптерке и решал, что сделать сначала: починить стул в 5а или повесить полку в учительской, когда снова заглянула русичка.

- Мел не дам, - сходу пробурчал завхоз, - едите вы его, что ли?

- Я не за мелом, - робко произнесла Анна Сергевна и покраснела, - у меня к вам, Петр Петрович, просьба личного характера, – Яцкин почесал затылок. – В общем, осень такая замечательная, грибы пошли. Вы любите грибы?

- Ну, солененькие, маринованные уважаю. Закуска знатная.

- Вот и здорово. Хочу в лес по грибы съездить, а одной боязно. Давайте так – вы со мной в лес, а я вам грибочков маринованных.

- Это за охранника, что ли? – Яцкин вновь почесал затылок, задумался. Жена, с тех пор, как родила ее дочь от первого брака, дневала и ночевала там, тетешкаясь с внуком. Яцкин чувствовал себя заброшенным. В выходные опять будет умиляться этим маленьким сморщенным орущим существом. Почему бы не прогуляться в лес с русичкой? Свежим воздухом подышать, ведь полезно для здоровья. Может, она чего вкусненького сготовит на перекус, а дома придется вновь давиться магазинными пельменями. – Ладно, согласен.

- Замечательно. Тогда завтра в 6.30 у пригородных касс Южного вокзала. Билеты я возьму.

- Анна Сергевна, побойтесь бога, выходной же, а вы в такую рань.

- Следующая электричка только в 10.

- Это еще куда ни шло.  Значит, в 9.45 у касс. Заметано.

После холодного ливневого лета сентябрь стоял на удивление жарким, а в лесу было прохладно, дышалось легко. Кое-где уже проглядывали золотинки березовых листиков легким намеком давая понять, - скоро картина изменится, и изумруд лета сменится буйством осенних красок. Анна Сергеевна очень любила  лес, особенно вот такой – лиственный, с редкими соснами и елями. Они вышли за остановку до дачи и брели по опушке в сторону поселка. Грибов было много.

- Петр Петрович, а что ж вы корзину не взяли? Куда грибы складывать будете?

- Да я в грибах не разбираюсь, я ж с вами за охранника. Да и что я с теми грибами делать буду? Давайте вашу корзину понесу.

Так и шли. Анна Сергеевна срезала ядреные подосиновики, крепкие боровички, рыжие лисички, молоденькие подберезовики, а Яцкин подставлял корзину и мысленно видел эти грибочки зажаренными с лучком и картошечкой. Очень есть хотелось.

Тучка показалась на горизонте неожиданно.

- Анна Сергевна, не пора ли возвращаться, а то того и гляди дождь ливанет.

- Петр Петрович, тут недалеко у меня дача. Предлагаю зайти, перекусить. Если дождь пойдет, переждем, камин растопим.

Яцкин оживился. Корзина была уже полной, и они к поселку  шли по лесной тропинке. 

- Вы любите поэзию? – с надеждой спросила Анна Сергеевна. - Вот послушайте.

Бродяга-осень неустанно
Напоминает о себе
Упавшим на асфальт каштаном
И грустной мыслью о судьбе.

Она тоски у нас попросит
Сквозь монотонные дожди,
И, что у жизни тоже осень,
Листочек желтый подтвердит.

Но солнце с неба говорит:
"Ты зря задумалась об этом,
С лица хмурчинку убери,
Ведь это только бабье лето".

Яцкин молчал. В животе урчало, и его мысли были очень далеки от поэзии.

- Петр Петрович, вам понравилось? Это я сама написала, – не унималась русичка.

- Я в стихах не разбираюсь.

- А что вы любите? – женщина пыталась найти хоть какие-то точки соприкосновения.

- Футбол и пиво, – с готовностью ответил Яцкин.

Анна Сергеевна вздохнула и подумала: «В грибах не разбирается, в стихах тоже. В театр не ходит. Книг, наверное,  не читает. О чем  с ним говорить-то? Как раз футбол и пиво – совсем не мое. Где была моя голова, когда я придумала это рандеву?»

На даче Яцкин значительно повеселел, увидев, как русичка из рюкзачка достала хлеб, сало и вареную картошку, а из погреба – баночки с огурчиками, капустой, кабачковой икрой, потом сходила в кладовку и принесла оттуда большую круглобокую бутыль с розовой жидкостью.

- Это малиновое вино. Будете, Петр Петрович? – он смог лишь кивнуть. За окном закапал дождь. – Вот, возьмите спички, камин разожгите, пожалуйста.

Яцкин чуть слюной не захлебнулся. Можно бы и без камина, конечно, но ладно уж. 

Тут же откуда-то волшебным образом появились тарелки, вилки-ножи, стопки, а содержимое банок перекочевало в миски и манило пряными запахами. Камин уютно потрескивал, Яцкин уже начал пристраиваться к столу, когда на улице заурчал мотор автомобиля. Анна Сергеевна побледнела точно та самая поганка, о ядовитости которой она Яцкину все уши прожужжала:

- Ой! Петр Петрович, кажется, муж приехал. Он ревнивый, жуть! Как бы чего не вышло. В драку ведь полезет, – и она быстро протянула Яцкину его куртку. Сапоги он и не снимал. – Там у нас еще есть дверь, огородом пройдите, калитка на засове, собака привязана. По дороге прямо выйдете к электричке, – тараторила Анна Сергеевна, а сама быстро убирала второй комплект посуды.

Яцкин послушно, хотя и без особой охоты, надел куртку и покинул дом: побитым быть не хотелось. Перед взором все стояли мисочки с разносолами и пузатая бутылка с малиновым вином. «Принесла же нелегкая мужа этого, - раздраженно думал Яцкин, идя в сторону станции и глотая слюну. – Чего ревновать? Неужели можно предположить, что у меня к русичке какой-то мужской интерес? Смешно даже. Меня эти шалости давно не волнуют. Вот и брала бы своего ревнивца в охранники… Надо по дороге хоть пивка купить». Дома его ждали магазинные пельмени в холодильнике и пустая квартира.

Муж зашел в дом, увидел накрытый стол, спросил:

- В честь чего праздник, Ань?

- Да вот, грибы пошли. Решила это дело отметить, – Анна Сергеевна махнула в сторону полной корзины.

- А давай вместе отметим? Винца выпьем. Доставай второй бокал.

- Тебе ж за руль. Какое винцо?

- А мы на даче останемся ночевать. С бельгийцами договор подписали, так что я пока свободен.

Анна Сергеевна подошла к мужу, прижалась к нему и почувствовала ответный порыв.

«Расстались, значит? – чертенком запрыгали веселые мысли, - а вдруг и правда, бельгийцы? И я все себе нафантазировала? Хорошо, что хоть глупостей наделать не успела. Как только теперь в глаза Яцкину смотреть буду?  Да ну его.  Могу к нему вообще не заходить, мела у меня пока хватит. А там, глядишь, он о нашем неудавшемся осеннем рандеву и подзабудет».

Супруги сели за стол, подняли бокалы. За окном моросил нудный дождь – осень вступала в свои права, а в камине весело потрескивали дрова, и сердце Анны Сергеевны переполнялось счастьем: козлик, так и оставшийся безрогим, вернулся домой.

© Димитрова Галина, 2013

<<<Другие произведения автора
 
 (4) 

 
 
Неприхотливость — одна из главных добродетелей. Заметив за собой старуху, Игараси убыстрил шаг, почти побежал. Здесь подрабатывала сиделкой статный воин Света.
 
   
По алфавиту  
По странам 
По городам 
Галерея 
Победители 
   
Произведения 
Избранное 
Литературное наследие 
Книжный киоск 
Блиц-интервью 
Лента комментариев 
   
Теория литературы  
Американская новелла  
Английская новелла  
Французская новелла  
Русская новелла  
   
Коллегия судей 
Завершенные конкурсы 
Чёрный список 
   
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
   
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2019 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru