Конкурс современной новеллы «СерНа - 4»ЛИТОБЗОР

Финал, Поединок "A", раунд 1

Автор рецензии, судья: Илона Муравскене
Вдохновить на роман-7


  

Финал, Поединок "A", раунд 1

Автор: Влада Ладная
Произведение: «Роль»

Автор: Александр Сороковик
Произведение: «На Сороковую Милю»

Итак, предпоследний обзор. Страшно не люблю это слово «предпоследний»,  потому что, по сути,  оно уже обозначает конец. Конец, завершение, финал.  Время, когда подводят итоги, считают баллы, называют лучших, поздравляют победителя.

Собственно, это очень хороший период. Долгожданные результаты, радость, огорчение, всё происходит в одно мгновение, эмоции льются через край, надежда, чудо, сбывшиеся мечты. Кажется, что за такие мгновения я отдала бы многое, потому что судить и выбирать –это одно, а ждать и с нетерпением заглядывать на страничку- это совсем другое, это ни с чем не сравнится.

И, возможно, я никогда бы не  написала этих строк, если бы не прочитала замечательную книгу Джулии Кэмерон,  закрыв которую, я стала все больше доверять тому, что рождается внутри и просится в мир через слова и звуки.

Что она предлагает? Она предлагает творческие «свидания», возможность пожить той или иной жизнью, прочувствовать в себе придуманного героя, вывести на поверхность его мысли, мечты, слова.

А я  ведь ломала голову: как выбрать? Как выбрать одного из двух авторов? Как сказать последнее слово, чтобы быть точно уверенной в своей правоте.

Подсказка Джулии Кэмерон пришлась очень кстати. Я решила пожить жизнью героев Влады Ладной и Александра Сороковика.

И вот «Роль».

Прожить  жизнь актёра оказалось нелегко. «Иди и смотри», - сказала актёру роль, и он, то есть я,  пошёл.

Передо мной «…улицы ломаные, как крылья чайки. То вверх взметнутся, то вниз и вбок провалятся, то в круговерть обратятся. Закрутят, заморочат, залиходействуют. Ум за разум заведут…»Вокруг «…толкались трамваи в пантографах-бигуди, остановки с пайцзой наперевес. У такси звезда во лбу горела, как у царевны-лебеди. Закатное небо нежно перебирало последние лазурные и перламутровые краски, как струны сямисена. Светофоры раскладывали пасьянс круглыми картами.

Фонари скупо выхватывали горсти пространства, светильни были густо-жёлтые, как аквариумы с мёдом… Стеклянные галереи на кривых ножках похожи были на крошку Цахес, повенчанного с хрустальной туфелькой Золушки…  Из подземного перехода, почему-то на пустыре, заросшем бурьяном, восставал из красноватого свечения кто-то в капюшоне, то ли средневековый монах, то ли палач, то ли маргинал, охотящийся за кошельками. В небе вспыхивали сигнальные ракеты…».

Вот что я видела, когда примерила на себя жизнь актёра из « Роли».

Но «…город, как одна сплошная зеленая дверь в стене, уводил в параллельные миры каждым взглядом обитателей, каждым писком бездомных котов, каждым жестом деревьев, беседовавших друг с другом на языке глухонемых...».

Кем был доктор Гааз?

Его чтили самые знатные, самые богатые и самые просвещенные москвичи. С ним приятельствовали сановники, литераторы, светские дамы, ученые. Но он,  прежде всего, спешил к своим больным, он посвящал все свои душевные силы, мысли, время и заработки беднейшим из бедных, бесправным, униженным, обездоленным людям.

Чтобы прожить и понять всю изнанку  души доктора Гааза, надо обладать сверхмастерством. Моих переодеваний и воображений не хватит, чтобы «раскусить» то, что спрятано внутри человека.

Человек - это  звучит гордо, согласна, но вытянуть роль  актёру вряд ли удастся, мне кажется, он чересчур поверхностный, наверное, поэтому и безымянный.

Моя следующая жизнь пришлась в холодный день.  Жизнь Генки из « Сороковой мили»  началась с чашки горячего чая ранним утром и ледяным, пронзительным  ветром.

Я шла  по колено в снегу, покрывалась ледяной коркой и почти не чувствовала обмороженных рук.

«Надо идти! Надо идти!»,- говорила я сама себе.

Но ветер сбивал с ног, я давилась холодом, снегом, снегом.  «Болел ушибленный бок, саднила ободранная рука, водой наполнились теперь не только ботинки, но и брюки и куртка. Надо вставать и идти! Уже не только чтобы доставить продовольствие, но и спасти себя…».  И ведь «...собаки провалились под лёд, и на Сороковой Миле дожидались продовольствия», а я не смогла зажечь сигнальный костёр. 

Скажу честно, жизнь Генки заставила меня подумать о многом. Может быть, даже заставила меня начать всё сначала, с чистого листа, так сказать. Взяла и одним махом перечеркнула всё, чем я  жила до сих пор.

Поэтому, пусть всегда побеждают смелые, мужественные, настоящие. Особенно тогда, когда все эти качества скрываются в маленьком двенадцатилетнем подростке.

Понедельник, 20 июня 2016


<<<Список литобзоров конкурса
 (0)
 (0)
Илона Муравскене>>>
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2020 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru