Конкурс современной новеллы «СерНа - 3»ЛИТОБЗОР

Финал, Поединок "A", раунд 1

Автор рецензии, судья: Валерий Рогожников
Делу венец


  

Финал, Поединок "A", раунд 2

Автор: Подобед Елена
Произведение:  «Дюндель Окимоно»

Автор: Логинов Василий
Произведение: «Чемоданчик Кавидад»

 

Итак, что мы имеем в остатке? Новеллу-притчу  Подобед Елены «Дюндель Окимоно» и новеллу Логинова Василия «Чемоданчик Кавидад» в стиле модерн. Поднапряг я свои извилины и решил, что нечего умничать. Может это и есть путь развития современной новеллы в интеграции с другими течениями и методами изложения?  Глядишь,  в следующем году появится новелла в стиле Рококо или новелла-анекдот? Флаг авторам в руки. Дерзайте! Даёшь новеллу кисти  Пабло Пикассо! А мы вернёмся к судейству.

Обе новеллы я уже обозревал ранее,  и не имеет смысла повторяться. Поэтому  пробегусь по отзывам других судей и выберу что-нибудь подходящее по теме.

О Чемоданчике  Кавидад.

Инна Ходас: « Реальность прожитая становится такой неуловимой, что никогда и не поймёшь, кто на самом деле сошёл с ума, а кому всё это только снится. Мир, помещающийся в чемодане, очень похож на мультик. Если быстро прокрутить отснятые на плёнку картинки жизни, а потом попробовать рассказать увиденное – так оно, примерно, и выйдет. А добавить чарующих тембров голосу, да отважиться, сглотнув полуулыбку, нырнуть в резко пахнущую подмышку – троллейбусные тролли, чьи караваны в жару напоминают верблюдов, покажутся на горизонте событий. Неминуемо. Бытие наше ужасно часто выглядит неправдоподобно. Что уж говорить о восприятии. Но какие аллегории! Так и судейство – штука до жути субъективная. Но, опять же, ассоциации! Тут нам без многоточий никак не обойтись.»

Яныч: «А фантазия у Василия неисчерпаемая, и лёгкость пера – дай боже каждому. Кроме того мудрую штуку придумал Логинов. Надо, например, что-то почему-то написать, а подходящего сюжета в столе нет. Берём какую-то известную вещь любимого писателя и пишем предисловие или послесловие, междусловие или околословие. И стилем не надо заморачиваться. Цепляешься за текст донора, врубаешь третью скорость, и але-оп! Шедевр готов.»

Ирина Блажевич: «Василий Логинов «умудрился» написать новеллу, по своей сложности напоминающую чёрный ящик фокусника-иллюзиониста. Этот ящик (или чемодан, если прибегнуть к терминологии самого автора) имеет не только двойное, но и тройное дно.»

«С самого начала, с первой части, не могла избавиться от ощущения, что заглотила наживку, умело приготовленную автором.

Не могу сказать, что являюсь поклонницей историй с таким печальным финалом, однако в данной новелле «всё на нужном месте».

Пётр Вакс: «А фантазия знатная. И всё приключение, и концовка. Очень пришлась по душе догадка, что земля имеет форму чемодана. Вначале было жаль мальчика, но это быстро прошло, когда я понял: никакого намёка на мораль в рассказе нет, я воспринимаю его как игру, начатую ради восхитительного полёта фантазии, и смысл тут заключается в самой возможности этой игры.»

«Если бы не требование неравного количества баллов, оба произведения получили бы по 50. А в этих условиях минимальное преимущество отдаю «Чемоданчику Кавидад». Потому что тоже воспринимаю жизнь, как игру нон-стоп.»

О «Дюнделе…».

Олег Глижинский: « Дюндель  Окимоно» отличает какая-то детская бесхитростность изложения, все возможные конфликты заботливо отодвинуты на задний план, события идут ровно, почти лениво, никто ни за что не борется, всё происходит само собой. Ну, да, и умирают тоже мимоходом.

Впрочем, насыщение повествования иронией нарушает детскость восприятия.

А история-то трагична. Японский миллиардер «поматросил-бросил» наивную дурочку, увлекающуюся нэцке и окимоно, она, что называется, «покатилась по наклонной», где и была подобрана следующим параллельным курсом бывшим мичманом. И дальше они катились уже вместе – беззлобные, бесхребетные, покорные своей участи. Всё это понимаешь уже потом, обдумывая прочитанное, а при чтении просто стараешься следить за событиями, дожидаясь завершения. Я думаю, что форма подачи материала здесь не та. Если используется ирония, в неё надо бы влить горечи сарказма. Выставить паузы там, где читатель должен был осознать, что же происходит. Возможно внести в кадр некоторые вещи.»

Илона Муравскене: «Очень добрая общая интонация у «Дюнделя» (простите за сокращение в названии). У автора вообще все рассказы очень добрые, а этот вообще добротой пропитан с ног до головы. Даже не столько добротой, сколько безграничной такой, совершенно неподдельной любовью ко всем персонажам, хотя они и совершенно беспутные.

Конечно, все в этом мире заслуживают счастья, видимо, я просто ворчу (из-за характера своего такого). Все, скорее всего, заслуживают снисхождения, но только, мне кажется, уж больно «Дюндель» получился слащавым.

Прямо таким сериальным что ли. С обязательным хэппи-эндом, с обязательным таким превращением главного героя в богатого дяденьку, миллиардера и владельца известной французско-японской парфюмерной компании.

Думаю, здесь концовка «подкачала», но в целом, рассказ, безусловно, хороший.»

Елена Шацких: «Сюжет первой новеллы немного печален, но не трагичен – пьющая пара, зажатая непростыми бытовыми обстоятельствами в однушке в убогой пятиэтажке, тихо уходит из этого мира, так и не пожив в тех условиях, о которых мечтали.  Кто виноват – даже не обсуждается. Просто  читателя ставят перед фактом – вот такая у людей сложилась жизнь. Что характерно для творчества Елены Подобед, так это органичная легкость в выстраивании сюжетной линии и нанизывании деталей повествования на сюжетную нить вне зависимости от того, о чем она пишет. Оставшийся после смерти родителей сын обретает долгожданную новую маму, которая дает ему то, чего он был лишен в детстве – она им занимается. Любит и занимается. Оказывается, просто любить и созерцать – мало для развития ребенка и становления его, как личности. Простая мысль, но такая важная, вокруг нее и вертится вся интрига произведения.»

Татьяна Шереметьева: «Уверена, что желание разобраться в многоточиях и авторских намеках в финале текста может возникнуть у многих читателей СерНы. И наверняка кто-то обязательно докопается до их сакрального смысла, скрытого под покровом авторского замысла.

Что же касается асессора, то до сакрального смысла он не докопался, но зато теперь точно знает, что российский сантехник хорошо, но японский миллиардер – лучше.»

Яныч: «Эмоциональное воздействие текста несомненно. Сразу хочется бежать куда-то и творить что-то доброе, а также вечное. Или впасть в нирвану. Пойду и налью вискаря на донышке за здоровье автора.»

Рогожников Валерий: Если чего перепутал или не так домыслил, прошу прощения. Времени в обрез. По моему мнению, на этом этапе конкурса Василий Логинов технично и безжалостно обошёл свою очень симпатичную соперницу. Ну да бог ему судья.

Понедельник, 29 июня 2015


<<<Список литобзоров конкурса
 (1)
Комментарии к произведению (1)
Валерий Рогожников>>>
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2020 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru