Конкурс современной новеллы «СерНа - 3»ЛИТОБЗОР

Одна восьмая финала, Поединок "H", раунд 2

Автор рецензии, судья: Татьяна Шереметева
Тайна сия велика есть


  

1/8 финала, Поединок "H", раунд 2

Автор: Иван Андрощук
Произведение: "Произнесенное вслух"

Автор: Алёна Подобед
Произведение: "Дюндель Окимоно"

 

По решению администрации конкурса «СерНа» в одном протоколе оказались два текста: «Произнесенное вслух» и «Дюндель Окимоно». И этот факт уже есть сюжет для новой новеллы с интригующей завязкой, захватывающим сюжетом, минимумом психологизма и неожиданным финалом.

Потому что трудно представить два менее схожих между собой произведения, представленных на один и тот же конкурс и вдобавок доставшихся одному и тому же незадачливому асессору.

Философско-отстраненная притча  о высоком: о непонятно почему молчащих  мудрецах – с жуткими физиологизмами и  неполиткорректными нападками на «на лицо ужасную, но добрую внутри» британскую корону  - это с одной стороны. Та сторона далеко, в той стороне есть мало кому знакомая Индия или как там в то время она называлась.

А с другой стороны – история о мальчике. История совершенно домашняя,  сюжеты  для подобных ей  наша действительность плодит тысячами каждый день. И если бы не сказочный финал, можно было бы подумать, что ее обсуждали соседки по лестничной площадке той самой девятиэтажки, о которой  пишет автор.  

Два сильно пьющих человека родили третьего. Потом выяснилось, что дитя нездорово, а потом и вовсе оказалось, что рождено оно не в законном браке, а во грехе.

И только маленький аппендикс – четыре строчки в конце этой новеллы – разворачивают повествование совсем в другую – сказочную сторону.

«Одно неловкое движение – и вы отец!», – сказал Жванецкий и был, как  всегда, прав.  Конечно, хорошо, когда этот отец –  сантехник.  Поверьте,  судия – лучший друг всех сантехников, но все же  японский миллионер тоже хорошо. А еще лучше, когда, согласно сюжету, он –  японский миллиардер.  Причем в данном случае имеют значение  оба слова.

Путь от  однушки где-то в спальном районе то ли Москвы, то ли Подмосковья и ежевечерних возлияний  безответственных родителей  до  сидящего сиднем больше тысячи лет  в своих диковинных индийских горах молчаливого гуру Махакалы  гораздо короче, чем можно подумать.

Перейти со странички одного автора на другую, и все.

Что мы и сделаем.

«Тайна сия велика есть», – ну вот, собственно,  что я могла бы ответить, спроси  меня, почему молчал тысячу лет старый Махакала и  почему такой молодой, но уже  такой неблагодарный ученик Махарика,  открыв в себе  дар воплощения речи, первым делом отправил на тот свет своего учителя? Почему его, молчащего среди пожарищ и крови Махакалу,  почитали и уважали,  и чем он заслужил такое к себе отношение?

И почему ни он, ни молодой Махарика не захотели помогать несчастным соотечественникам бороться с разнообразными напастями, в том числе и со злобными британскими колонизаторами?  

Мне непонятно почему Махарика,  в руках которого были сосредоточены неограниченные возможности по, как это сейчас называют «трансерфингу реальности», решил использовать свой дар только тогда, когда зашла речь о его  несчастной жене, на его глазах уже изнасилованной и выпотрошенной в прямом смысле  слова (нож в чреве, носящем младенца).

Мне непонятен пафос этого произведения.

«Этот мир не стоит ни взгляда, ни вздоха сожаления, ни, тем более слова». Может быть, эта цитата и есть главная потаенная мысль, транслируемая автором  человечеству посредством конкурса новеллы «СерНа»?

Не могу сказать.
Тайна сия велика есть.

И еще раз совершим невозможное. Оставим сидеть окаменевшего Махарику наедине с его размышлениями и вернемся в подмосковную однушку в так хорошо нам знакомой блочной девятиэтажке.

Сюжет  этой новеллы подобен конструктору Лего.  Это то, что не склеивается, это то, что можно собрать при условии, если все выступы и впадинки будут иметь взаимодополняемую природу (это не о том, о чем вы подумали). Тогда будет держаться.

В данном случае, благодаря фантазии автора, ее готовности войти в положение читателя и объяснить, где, когда и каким образом  случаются такие невероятные истории,   эта очень зыбкая конструкция  держится.

Дистанция между искусствоведом-японистом и мичманом-подводником велика. Она, практически, непреодолима.  Такова жизнь, увы. Дистанция между сильно пьющим искусствоведом, даже и японистом, и бывшим мичманом, а теперь выпивающим сантехником, есть, но она преодолима. Здесь много разных слов. Но ключевое слово одно – «пьющим». 

Трудно, но можно поверить, что до семи лет довели дитя, а врачу его показать так и не удосужились.  Трудно поверить, но можно, что сидел потом мальчик на лавочке и тихо радовался жизни. Это, скорее, похоже, на аутизм, чем на олигофрению. Впрочем, автору виднее.

Мама с папой от водки загнулись – тоже обычное дело. Да и в то, что бывший мичман проглотил обидную обиду от обидчицы жены, выяснив, что дитя прижито от другого, тоже можно поверить.

Алкоголь – великий модератор, вот где настоящий «трансерфинг реальности». Сам говоришь, сам веришь, а потом сам это видишь – как по-настоящему. А потом тебя добрые люди в белых халатах сажают в белую же машину.

Так, ну вот дело дошло до страстных нэцкеисток и окимонисток, прости меня, великий русский язык.  Одна наша нэцкеистка, другая – из Франции.

Японский миллиардер (ну мы с нашим национальным размахом уже сильно попривыкли к этому слову, «миллионер» на его фоне как-то не смотрится, согласна)  женат на французской,  а в душе  до своей кончины хранит образ нашей.

Дальше конструкция немного проседает. Трудно поверить даже в контексте этой истории, где российские  (данное прилагательное исключительно дань политкорректности) сантехники  и японские миллиардеры могут плениться одной и той же дамой.

И если это и так, то с какой же скоростью  произошла трансформация от нэцкеистки и окимонистки  до алкоголички, которую подобрал на улице сердобольный сентехник?  Вспомним, что дитя народилось недоношенное.

Финальная часть текста  заполнена многоточиями. Ну, это просто нечестно. Разбирайтесь, мол, сами: автор  и  про Дюндель, и про противовес рассказала, чай, не маленькие, сообразите.
Вот вам носатенький Сережа, он же Покимон, вот вам дама, у которой как назло, все мужья, кроме того японского,  с маленькими носами, вот вам неожиданный, головокружительный  финал, как и положено в новелле.

А больше вы от автора  ничего не узнаете. Потому что тайна сия велика есть…

Ну, вот и перекинули мы  волшебный мостик  из одной страны чудес в другую.

Что может быть общего между ними?  Это знает асессор. Но тайна сия… Дальше вы и без меня разберетесь.

Вторник, 28 апреля 2015


<<<Список литобзоров конкурса
 (1)
Комментарии к произведению (1)
Татьяна Шереметева>>>
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2020 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru