Конкурс современной новеллы «СерНа - 3»ЛИТОБЗОР

Групповой этап, Группа "A", раунд 3

Автор рецензии, судья: Олег Глижинский
Эзотерика, ирония и бармен Нуньес


  

1/16 финала, группа A, раунд 3

Автор: Иван Андрощук
Произведение: «Произнесённое вслух»

Автор: Юрий Совенко
Произведение: «Больная»

Автор: Юля Кургузкина
Произведение: «Пропавшие без вести»

Автор: Зеро Инкогнито
Произведение: «Царевна-лягушка»

 

В поединке № 33 3-го круга сошлись эзотерическая работа Ивана Андрощука «Произнесённое вслух» и рассказ на бытовую тему Юрия Совенко «Больная». Обе работы конкурсным заданиям не соответствуют.

В предмете, лёгшим в основу первой работы, я не разбираюсь, так наскоро глянул в Вики имя «Махакала», чтобы быть хоть немного в теме, так что вполне возможно, что что-то из текста я не воспринял или понял неверно.

Что же я увидел? История одного народа, подвергшегося завоеваниям монголов и европейцев, главным образом, англичан, включивший землю этого народа первой жемчужиной в свою корону. И над всем этим надзирают по очереди двое. Почему они ничего не делают? «Воистину, кто может, тот не хочет».

Или всемогущество — это проклятье такое, осознание которого наполняет человеконенавистничеством. Более того, мироненавистничеством. Персонаж так и говорит: «Этот мир не стоит ни взгляда, ни вздоха сожаления, ни, тем более, слова». И стоит ли удивляться, что первым деянием его стало убийство того, кто этот дар предъявил.

А потом было ещё убийство — своей жены и жены врага. Свою жену убил дважды, сначала не защитив своим даром, потом стерев её из мира одной фразой.

Бесцельность существования — удел и кара человеконенавистника. Не потому ли  Махакара заговорил с тем, кто имел власть его убить? Чтобы прекратить свою пытку. И не того ли теперь ждёт Махарика?

Суд и приговор над мизантропией, так я увидел суть рассказа.

Написан рассказ понятным языком, особых ошибок не заметно, только, пожалуй, выпадает из общего настроения фраза «бравый капрал наделал в штаны». Наверное здесь подошло бы что-то менее насмешливое.

 

Если вдруг рассказ «Больная» автобиографичен в чём-то или основан на реальных событиях, зацепивших авторское сердце, то наверное надо было отложить написание до того времени, когда боль ослабнет. Сюжет жизнен, узнаваем, трогателен, но изложение неудачное. Автор спешит излить эмоции на бумагу, пытаясь смягчить их болезненность нагромождением сарказма, теряя от стремления к последнему точность формулирования истории. Я думаю, простой, отстранённый язык был бы более адекватен событиям. Не скажу, что иронию надо совершенно изгнать из сюжета, просто ограничить сферу её распространения, сделать мягче.

Ну, пару примеров:

«Когда ко мне повернулись (кто? и несогласовка глагола во множественном числе с существительным в единственном) задом, но не окончательно, а так, в виде нового эксперимента, очередной блажи («блажь» неважно уточняет «эксперимент»), я оставил жену, которую любил слишком долго… (любить нельзя по собственному желанию)».

«Дрожащие пальцы хладнокровными гадами просятся в глотку...» - «просятся» не стыкуется с субъектом, здесь ближе более агрессивный глагол, коль скоро автору требуется именно такое сравнение.

«...желтело мышастое лицо...» - цветовая несогласовка.

А должна была получиться очень грустная, почти безысходная, пронзительно трогательная история. В сюжете имеется для этого всё.

В поединке я отдаю предпочтение рассказу «Произнесённое вслух».

 

Вторая дуэль третьего раунда группы «А» свела потустороннюю историю «Пропавшие без вести» Юли Кургузкиной и вполне реалистичную, но не лишённую загадки «Царевну-лягушку» Зеро Инкогнито. И опять работы не соответствуют конкурсным заданиям.

Автор пропавших без вести пытается заглянуть за край жизни — что там? Вопрос, беспокоящий многих. У автора имеется свой вариант, перекликающийся с событиями известного фильма «Призрак» (или «Привидение»). Однако несмотря на схожесть взаимодействия с миром живых в рассказе и фильме здесь вход в состояние «невидимости» иной — человек уходит из мира, не оставляя там тела. Физически это состояние противоречиво: человек видит, слышит, даже может «плюхнуться» на диван (сомнёт ли подстилку при этом?), но может проходить сквозь стены, с трудом, впрочем. Автор вправе формулировать заложенный фантастический элемент с той полнотой, с какой считает нужным. Мне кажется, что в данном случае сформулировано недостаточно.

Помимо людей среди «невидимых» есть две категории существ — гномы и твари. Первые детерминированы в своём отношении к окружающему миру, настроение вторых прописывается восприятием их. Впрочем, ни те, ни другие участия в развитии сюжета не принимают. Да и сюжет сводится к «просто встретились два одиночества». Впечатление остаётся, что это не рассказ, а лишь пролог к настоящей истории. Если же это полная история, тогда, мне кажется, стоило бы сократить всё не относящееся к развитию отношений между персонажами и уделить больше внимания этому развитию.

И пожалуйста, не используйте эпистолярно-принудительно-вежливую форму местоимения второго лица множественного числа без необходимости.

Название «Царевна-лягушка» отсылает к известной с детства сказке, ожидаешь, что встретишь женский персонаж, чья судьба перекликается с судьбой Василисы Прекрасной, в лягушку обращённой, потом наказанной за утрату лягушачьей кожи и спасённой любящим человеком. Есть в этом рассказе и женский персонаж, и любящий человек, даже лягушка имеется, но связи со сказкой я так и не нашёл.

А история эта о любви, о связи людей со своими корнями, о мудрости того, кто видит и осторожно, неторопливо помогает найти путь. Написано достоверно, за персонажами следишь, переживаешь за них. Но почему-то веришь, что с любящими всё будет хорошо, потому что они под присмотром мудрого. И даже весьма острый момент не в силах поколебать это чувство.

К чему придраться, кроме названия?

«В полдень желтый оскал тропического солнца стал невыносим» - оскал ассоциируется с опасностью, развивающейся быстро, возможно поэтому это слово кажется здесь мне неподходящим.

«Когда Нуньес поставил полупустой стакан на стол, женщина раздраженно махнула рукой и быстро зашагала прочь» - возникает неверная причинно-следственная связь событий. Может как-то так… «Ставя полупустой стакан на стол, Нуньес увидел, как...»

«И об одном городе, где часто дожди и туман, а с моря дуют холодные ветра. Где посреди редкого солнечного дня вдруг закапает теплый дождь,» - дважды упомянут дождь, сначала ассоциируемый с холодом, потом с теплом.

«Он выглядел усталым, и Нуньес подумал, что никогда не видел его у себя в баре» - не понял, о чём автор. Может, Нуньес не сразу узнал?

«Мансандра» - мансарда? Массандра?

В целом рассказ хорош. Ему и отдаю преимущество в поединке.

Поймал себя на мысли, что не отказался бы прочесть такой своеобразный сериал - «Истории бармена Нуньеса».

Вторник, 7 апреля 2015


<<<Список литобзоров конкурса
 (1)
 (0)
Олег Глижинский>>>
 
   
   Социальные сети:
  Твиттер конкурса современной новеллы "СерНа"Группа "СерНа" на ФэйсбукеГруппа ВКонтакте конкурса современной новеллы "СерНа"Instagramm конкурса современной новеллы "СерНа"
 
 
 
  Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов. Авторские права охраняются действующим законодательством. При перепечатке любых материалов, опубликованных на сайте современной новеллы «СерНа», активная ссылка на m-novels.ru обязательна. © "СерНа", 2012-2020 г.г.  
   
  Нашли опечатку? Orphus: Ctrl+Enter 
  Система Orphus Рейтинг@Mail.ru